Поэзия

Тема в разделе 'Литература', создана пользователем Лакшми, 10 мар 2014.

  1. Оффлайн
    Nemo

    Nemo Пользователь

    man-of-earth-26-638.jpg
    TERMINUS

    Шеймас Хини

    I
    Ковыряясь в земле, я находил
    Желудь шершавый и ржавый болт.

    Поднимая глаза, видел холмы
    И дымящую заводскую трубу.

    Вслушиваясь, различал стук машин
    И топот лошадиных копыт.

    Что за диво, если мысли мои
    Двоились, одна сквозь другую сквозя?



    II
    Когда славили белочки мудрой запас,
    Он сиял предо мной, как рождественский дар.

    Когда обличали скупцов, — медяки
    Жгли карман мне, как уголья из костра.


    Я был пограничной канавой, томясь
    Невозможностью примирить берега.



    III
    И все-таки, если иначе взглянуть,
    Два ведра легче нести, чем одно.

    Я вырос, привыкнув изгибом хребта
    Уравновешивать лишний вес.

    Меж двух приходов, меж двух баронств —
    Стоя на камне посредине реки,

    Я был, как последний эрл на коне,
    Окликающий равных на том берегу.


    0_481f7_f62c1f8_L.433.jpg
    Терминус
    Владимир Куприн

    Во тьме рождается заря,
    Она приходит ниоткуда.
    И уловить секунду чуда
    Не могут ухо и ноздря.

    В селе брехнёт спросонья пёс.
    Качнётся ветка в тёмном лесе,
    Мгновенья солнечного блеска
    Ещё не чует спящий плёс.


    Речная заводь, камыши;
    Шумит поток, спадая с гребли;
    Змеятся жёлтых лилий стебли…
    Всё ждёт отрады для души.

    Но вот наметилась вдали
    Слабо светящаяся щёлка –
    Разрез на чёрной глади шёлка,
    Скрывающего грудь земли.

    Через разрез сочится свет,
    Пропитан колером кармина,
    Как будто римский бог Терминус
    Своим порезом чертит след.


    herms.jpg
    Terminus a quo
    Марк Стрелецкий

    Великим огнем, струей и потоком
    Спускается с неба живительный дар
    Сочится сквозь щель распахнутых окон
    Глотается ртами как сладкий нектар .

    Но что же случилось, что прячет от нас
    Крикливо немое жизнеродное светило?
    Громыхая верлибром, отцовский наказ
    Разрешает все то, что мать запретила .

    Читайте же с болью бытия апокрифы
    Окунайтесь челом в коррозию ветра
    Тревожным морем разбивайтесь о рифы.
    Пляшите у бездны, до края три метра .

    Народы великие, страшите меня
    Когда в сердце поет овод хищноокий
    Не способны обнять вы душою моря
    И криком "Люблю!" воскресить одиноких .

    Экстазные речи глаголит Мельпомена
    О том как безногий пытался ходить
    Мы отыщем спасение в сетях экумена
    Почему же скользка гармонии нить?

    Все праздники нынче - торжество левосудия
    Тщетно вопрошаю Дедала о крыльях
    В песнях живет лишь то словоблудие
    Что в театре развеяно прахом на стульях .

    Арес и Энио клеймили обшлаг
    Славили рьяно войны лепрозорий
    Камни в песок превращает кулак
    Тесно и душно в бескрайнем просторе .

    Держите друг друга на дистанции выстрела
    Язвите устами сквозь шипение трубки
    Огнем и водою я истину выстрадал
    Танцуйте шутами под пение дудки .

    Но однажды над горем и слезной росой
    Солнце раскинется и экзоруины
    Вновь засверкают прекрасной звездой
    Как сверкают весной ветви рябины

    Почва щедра и россыпь камелии
    Странника встретит без лишнего шума
    Сладкими нотами манит Офелия
    От бурной воды я спасен корнем дуба .

    Безгрешное чадо видит сны о грядущем
    Как я решаю судьбы логарифмы
    Покуда ваш поезд еще не пропущен
    Услышьте же эхо скальпеля рифмы !

    250px-Design_for_a_Stained_Glass_Window_with_Terminus,_by_Hans_Holbein_the_Younger.jpg

    Термiнусу - Охоронцю меж

    Нiч пролетить, i потому торжество починається Богу,

    Що вказівками своїми наші межує поля.
    Термін ! Ти камінь чи пень, іще древніми в землю заритий,

    В образі тому чи іншому видно божественний лик.
    З різних боків сусіди прикрашають вінками тугими,

    Термін священний, тобі заспівають хвалу.
    Термін, межує собою міста, і народи, і царства,
    І без тебе за ниви сварився би завжди народ.

    Ти непідкупний, тебе не спокусять ні гроші, ні слово,
    Вірний ти сторож границь, що позначив Закон.

    Знаєш, як сталося те, коли будували наш Капітолій?
    Термін по волі Богів в храму кордони ввійшов.
    І як переказу слово глаголить, серед Божого храму лишився,
    Разом з Юпітером в храмі знаходиться він.

    Та й дотепер над собою, щоб зоряне небо він бачив,
    В храмі покрівлі йому прорубали вікно.
    Термін, позбувся тоді ти навіки рухливості волі,
    Й постійно стоїш там, де заритий колись.
    Як попросить сусід, ніяких йому скидок не робиш,
    Щоб не сказали, що людям даєш переваги над Богом.
    Последнее редактирование: 23 июн 2015
  2. Оффлайн
    Рцы

    Рцы Пользователь

    Принимай события легко, без усилий,
    и через некоторое время напор мыслей,
    внешних и внутренних, спадает сам собой,
    и истинное лицо проявит себя.

    Тело и ум, свободные от всех мотиваций,
    всегда появляются как пустота и абсолютное тождество,
    сияя, как яркость небес, в центре широкого
    пространства существующих вещей,
    не требуя полировки или очистки.
    Это за пределами всех концепций,
    за пределами бытия и не-бытия.

    Оставь свои бесчисленные знания,
    впечатления, понимания и иди в эту
    необъятность пространства.
    Когда ты пришел в эту протяженность,
    в твоем сердце нет и пятнышка буддизма,
    а когда в тебе нет ни пятнышка знаний,
    ты обретаешь истинное видение Будд и патриархов.

    Истинная правда похожа на необъятное пространство,
    которое содержит все явления.
    Когда ты можешь приходить и идти
    во всех религиях одинаково,
    когда нет ничего специфически твоего
    ни внутри, ни снаружи,
    когда ты соответствуешь высокому
    и соответствуешь низкому,
    соответствуешь квадратному и соответствуешь круглому, —
    тогда это То.

    Пустота моря позволяет волнам подниматься;
    пустота горных долин производит эхо,
    пустота сердца рождает Будду.
    Когда твое сердце пусто, вещи отражаются в нем,
    как в зеркале, сияя там без всякого различия между ними.
    Жизнь и смерть — это иллюзия,
    все Будды — в одном твоем теле.

    Дзен — это не что-то таинственное,
    это просто попадание в цель и пронзание событий.
    Если ты отбросишь все сомнения,
    течение жизни и смерти прервется само.
    Я спрашиваю вас всех:
    Вы видите это или нет?
    Как в июне снег тает на вершине Фудзи.

    @Букко
    [​IMG]
  3. Оффлайн
    Рцы

    Рцы Пользователь

  4. Оффлайн
    Рцы

    Рцы Пользователь

    Мою душу не терзают печали,
    я позабыл вкус табака и вина,
    от погружения в себя мои глаза изрядно устали,
    а мне наплевать, я с упоением гляжу в никуда.

    Там нет мест для дешевых страстей и тревог,
    а это,друг мой,незабываемое чувство,
    ничто не благо,ничто не порок,
    когда внутри тебя пусто

    Ты можешь сколько угодно
    прикидываться на людях собой
    изучать мир и его жителей - интересно
    но все это меркнет перед той темнотой
    глухой,пустой,неиссякаемой тайной
    что является тобой

    Проснувшись, ты посмотришь в окно уже другими глазами
    возможно станет немного грустно: все эти люди никогда себя не встречали
    и в тот же момент,мой дорогой, ты вспомнишь все прошлые сны
    в которых рождаясь, мы умирали в иных.

    Автор неизвестен
  5. Оффлайн
    Mitiay

    Mitiay Пользователь


    жаль что реальность не пошла подобным(конечно фейковым)[​IMG] путём
  6. Оффлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел


  7. Оффлайн
    Эриль

    Эриль Практикующая группа

    Замолчать, чтоб Ты заговорил,
    Замолчать, чтобы Тебя послушать,
    Стать пустым без мыслей и без сил,
    Чтобы Ты мою заполнил душу.
    О, какой прекрасный храм воздвиг
    Ты в моих опустошённых недрах!
    Господи, о, как же Ты велик!
    Господи, Твоя безмерна щедрость.

    ---------------------------------------------

    Смысл жизни - в разрастании души.
    О, этот свет, растущий белой ночью!..
    Забудь про все, вопросы заглуши -
    Сейчас ты зришь незримое воочью.
    Смысл жизни в том, чтобы как этот свет,
    Обнять собой бескрайние просторы.
    Преград неодолимых больше нет -
    Свет проницает каменные горы.

    Смысл жизни - в единении с Тобой.
    Другого смысла в этой жизни нет.
    Ты для меня - не кто-то, не другой.
    Так в сердце зачинается рассвет.
    Так, где-то в сердцевине темноты,
    Раскрылся тихо светоносный глаз,
    И есть теперь уже не я и Ты,
    А кто-то Третий вместо прежних нас.
    И я шепчу беззвучно: только будь...
    Да Ты не Ты и я уже не я,
    Но в нашем единении вся суть,
    Весь смысл и оправданье бытия.

    ------------------------------------------

    И вот часы остановились.
    Вовне движенья больше нет.
    Вовне – блаженное бессилье.
    И вдруг открывшийся просвет
    Вовнутрь, в то тайное скрещенье,
    Где здесь и там переплелись,
    И видно, как вершит движенье
    Неиссякающая Жизнь.

    ------------------------------------------

    Ты раскрываешь душу нам,
    Нас тихо обнимаешь светом.
    А мы… мы ищем здесь и там.
    А мы всё спрашиваем: где Ты?
    Ты Дух зажёг, как небосвод,
    И тихо шепчешь на закате:
    Лишь только тот Меня найдёт,
    Кто сам раскроет Мне объятья.


    Зинаида Миркина
  8. Оффлайн
    Рцы

    Рцы Пользователь

    Константин Бальмонт о колесе Сансары и Татхагатагарбхе. Надо отметить, что Бальмонт интересовался буддизмом, перевел с санскрита поэму Ашвагхоши "Жизнь Будды". К числу наиболее известных буддийских стихотворений Бальмонта обычно относят: "Майя", "Круговорот", "Жизнь", "Паук".

    Круговорот

    Не только люди и герои,
    Волненье дум тая,
    Томятся жаждой в душном зное
    Земного бытия.
    Но даже царственные боги
    Несут тяжелый плен,
    Всегда витая на пороге
    Все новых перемен.

    Они счастливее, чем люди,
    Герои равны им,
    Но все они скорбят о чуде
    Всем существом своим.
    В оковах жизни подневольной
    Запутанных миров,
    Скорбят о вечности безбольной
    Непреходящих снов.

    И только Он, Кто всех их видит
    С незримой высоты,
    Кто бледной травки не обидит,
    В Чьем лоне я и ты,—
    Лишь только Он, всегда блаженный,
    Ничем не утомлен,
    И жизнь с ее игрой мгновенной
    Пред ним скользит, как сон.

    Никем не понят и незнаем,
    Он любит свет и тьму,
    И круг заветный мы свершаем,
    Чтобы придти к Нему.
    Как луч от Солнца, в жгучем зное,
    Сквозь бездну мглы скользим,
    И вновь — к Нему, в святом покое,
    И вот мы снова — с Ним!
    [​IMG]
  9. Оффлайн
    Беркана

    Беркана Пользователь

    Медлительной чредой нисходит день осенний,
    Медлительно крутится желтый лист,
    И день прозрачно свеж, и воздух дивно чист -
    Душа не избежит невидимого тленья.

    Так, каждый день стареется она,
    И каждый год, как желтый лист кружится,
    Всё кажется, и помнится, и мнится,
    Что осень прошлых лет была не так грустна.

    А.А.Блок, 1900
  10. Оффлайн
    Рцы

    Рцы Пользователь

    Сегодня исполняется 120 лет Сергею Есенину!
    [​IMG]
    Не жалею, не зову, не плачу,
    Всё пройдёт, как с белых яблонь дым.
    Увяданья золотом охваченный,
    Я не буду больше молодым.
    Ты теперь не так уж будешь биться,
    Сердце, тронутое холодком,
    И страна берёзового ситца
    Не заманит шляться босиком.
    Дух бродяжий! ты всё реже, реже
    Расшевеливаешь пламень уст
    О моя утраченная свежесть,
    Буйство глаз и половодье чувств.
    Я теперь скупее стал в желаньях,
    Жизнь моя? иль ты приснилась мне?
    Словно я весенней гулкой ранью
    Проскакал на розовом коне.
    Все мы, все мы в этом мире тленны,
    Тихо льётся с клёнов листьев медь...
    Будь же ты вовек благословенно,
    Что пришло процвесть и умереть.
  11. Оффлайн
    Беркана

    Беркана Пользователь

    До свиданья, друг мой, до свиданья.
    Милый мой, ты у меня в груди.
    Предназначенное расставанье
    Обещает встречу впереди.

    До свиданья, друг мой, без руки и слова,
    Не грусти и не печаль бровей, -
    В этой жизни умирать не ново,
    Но и жить, конечно, не новей.

    С.А.Есенин, 1925
  12. Оффлайн
    Васиштха

    Васиштха Практикующая группа

  13. Оффлайн
    Рцы

    Рцы Пользователь

    8 октября 1892 года родилась Марина Ивановна Цветаева.

    [​IMG]

    Красною кистью
    Рябина зажглась.
    Падали листья.
    Я родилась.

    Спорили сотни
    Колоколов.
    День был субботний:
    Иоанн Богослов.

    Мне и доныне
    Хочется грызть
    Жаркой рябины
    Горькую кисть.
  14. Оффлайн
    Рцы

    Рцы Пользователь

    владимиру фомичёву

    в юности любил умирать, представлял по себе воронку,
    опаленных друзей, от горя живых едва.
    а теперь помру - отойду покурить в сторонку.
    жизнь сойдется за мной без шва.
    в юности любил побольней: терзают - и ты терзаешь.
    падал освежеванным в ночь, с бутылкою в кулаке.
    а как отдал всех бывших жен потихоньку замуж,
    так ты знаешь, иду теперь налегке.
    в юности любил быть умней, стыдил бы тебя, невежду,
    придирался к словам, высмеивал, нес бы чушь.
    а потом увидел, как мал, и с тех пор ничего не вешу.
    полюбил учиться. теперь учусь.
    в юности любил побороться с богом, пока был в силе,
    объяснить, что ему конкретно не удалось.
    внук родился - и там меня, наверху, простили.
    я увидел, как он идет через нас насквозь.
    я молился, как ты: "дай мне, отче, высокий терем,
    ремесло и жену, укрепи меня, защити".
    вместо "дай мне, отче, быть благодарным своим потерям.
    дай мне всё оставить, чтобы тебя найти".

    Vera Polozkova
  15. Оффлайн
    Эриль

    Эриль Практикующая группа

    И есть единственное чудо –
    Отбросить первородный грех
    И вдруг узнать себя повсюду –
    Вблизи, вдали, во всем, во всех.

    Ты-только малая частица,
    Из ткани вырванная нить,
    Способная соединиться
    С собой и Бога исцелить.


    ------------------------------------------


    Возьми глаза мои в свои
    Вот так же, как залив берет
    В себя всецелый небосвод
    И застывает в забытьи.

    И пусть весь мир сквозь нас течет
    И, совершив круговорот,
    К Творцу миров вернется вновь
    Его любовь.


    --------------------------------------------


    А за окошком-золотая осень,
    Сияние господнего огня.
    Вот Тот, кого о милостыне просим,
    Свою любовь обрушил на меня.
    Да, прямо в растворившуюся душу,
    Лишенную уже последних сил,
    Свою любовь бездонную обрушил
    И ничего взамен не попросил.


    -------------------------------------------


    Не суесловь, не торопись!
    Вот в этот миг творится жизнь.
    И, всеми красками горя,
    По небу разлилась заря.
    Через всецелый небосвод
    Создатель мира нас зовет
    К Себе. Твои заботы—дым.
    Побудь одно мгновенье с Ним.
    Ты слышишь? Только лишь одно.
    И—жизнь перевернет Оно.


    ----------------------------------------------


    Когда душа совсем полна
    И грех искуплен первородный,
    Нет смерти. Есть лишь тишина,
    В которой Богу так свободно!

    Я не во тьме ночной тону,
    А, вдруг забыв земные муки,
    Вся погружаюсь в тишину,
    Как в любящие Божьи руки.

    И во все стороны открыт
    Простор. Его, как сердца, много.
    И Бог творит, творит, творит.
    А я - не разлучаюсь с Богом…



    Зинаида Миркина
  16. Оффлайн
    Рцы

    Рцы Пользователь

    Виктория БЕРГ. "Слушая тишину"

    [​IMG]


    Торможение

    "Я уже подробно объяснял, что торможение, запрещающее убийство или ранение сородича, должно быть наиболее сильным и надежным у тех видов, которые... социально объединены"
    Конрад Лоренц, "Агрессия"

    Так нет же –
    вместо того чтобы пить молоко из глиняной чашки,
    отщипывая по кусочку хрустящий горячий хлеб,
    ты молча натягиваешь фланелевую рубашку,
    колючий свитер под горло и падаешь в тысячу неб,
    хлопнув закрытой дверью, как будто ударив наотмашь
    кого-то внутри себя – только бы снова не зарычать. –
    Чтоб где-то в фонарном созвездьи, остановившись, вспомнить,
    что вечер отлился в форму забытого дома ключа
    и быстро тускнеет рядом с остывшей французской булкой.
    Вернуться по следу так просто, но вряд ли придешь назад –
    и ты тупо кружишь по клетке скверов и переулков,
    боясь всепрощения зверя в родных, незнакомых глазах.

    Полеты безумных

    Какая-то глупость – искать наудачу
    и в небо смотреть - в ожидании чуда,
    и верить - все просто немного иначе,
    чем нам показалось, ведь проще верблюду
    пролезть от безделья в игольное ушко,
    чем вдруг перестроить миры и эпохи,
    в которых уже куковала кукушка,
    нам жизнь измеряя на миги и вздохи,

    в которых мы стольких себя растеряли
    и стольких любили - во вред ли, во благо?
    И, может быть, проще без этих сияний,
    без этих полетов и реющих флагов
    над башнями хижин, вигвамов и чумов,
    без боя курантов под ребрами, слева?...
    Но только смеюсь и с отвагой безумных
    врываюсь в тебя, как в бездонное небо.

    Слушая тишину

    Последовав за стрелкой стрекозы
    над гребнями нагретой солнцем хвои,
    вдруг попадёшь в сияющую зыбь,
    где зной сухой на мёде трав настоян,
    где крылышки мушиные поджав,
    качается берёзовое семя –
    почти застыв, вбирая вязкий жар -
    в предчувствии грядущих потрясений.
    Попав в его замедленные сны,
    почти вплавляясь в алюминий неба,
    услышишь монотонный гул волны
    и ветер в кронах. Между сосен бледно
    блеснёт, играя, моря чешуя -
    почувствуешь – пронзительно, тревожно –
    как брызги леденистого огня
    взлетают ввысь и… падают на кожу,
    и проникают глубже, расслоив
    тебя на небеса, стрекоз и вечность,
    и ты, - не отрываясь от земли, -
    становишься бездонным, бесконечным…

    Страница автора в Сети.
  17. Оффлайн
    Эриль

    Эриль Практикующая группа

    Жизнь уходит из рук, надвигается мгла,
    Смерть терзает сердца и кромсает тела,
    Возвратившихся нет из загробного мира,
    У кого бы мне справиться: как там дела?

    В детстве ходим за истиной к учителям,
    После — ходят за истиной к нашим дверям.
    Где же истина? Мы появились из капли,
    Станем — ветром, Вот смысл этой сказки, Хайям!

    О невежды! Наш облик телесный — ничто,
    Да и весь этот мир поднебесный — ничто.
    Веселитесь же, тленные пленники мига,
    Ибо миг в этой камере тесной — ничто!

    Все, что в мире нам радует взоры, — ничто.
    Все стремления наши и споры — ничто,
    Все вершины Земли, все просторы — ничто.
    Все, что мы волочем в свои норы, — ничто.

    В этом мире ты мудрым слывешь? Ну и что?
    Всем пример и совет подаешь? Ну и что?
    До ста лет ты намерен прожить? Допускаю,
    Может быть, до двухсот проживешь. Ну и что?

    Что есть счастье? Ничтожная малость. Ничто.
    Что от прожитой жизни осталось? Ничто.
    Был я жарко пылавшей свечой наслажденья.
    Все, казалось, — мое. Оказалось — ничто.

    Жизнь похожа на сон. Но не вечно же спать!
    Этот мир — эти горы, долины, моря -
    Как волшебный фонарь. Словно лампа — заря.
    Жизнь твоя — на стекло нанесенный рисунок,

    Неподвижно застывший внутри фонаря.

    Омар Хайям
  18. Оффлайн
    Nemo

    Nemo Пользователь

    Весь мир в тебе, и ты, как мир, един.
    Со всеми будь, но избегай общин.
    Их основал когда-то дух, но вот
    Толпа рабов, отгородясь, бредет
    За буквой следом, накрепко забыв
    Про зов свободы и любви порыв.
    Им не свобода - цепи им нужны.
    Они свободой порабощены.
    И, на колени пав, стремятся в плен
    К тому, кто всех зовет восстать с колен.
    Знакомы им лишь внешние пути,
    А дух велит вовнутрь себя войти
    И в глубине увидеть наконец
    В едином сердце тысячи сердец.
    Вот твой предел, твоих стремлений край,
    Твоей души сияющий Синай.
    Но здесь замри. Останови полет,
    Иначе пламя грудь твою прожжет.
    И, равновесье обретя, вернись
    К вещам и дням, вдохнув в них ширь и высь.
    О, твердь души! Нерасторжимость уз!
    Здесь в смертном теле с вечностью союз
    И просветленность трезвого ума,
    Перед которым расступилась тьма!
    Я только сын Адама, я не бог,
    Но я достичь своей вершины смог
    И сквозь земные вещи заглянуть
    В нетленный блеск, божественную суть.
    Она одна на всех, и, верен ей,
    Я поселился в центре всех вещей.
    Мой дух - всеобщий дух, и красота
    Моей души в любую вещь влита.
    О, не зовите мудрецом меня,
    Пустейший звук бессмысленно бубня.
    Возьмите ваши звания назад,-
    Они одну лишь ненависть плодят.
    Я то, что есть. Я всем глазам открыт,
    Но только сердце свет мой разглядит.

    Абу ибн аль-Фарид
  19. Оффлайн
    Mitiay

    Mitiay Пользователь

    [​IMG]
    Всё тише бьётся море в сушу,
    В себя уходит вновь волна.
    Речей я больше и не рушу,
    Когда не вижу в них и дна.
    Но ими строится отрада -

    Смочить и сдвинуть море в дне,
    Ведь посуху ум телом ходит,
    Как капля океана в сне.

    Что наши речи? В обороте
    Ты видишь всё, как в зеркалах,
    И поцелуем ты встречаешь,
    Что возвращается впотьмах.
    Все речи - только отраженья
    Воды словесной в суете,
    Коль остановлено движенье,
    То никого нет и нигде.

    Всё ровно в бесприградном штиле
    И ясно без творенья снов,
    Но только образ вновь творится
    От переполненности слов.
    Безмолвье знаем мы, как ясность,
    И в нём источник наших реч,
    И стоит ли "совсем несчастных"
    Нам от безмолвия стеречь?

    Пускай бунтуют, негодуют
    И выражают всё сполна,
    Пока волнами от сердечья
    Не прикоснутся знаний дна.
    Оно волшебно и живое,
    Но рассказать тому, кто слеп,
    Идти придётся от покоя,
    И путь готовит только склеп.

    В сознанье целом есть отрада,
    Где ты всегда вернёшься в дом,
    Но в это чудное мгновенье
    Забывший верит всё ж с трудом.
    Ведь дом его - одни лишь речи,
    А пустота - не человечья.
    автор: "Джали"мой понимающий друг [​IMG]
  20. Оффлайн
    Mitiay

    Mitiay Пользователь

    Иосиф Бродский - стихи Л. В. Лифшицу
    [​IMG]
    Я всегда твердил, что судьба - игра.
    Что зачем нам рыба, раз есть икра.
    Что готический стиль победит, как школа,
    как способность торчать, избежав укола.
    Я сижу у окна. За окном осина.
    Я любил немногих. Однако - сильно.


    Я считал, что лес - только часть полена.
    Что зачем вся дева, раз есть колено.
    Что, устав от поднятой веком пыли,
    русский глаз отдохнет на эстонском шпиле.
    Я сижу у окна. Я помыл посуду.
    Я был счастлив здесь, и уже не буду.


    Я писал, что в лампочке - ужас пола.
    Что любовь, как акт, лишена глагола.
    Что не знал Эвклид, что, сходя на конус,
    вещь обретает не ноль, но Хронос.
    Я сижу у окна. Вспоминаю юность.
    Улыбнусь порою, порой отплюнусь.


    Я сказал, что лист разрушает почку.
    И что семя, упавши в дурную почву,
    не дает побега; что луг с поляной
    есть пример рукоблудья, в Природе данный.
    Я сижу у окна, обхватив колени,
    в обществе собственной грузной тени.


    Моя песня была лишена мотива,
    но зато ее хором не спеть. Не диво,
    что в награду мне за такие речи
    своих ног никто не кладет на плечи.
    Я сижу у окна в темноте; как скорый,
    море гремит за волнистой шторой.


    Гражданин второсортной эпохи, гордо
    признаю я товаром второго сорта
    свои лучшие мысли и дням грядущим
    я дарю их как опыт борьбы с удушьем.
    Я сижу в темноте. И она не хуже
    в комнате, чем темнота снаружи.