Поэзия

Тема в разделе 'Литература', создана пользователем Лакшми, 10 мар 2014.

  1. Оффлайн
    ATMAN

    ATMAN Пользователь

    В меня вместятся оба мира, но в этот мир я не вмещусь:
    Я суть, я не имею места — и в бытие я не вмещусь.
    Все то, что было, есть и будет, — все воплощается во мне,
    Не спрашивай! Иди за мною. Я в объясненья не вмещусь.
    Вселенная — мой предвозвестник, мое начало — жизнь твоя. —
    Узнай меня по этим знакам, но я и в знаки не вмещусь.
    Предположеньем и сомненьем до истин не дошел никто:
    Кто истину узнал, тот знает — в предположенья не вмещусь.
    Поглубже загляни в мой образ и постарайся смысл понять, —
    Являясь телом и душою, я в душу с телом не вмещусь.
    Я жемчуг, в раковину скрытый. Я мост, ведущий в ад и в рай.
    Так знайте, что с таким богатством я в лавки мира не вмещусь.
    Я самый тайный клад всех кладов, я очевидность всех миров,
    Я драгоценностей источник,- в моря и недра не вмещусь.
    Хоть я велик и необъятен, но я Адам, я человек,
    Я сотворение вселенной, — но в сотворенье не вмещусь.
    Все времена и все века — я. Душа и мир — все это я!
    Но разве никому не странно, что в них я тоже не вмещусь?
    Я небосклон, я все планеты, и Ангел Откровенья я.
    Держи язык свой за зубами, — и в твой язык я не вмещусь,
    Я атом всех вещей, я солнце, я шесть сторон твоей земли.
    Скорей смотри на ясный лик мой: я в эту ясность не вмещусь.
    Я сразу сущность и характер, я сахар с розой пополам,
    Я сам решенье с оправданьем, — в молчащий рот я не вмещусь.
    Я дерево в огне, я камень, взобравшийся на небеса.
    Ты пламенем моим любуйся, — я в это пламя не вмещусь.
    Я сладкий сон, луна и солнце. Дыханье, душу я даю.
    Но даже в душу и дыханье весь целиком я не вмещусь.
    Старик — я в то же время молод, я лук с тугою тетивой.
    Я власть, я вечное богатство, — но сам в века я не вмещусь.
    Хотя сегодня Насими я, и хашимит и корейшит,
    Я — меньше, чем моя же слава, — но я и в славу не вмещусь.

    Имадеддин Насими
    Последнее редактирование: 11 мар 2018
  2. Оффлайн
    Шанккара

    Шанккара Пользователь

  3. Оффлайн
    Mitiay

    Mitiay Пользователь

    [​IMG]

    Я была...
    Время с ним не рискует. Часы стоят.
    Лишь секунды крадутся практически вне закона.
    И построчные мудрые мысли - бесценный яд,
    Принимаются внутрь - как вакцина.

    Я была..
    У него там семья из двухсот картин –
    Чёрно-красные музы присыпаны пылью мрака.
    Мы молчали о сложном. Теперь он молчит один.
    Мы умели смеяться, когда нам хотелось плакать.

    Я была у него.
    Отражалась в его зрачках..
    Беспринципно, вникая в утопию слов и быта.
    Но не стала ни музой, ни звуками от смычка,
    Ни фатальной ошибкой
    Всё скользнуло мимо.


    Я была в Его жизни.
    Тишину на слова дробя,
    Выбирая цвет чая, вкус утра и профиль снимка.
    И осталась победой в не начатой им войне.
    Пребывая в несбыточных смыслах.

    За что и была -убита.
  4. Оффлайн
    Шанккара

    Шанккара Пользователь

  5. Оффлайн
    Эриль

    Эриль Практикующая группа

    Я умирал травой и птицей,
    В степи, в лесу -
    В великом прахе раствориться,
    Лицом в росу.
    И человеком - скиф, маори,
    Дравид и галл,
    В Гондване, Яве, Траванкоре
    Я умирал.

    Мне было душно, смертно, больно,
    Но в вышине
    Блистал он в радугах Ирольна,
    Склонясь ко мне.

    И с каждой смертью, встречей каждой
    С его лучом,
    Я слышал вновь: - Твори и страждай!
    Тоскуй!.. - О чем,

    О ком сумел бы тосковать я,
    Как о тебе, -
    Слиянье, тождестве, объятье
    В одной судьбе?

    Твори меня! Учи, не медли,
    Рвать помоги
    Узлы грехов, деяний петли,
    Ночей круги.

    Тебе сойти мной было надо
    Вниз, в прах, на дно.
    А кто ты - Атман, дух, монада -
    Не все ль равно?

    1947
    Андреев Даниил
  6. Оффлайн
    Mitiay

    Mitiay Пользователь


    Быть женщиной - что это значит?
    Какою тайною владеть?
    Вот женщина. Но ты незрячий.
    Тебе её не разглядеть.
    Вот женщина. Но ты незрячий.
    Ни в чём не виноват, незряч!
    А женщина себя назначит,
    как хворому лекарство - врач.
    И если женщина приходит,
    себе единственно верна,
    она приходит - как проходит
    чума, блокада и война.
    И если женщина приходит
    и о себе заводит речь,
    она, как провод, ток проводит,
    чтоб над тобою свет зажечь.
    И если женщина приходит,
    чтоб оторвать тебя от дел,
    она тебя к тебе приводит.
    О, как ты этого хотел!
    Но если женщина уходит,
    побито голову неся,
    то всё равно с собой уводит
    бесповоротно всё и вся.
    И ты, тот, истинный, тот, лучший,
    ты тоже - там, в том далеке,
    зажат, как бесполезный ключик,
    в её печальном кулачке.
    Она в улыбку слёзы спрячет,
    переиначит правду в ложь...
    Как счастлив ты, что ты незрячий
    и что потери не поймёшь.

    Римма Казакова
  7. Оффлайн
    Mitiay

    Mitiay Пользователь

    [​IMG]
    В тот день
    Я шел зимою вдоль болота
    И чувствовал, как жизнь вмерзает в лёд,
    Пока, таясь за зарослями, кто-то,
    Идёт за мной, на смерть меня ведёт.

    А за спиной - алеющие тени,
    И тихие, упорные шаги,
    И месиво из снега и растений
    За нами оставляют сапоги.

    Не уступить, не дать себе забыться!
    Хотя бы постараться не уснуть.
    Ведь мне уже нельзя остановиться -
    Я больше не смогу пройти свой путь.

    И, кажется, идти ещё немного,
    Но мир уже ныряет в темноту.
    Я так хотел найти свою дорогу,
    А смог найти -
    Последнюю черту.

    И ускользает медленно болото,
    И кажется, что не о чем жалеть,
    Ведь есть теперь и воля, и свобода.
    С которыми я должен умереть.

    Хиндли Эрншо
  8. Оффлайн
    Mitiay

    Mitiay Пользователь

    [​IMG]
    Зинаида Гиппиус
    А потом?

    Ангелы со мной не говорят. Любят осиянные селенья, Кротость любят и печать смиренья. Я же не смиренен и не свят:
    Ангелы со мной не говорят.
    Тёмненький приходит дух земли. Лакомый и большеглазый, скромный. Что ж такое, что малютка — тёмный? Сами мы не далеко ушли...
    Робко приползает дух земли.
    Спрашиваю я про смертный час. Мой младенец, хоть и скромен, — вещий. Знает многое про эти вещи, Что, скажи-ка, слышал ты о нас?
    Что это такое — смертный час?
    Тёмный ест усердно леденец. Шепчет весело: «И все ведь жили. Смертный час пришел — и раздавили. Взяли, раздавили — и конец.
    Дай-ка мне четвертый леденец.
    Ты рождён дорожным червяком. На дорожке долго не оставят, Ползай, ползай, а потом раздавят. Каждый, в смертный час, под сапогом,
    Лопнет на дорожке червяком.
    Разные бывают сапоги. Давят, впрочем, все они похоже, И с тобою, милый, будет то же, Чьей-нибудь отведаешь ноги...
    Разные на свете сапоги.
    Камень, нож иль пуля, всё — сапог. Кровью ль сердце хрупкое зальется, Болью ли дыхание сожмется, Петлей ли раздавит позвонок —
    Иль не всё равно, какой сапог?»
    Тихо понял я про смертный час. Я ласкаю гостя, как родного, Угощаю и пытаю снова: Вижу, много знаете о нас!
    Понял, понял я про смертный час.
    Но когда раздавят — что потом? Что, скажи? Возьми еще леденчик, Кушай, кушай, мертвенький младенчик! Не взял он. И поглядел бочком:
    «Лучше не скажу я, что — потом».
  9. Оффлайн
    Mitiay

    Mitiay Пользователь

    Да кто мне это запретит?..

    Да кто мне это запретит — к тебе словами прикасаться?
    Без объяснений и обид, без объявлений и сенсаций,
    Без пересудов за спиной, без любопытного участья —
    Кто запретит прильнуть строкой к твоим губам со вкусом счастья…

    Кто помешает утонуть в твоих глазах желанным словом?
    И плечи манко обернуть стихов волнующим покровом,
    И не синицею ручной — жар-птицей в космос чувств взлетая,
    Зарифмовать тебя со мной?

    И снова с чистого листа я,
    Дерзая нас соединить, из букв выстраиваю мостик…
    Кто может это запретить? — Из зависти… иль мелкой злости?
    Гадать напрасно о пустом — ведь то бессмысленны запреты!
    Любить не запретит никто!..
    И сочинять стихи про это…
    © Ариша Сергеева
  10. Оффлайн
    Эриль

    Эриль Практикующая группа

    Если розы тихо осыпаются,
    Если звезды меркнут в небесах,
    Об утесы волны разбиваются,
    Гаснет луч зари на облаках,

    Это смерть,- но без борьбы мучительной,
    Это смерть, пленяя красотой,
    Обещает отдых упоительный,-
    Лучший дар природы всеблагой.

    У нее, наставницы божественной,
    Научитесь, люди, умирать,
    Чтоб с улыбкой кроткой и торжественной
    Свой конец безропотно встречать.

    Дмитрий Мережковский
  11. Оффлайн
    Эриль

    Эриль Практикующая группа

    Жалоба

    Не быть, а течь в удел досталось нам,
    И, как в сосуд, вливаясь по пути
    То в день, то в ночь, то в логово, то в храм,
    Мы вечно жаждем прочность обрести.

    Но нам остановиться не дано,
    Найти на счастье, на беду ли дом,
    Везде в гостях мы, все для нас одно,
    Нигде не сеем и нигде не жнем.

    Мы просто глина под рукой творца.
    Не знаем мы, чего от нас он ждет.
    Он глину мнет, играя, без конца,
    Но никогда ее не обожжет.

    Застыть хоть раз бы камнем, задержаться,
    Передохнуть и в путь пуститься снова!
    Но нет, лишь трепетать и содрогаться
    Нам суждено, — и ничего другого.

    Герман Гессе
    Перевод Соломона Константиновича Апта
  12. Оффлайн
    Mitiay

    Mitiay Пользователь

    Когда душа твоя устанет быть душой

    [​IMG]

    Когда душа твоя
    устанет быть душой,
    Став безразличной
    к горести чужой,
    И майский лес
    с его теплом и сыростью
    Уже не поразит
    своей неповторимостью.
    Когда к тому ж
    тебя покинет юмор,
    А стыд и гордость
    стерпят чью-то ложь, —
    То это означает,
    что ты умер…
    Хотя ты будешь думать,
    что живешь.


    Зинаида Миркина
  13. Оффлайн
    Эриль

    Эриль Практикующая группа

    ТЕАТР

    Всё непросто. Всё очень непросто.
    Через нерв, через плач, через боль.
    От рожденья идём до погоста
    И для каждого выбрана роль.

    Кто-то датского принца играет,
    Кто-то бледную тень короля.
    Жизнь-театр, от края до края,
    Наша сцена — старушка Земля.

    Мы актёры, статисты, актрисы
    В балагане мирской суеты.
    Выход каждого Богом расписан
    До финальной последней черты.

    Водевили, трагедии, фарсы.
    Без премьеры, дебютов — ни дня!
    То венчают кого-то на царство,
    То полцарства в обмен на коня.

    Судьбы нитью невидимой свиты,
    Мельпомена на роли щедра.
    Раскалятся за рампой софиты
    И продолжится эта игра.

    Трубадуры поют, Лоэнгрины.
    Замирает на выдохе зал.
    В белых пачках летят балерины,
    Кто-то с ядом поднимет бокал.

    Всё непросто. Запутано очень.
    Сгустком в венах пульсирует кровь.
    И себя разрывая на клочья,
    Мы играем и смерть и любовь.

    © Аладдин Ягубов

    [​IMG]
  14. Оффлайн
    Эриль

    Эриль Практикующая группа

    Кровавые путы страданий,
    Депрессионный покой.
    Борьба за признанье желаний,
    Попытка узнать – кто такой...
    Копание в собственном эго,
    Безудержный пессимизм,
    Желание черного снега
    В дождливые летние дни.
    Отравленный воздух по жизни,
    Кричащий наряд сатаны.
    Минутная тень пофигизма,
    Наркотико-пьяные сны.
    Примерка веревки на шею,
    Холодный металл в руках,
    Затравленность всяких движений,
    Доселе неведомый страх.
    Несдержанность фраз и ошибок
    (Печать загнившей судьбы),
    Отсутствие смелых улыбок, –
    Лишь поиск сердечной тропы...
    Жизненный крах в одночасье,
    Что было – ушло в никуда... (с)
  15. Оффлайн
    Mitiay

    Mitiay Пользователь

    Поэзия становится веревками,
    Ты в ней уже становишься моей.
    Я лег бы на тебя татуировками,
    В дрожание ослабленных страстей.
    Я пил бы из тебя всю бездну черного
    Немыслимого опиума глаз,
    Я целовал бы пристально, до черточки,
    До чертиков, сметая жизнь в экстаз.
    Желаньем солнца пахнут твои волосы,
    Но пахнет мокрый лоб желаньем тьмы.
    Мы падаем, малыш, на тело космоса,
    Убитые от выстрела весны.
    Аль Квотион
  16. Оффлайн
    Mitiay

    Mitiay Пользователь


    [​IMG]

    Интересная запись Марины Цветаевой сказанная до смерти её ребёнка^48^
    Раскрыть Спойлер
    «Вы любите детей? - Нет. -

    Могла бы прибавить: «не всех, так же, как людей, таких, которые» и т.д.

    Могла бы - думая об 11-летнем мальчике Османе в Гурзуфе, о «Сердце Аnnе» Бромлей и о себе в детстве - сказать «да».

    Но зная, как другие говорят это «да» - определенно говорю: «нет».

    Не люблю (не моя стихия) детей, простонародья (солдатик на Казанском вокзале!), пластических искусств, деревенской жизни, семьи.

    Моя стихия - всё, встающее от музыки. А от музыки не встают ни дети, ни простонародье, ни пласт<ические> искусства, ни деревенская жизнь, ни семья.

  17. Оффлайн
    Mitiay

    Mitiay Пользователь

    [​IMG]
    Этот мальчик желает пробиться… Игорь Волгин

    Этот мальчик желает пробиться, примелькаться, вписаться в строку,
    удостоиться званья провидца, очутиться в известном кругу.
    Узнаю тебя, узник абстракций, выбиватель казенных щедрот,
    завсегдатай столичных редакций, сочинитель вчерашних острот!



    Узнаю этот честный румянец и повадку, и пыл деловой.
    …Затевается легкий романец там, где надо платить головой.
    Ибо иначе звучность глагола, что беспечно течет по устам,
    есть всего лишь цветение пола, как однажды сказал Мандельштам.
    А иначе все эти удачи, эти жгучие грезы и сны обращаются в поздние плачи – и уже не имеют цены.
  18. Оффлайн
    Mitiay

    Mitiay Пользователь

    Читая С. Д.Быков
    [​IMG]
    [​IMG]
    Я непременно перейду на вашу сторону,
    Но не внезапно, не стихийно, не по-скорому,
    И это будет не чутье, не страх, не выгода,
    Но понимание, что нет иного выхода
    И на пути к изничтожению бесспорному
    Спасет лишь мой демарш-бросок на вашу сторону,
    Как переход во вражий лагерь прокаженного
    Или другого чем смертельным зараженного.

    Да, ВОТ ТОГДА я перейду на вашу сторону —
    К тупому, хищному, исконному, посконному,
    К необъяснимому, нелепому, нестройному,
    Фальшиво шитому и неприлично скроенному.
    И вот тогда я перейду на вашу сторону –
    Точней сказать, перелечу, подобно ворону,
    Неся с собой свое клеймо, свое проклятие,
    А уж оно падет само на вас, собратия.
    Оно, за что я ни берусь, меня преследует,
    И вечно ждет, что я загнусь; когда — не ведает.
    Пойди я в летчики — летать бы мне недолго бы;
    Пойди в валютчики — попадали бы доллары;
    Пойди я в сыщики — у всех бы стало алиби;
    Пойди в могильщики — вообще не умирали бы.
    Оно ползет за мной, как тень, скуля, постанывая,
    И станет вашим в тот же день, как вашим стану я.
    Мое предательство ценя, — ему-то рады вы, —
    Не оттолкнете вы меня, хотя и надо бы,
    И перекинется гнилье, и ляжет трещина,
    И станет вашим все мое, как и обещано.

    Я, как гранату, жизнь закину в ваше логово –
    Видать, затем и берегли меня, убогого.
    Себя я кину, как гранату — ту, последнюю,
    С моей прижизненною кармой и посмертною.
    Вот ровно так я перейду на вашу сторону,
    И мы толпой, в одном ряду войдем в историю,
    И там опустимся на дно, как маршал Паулюс,
    Но если с вами заодно, то я не жалуюсь.