Герметизм

Тема в разделе 'Оккультизм', создана пользователем Библиотекарь, 2 янв 2014.

  1. Оффлайн
    Библиотекарь

    Библиотекарь Практикующая группа

    Дополнительная ИЗУМРУДНАЯ СКРИЖАЛЬ XV: Тайна Тайн


    Собрались вы, дети мои, ожидая услышать Тайну Тайн, что наделит вас силой пробудить Бога-человека, подарит вам путь к Вечной жизни.
    Не таясь, поведаю я вам Раскрытые Таинства.
    Не стану облекать их в тёмные слова.
    Прислушайтесь, дети мои.
    Внимайте и повинуйтесь словам, что я вам передам.
    Сперва расскажу я об узах тьмы, что привязывают вас цепями к сфере Земли.
    Тьма и Свет – единой природы, и отличаются только внешне, ибо каждый из них возникли из источника единого.
    Тьма – беспорядок.
    Свет – Порядок.
    Тьма преобразованная – это свет Света.
    Это, дети мои, ваша цель в бытии; превращение тьмы в Свет.
    Услышь теперь о тайне природы, отношении жизни к Земле, на которой она пребывает.
    Знай, что в природе ты – трёхсложен: физический, астральный и ментальный в одном.
    Три качества каждой из этих природ; в целом – их девять, как вверху, так и внизу.
    В физическом – существуют каналы, кровь, что движется воронкообразно, воздействуя на сердце, чтоб оно продолжало биенье.
    Магнетизм, который движется через нервные пути, носитель энергий ко всем клеткам и тканям.
    Акаса, которая течет по каналам, тонкая, и, в то же время, физическая, завершающая каналы.
    Каждое из трёх – в согласьи с другими, каждое – воздействует на жизнь тела.
    Они образуют Скелетную опору, через которую течет тонкий эфир.
    В овладении ими скрыта Тайна Жизни в теле.
    Раскрывается она только лишь по воле адепта, когда его цель в этой жизни достигнута.
    Три природы имеет Астрал, посредник он между верхним и нижним; не от физического, не от Духовного, но способный передвигаться вверх и вниз.
    Снова и снова пусть звучит это в твоём уме.
    Три природы имеет Ум, носитель Воли Великого.
    Судья Причины и Следствия в твоёй жизни.
    Так формируется трёхсоставное существо, направляемое сверху силой четырёх.
    За пределами трёхсоставной человеческой природы находится действительность Духовной Сущности.
    Четыре у неё качества, сияющие в каждом плане существования, но тринадцать в едином, мистическое число.
    Основанные на качествах человека – Братья:
    каждый направляет раскрытие сущности, каждый служит каналом Великого.
    На Земле человек – в оковах, привязан пространством и временем к земному плану.
    Окружая каждую планету, волна вибрации привязывает человека к его плану раскрытия.
    И всё же Ключ к откровению в самом человеке, внутри человека можно найти свободу.
    Когда ты освободил свою сущность от тела, вознесись к самым дальним пределам своего плана земного.
    Произнеси слово Dor-e-ul-la.
    Тогда на время твой Свет будет поднят, и ты сможешь свободно пройти сквозь барьеры пространства.
    На время половины солнца (шести часов) свободно ты сможешь пройти сквозь барьеры плана земли, увидеть и узнать тех, кто превыше тебя.
    Поистине, в наивысшие миры ты сможешь пройти.
    Увидеть доступные тебе высоты раскрытия, познать всё земное грядущее Души.


    КОМЕНТАРИИ:

    Связан ты в своём теле, но сила способна тебя освободить.
    Это – Тайна, где рабство заменит для тебя свобода.
    Пусть твой ум остаётся спокойным.
    В покое пусть пребывает твоё тело: Осознавая лишь свободу от тела.
    Сосредоточь свою сущность на цели своего поиска.
    Думай снова и снова о том, что ты будешь свободен.
    Думай о слове – La-um-I-l-gan- Но только те, кто ищут моей мудрости, Уплывают со звуком в места твоих устремлений.
    Свободны от уз плоти твоею волей.
    Слушай, покуда делюсь я величайшей из тайн: как ты можешь войти в Залы Аменти, войти в места бессмертных, как это сделал я, предстать перед Владыками в их обители.
    Ляг, пребывая в покое своего тела.
    Успокой свой ум, чтоб тебя не тревожили мысли.
    Чист должен быть ты в уме и цели, Иначе потерпишь ты пораженье.
    Увидь Аменти, как я их описал в Скрижалях.
    Всем сердцем пожелай там оказаться.
    Предстань пред Владыками в видении своего ума.
    Произнеси слова силы, что я даю тебе (мысленно); Mekut-el-shab-el hale-zur-ben-el-zabrut Zin-efrim-Quar-el.
    Расслабь ум и тело.
    И будь уверен – призовут твою душу.
    Теперь дам я тебе Ключ к Шамбалле, Месте, где Братья мои живут во тьме: Тьме, но наполненной Светом Солнца – Тьме Земли, но Свет Духа, будет проводником тебе, когда мой день завершен.
    Оставь своё тело, как учил я тебя.
    Пройди к пределам глубокого, скрытого места.
    Встань пред воротами и их стражами.
    Прикажи им впустить тебя такими словами: «Я – Свет. Нет во мне тьмы.
    Свободен я от оков ночи.
    Открой путь Двенадцати и Одного, чтобы мог я пройти в царство мудрости.» Когда они откажут тебе, а откажут они наверняка, прикажи им открыть такими словами силы: «Я – Свет.
    Для меня не существует преград.
    Открой, я приказываю, именем Тайны Тайн – Edom-el-ahim-Sabbert-Zur adom.
    Затем, если твои слова были «Истиной» наивысшей, падут открытые для тебя преграды.
    Теперь, покидаю я вас, мои дети.
    Вниз, и в то же время вверх, ухожу я в Залы.
    Заслужите свой путь ко мне, мои дети.
    И поистине станете братьями моими.
    Так заканчиваю я свои писания.
    Пусть ключами послужат они тем, кто придёт после.
    Ибо лишь для них Я – Ключ и Путь.
    ________________________________________________
  2. Оффлайн
    Библиотекарь

    Библиотекарь Практикующая группа

    [​IMG]

    Герметический Корпус:


    Предлагаемая читателю книга является самым полным на сегодняшний день критическим изданием текстов легендарного Гермеса Трисмегиста основателя герметизма и науки древнего Египта. Помимо традиционно включаемых в подобные сборники текстов в данное издание входят "Страсбургская космогония", тексты, касающиеся египетского бога Тота до его отождествления с Гермесом, и некоторые сочинения так называемого "низкого герметизма", приписываемые самому Гермесу Трисмегисту: "Изумрудная Скрижаль", "Трутина Гермеса", фрагменты "Медицинской астрологии", "Койранид" и "Ста афоризмов", а также обширный раздел, включающий работы крупнейших исследователей герметической традиции - Ф. Ф. Зелинского, Л. Менара, А. Фестюжьера, Г. Йонаса, Р. Генона, Б. А. Тураева, М. Вертело, Л. Массиньона, Л. Торндайка и др.

    Как заметила Е. Блаватская, Гермес был для большинства европейцев тем же, что и Енох для иудеев, а Идрис - для мусульман. Действительно, Гермес в античности отождествлялся с Енохом, Моисеем, Орфеем, Идрисом, Меркурием, а также с египетскими Татом (Тотом, ставшим сыном Гермеса), Манефоном, Нехепсо и Петосирисом и другими мифическими и историческими личностями. Известны также различные Гермесы: предок, отец, сын, Дважды- и Триждывеличайшие, первый, пятый и т. д., являющиеся разными ипостасями одного и того же Гермеса Трисмегиста.

    Датировать это всеобъемлющее произведение чрезвычайно трудно: по преданиям, оно пришло к нам от богов, с долунных (см. "Страсбургскую космогонию"), допотопных (Генон, Моссиньон) времен, вбирало в себя мудрость различных народов, тщательно разрабатывалось в вавилонских и египетских храмах и дорабатывалось во времена Средневековья, постепенно преобразуясь в современные науки (теология, философия, медицина, химия, астрономия и т.д.).

    Сравнительно точно мы можем датировать лишь самую древнюю известную нам редакцию астрологической "Книги Гермеса" - по положению большинства звезд из ее каталога: 130- 60 гг. до н.э., а также первую и вторую книги "Герметического Свода": соответственно 1-111 и IV вв. н.э. Космогонические и теогонические элементы уводят нас во времена авестийской книги "Дамдад-Наск" (около 500 г. до н.э.) или вообще в доисторические времена. Большинство же герметических фрагментов дошло до нас в списках, переводах и пересказах, поэтому их точная датировка не представляется возможной.

    Мы придерживаемся разделения герметизма Зелинским на высокий (теология, философия) и низкий (естественно-научные произведения: магия, астрология, алхимия). Высокий герметизм - это, во-первых, "Герметический Свод" - трактаты, дошедшие до нас на древнегреческом языке, на котором они, судя по игре слов, и были написаны; во-вторых, диалог "Асклепий" - латинский перевод книги, известной также в коптском варианте; и, наконец, фрагменты учения Гермеса Трисмегиста, дошедшие до нас в цитатах или изложении Стобея, Лактанция и других христианских авторов. Многочисленные и разнообразные произведения низкого герметизма мы по мере возможности характеризуем по ходу книги. Кроме того, мы считаем целесообразным привести статьи некоторых исследователей, проясняющие место и роль Тота-Гермеса и герметизма в истории цивилизации.






    ВЫБОРОЧНО:
  3. Оффлайн
    Библиотекарь

    Библиотекарь Практикующая группа

    ...........
    О том, что ни одно из существ не погибает, а заблуждение есть то, что люди называют перемены разрушением и смертью

    Речь Гермеса Триждывеличайшего

    Поговорим теперь, сын мой, о душе и теле, о бессмертия души, о силе, которая есть причина создания тела и его расчленения. Ибо смерть не существует; слово "смертный" лишено смысла или же есть не что иное, как слово "бессмертный", потерявшее свой первый слог (а-танатос).

    Смерть была бы уничтожением, но ничто в мире не уничтожается. Если мир есть второй бог, бессмертное существо, то никакая часть существа живого и бессмертного не может умереть. Ибо все есть часть мира, в особенности человек - существо, наделенное рассудком.

    Первый из сущего есть вечный несотворенный Бог - Творец Вселенной. Второе сотворено Первым по образу Своему; это мир, который Он породил, который Он сохраняет и питает: мир произошел от своего Отца и посему он вечно живой. Бессмертие отличается от вечности, мир бессмертен, но не вечен. Бог не был рожден кем-либо иным; если он вообще был рожден, то Самим Собой. Но в действительности Он никогда не был рожден, Он рождает себя вечно. Вечность не была порождена чем-либо иным; она сама себя сотворила или, скорее, она себя творит вечно. Кто говорит "вечное", подразумевает "вселенское". Отец, рожденный Сам из Себя, вечен, а мир, рожденный Отцом, бессмертен.

    Изо всей материи, которая была в Его распоряжении, Отец сделал тело Вселенной, дал ему объем, придал ему шарообразную форму, установил ее качества и сделал ее бессмертной и вечно материальной. Имея в своем распоряжении качества множества форм, Отец распространил их в шаре и закрыл их там, как в пещере, желая украсить Свое творение всеми качествами. Он окружил тело Вселенной бессмертием, опасаясь, чтобы материя, стремясь рассеяться, не вернулась в состояние хаоса, которое для нее естественно. Ведь когда материя была бестелесна, она была беспорядочна. Даже здесь, на земле, она сохранила слабые следы этого в способности к увеличению и уменьшению, то, что люди называют "смерть".

    Этот хаос производится только в земных тварях; боги небесные сохраняют единый Порядок, полученный ими от Отца в самом начале. Порядок сей сохраняется нерушимым благодаря возвращению каждого из них на исходное место. Что касается возвращения тел земных к их исходному состоянию, то оно заключается в расщеплении их до неделимых тел, то есть тел бессмертных, и таким образом происходит потеря, прекращение сознания, но не уничтожение тела.

    Третье существо есть человек, сделанный по образу мира; Волею Божией у него есть ум, в отличие от иных земных животных; посредством чувств, узами симпатии он связан со вторым богом, посредством ума - с Первым; он воспринимает одного через ощущения как телесное, Другого же - посредством мысли как бестелесное, Ум и Благо.

    Тат.(сын): Значит, тварь сия не погибает, не уходит в небытие?

    Гермес.: Говори верно, сын мой, и постигни, что есть Бог, что есть мир, что есть существо бессмертное, а что есть животное, подверженное разложению. Постигни, что мир исходит от Бога и есть в Боге, что человек происходит из мира и пребывает в мире. Начало, совершенство и непрерывность всех вещей есть Бог.


    [​IMG]
  4. Оффлайн
    Библиотекарь

    Библиотекарь Практикующая группа

    ........

    [​IMG]



    Ключ



    Речь Гермеса Триждывеличайшего


    Бог, Отец и Благо, о Тат, имеют одну и ту же природу или, скорее, одну и ту же деятельность, ибо слово "природа" употребляется применительно к рождению и росту и встречается только по отношению к вещам изменчивым и подвижным, тогда как слово "деятельность" охватывает, кроме того, вещи неподвижные, то есть охватывает вещи божественные и человеческие.


    Энергия Бога есть Его Воля; его сущность состоит в Желании того, чтобы мир был; ибо Бог-Отец-Благо есть не что иное, как существование всех вещей, даже тогда, когда их еще нет. Это существование вещей вот Бог, вот Отец, вот Благо, и ничто иное. Если мир, как и Солнце, есть отец всего сущего, потому что участвует в существе, то он не есть, однако, для живущих в такой же степени, как и Бог, Причина Блага и жизни; и если он есть причина, то только под воздействием Благой Воли Божией, без которой ничего не могло бы ни существовать, ни становиться.

    Отец есть автор рождения и существования своих детей лишь настолько, насколько он получил толчок от Блага посредством Солнца; Благо есть действенное начало. Ничто иное не может обладать этим качеством - ничего не получать и желать существования всех вещей. Я не говорю творить, о Тат, ибо действие творения прерывисто; оно (творение) может не быть обеспеченным на протяжении длительных отрезков времени, так что оно то творит, то не творит, то изменяется в качестве и количестве, то оно производит одни вещи, то вещи, противоположные им. Но Бог есть Отец и Благо, ибо он есть существование Всего.


    Вот как его может рассматривать тот, кто умеет видеть. Поэтому оно желает существования, и поэтому оно есть его причина. Именно для этого существует все остальное: Благу присуще быть известным; таково есть Благо, о Тат.


    Тат. - Ты привел нас, отче, к созерцанию Блага и Прекрасного, и это созерцание почти осветило око моего ума.

    Гермес. - Несомненно, ведь видение Блага не как лучи пламени Солнца, которые сверкают и вынуждают закрыть глаза; напротив, созерцание Блага освещает и увеличивает силу взгляда настолько, что становишься более способным к восприятию потоков умопостигаемых лучей идеальной красоты. Это живая и более проникновенная ясность, безобидная и полная бессмертия.

    Те, кто могут пропитаться ею немного больше, часто входят в сон, оставляя тело, и видят блаженнейшее видение, как наши предки Уран и Кронос.


    Тат. - Ах, если бы нам тоже это удалось, отче!

    Гермес. - Да будет сие угодно Богу, сын мой. Но сейчас мы еще слишком слабы, чтобы достичь этого видения; очи нашего ума еще не могут созерцать неоскверняемую и непостижимую красоту Блага. Ты узришь ее тогда, когда тебе будет нечего сказать о ней; ибо Знание, созерцание это тишина и отдых всех чувств.

    Тот, кому это удалось, не может больше думать об иных вещах, не может ни на что смотреть, ни о чем слушать, ни даже шевелить своим телом. Для него нет больше ни телесных ощущений, ни движений, он пребывает в покое; великолепие, освещающее его мысль и всю душу его, отрывает его от уз тела и превращает его всего в сущность Бога. Ибо невозможно, чтобы душа человеческая, созерцая красоту Блага, достигла обожествления (апофеоза), оставаясь такой, какой она пребывала в человеческом теле.

    Тат. - Что ты понимаешь под обожествлением, отче мой?

    Гермес. - Каждая отделенная душа подвергается последовательным изменениям.

    Тат. - Что значит "отделенная"?

    Гермес. - Разве ты не узнал в "Общих положениях", что из Единой Души, Души Вселенной выходят все души, которые распространяются во все части мира? Эти души проходят через многочисленные изменения, будь то счастливые, будь то несчастливые. Души пресмыкающихся переходят в существа водные, души водных тварей - в тварей, обитающих на земле, души тварей земных - в летающих, души воздушные - в людей; души человеческие достигают бессмертия, становясь демонами. Затем они входят в хор неподвижных богов; есть два хора богов: один - звезд блуждающих, другой - неподвижных.

    Это последний этап славного посвящения души. Но когда душа после воплощения в человеческое тело остается порочной, она не получает бессмертия и не причащается Благу. Она возвращается назад и вновь проходит уже пройденный ранее путь, вселяясь в пресмыкающееся. Таково наказание порочной души.

    Порок этой души состоит в невежестве. Душа ослепленная, не знающая ничего ни о вещах, ни об их природе, ни о Благе, охвачена плотскими страстями. Несчастная, не знающая саму себя, она подчинена гнусным чужеродным телам; она несет свое тело, как тяжкое бремя; вместо того, чтобы командовать, она подчиняется. Таков порок души.

    Напротив, добродетель души есть Знание: тот, кто знает, тот благ, благочестив и уже божествен.

    Тат. - Каков же этот человек, отче?

    Гермес. - Тот, кто мало говорит и мало слушает; проводить время в спорах и внимать слухам , сын мой, это борьба с тенями, ибо Бог-Отец-Благо не высказываем и не слышим. При этом, если у существ есть органы чувств, то потому, что они не могут без них существовать; знание же весьма отличается от ощущения. Ощущение есть влияние, которому нас подвергает предмет, на нас Бездействующий; Знание же есть завершение науки, а наука есть дар Божий.

    Всякая наука внетелесна и использует ум как орудие, подобно тому как ум использует тело. Так, и то и другое, предметы умопостигаемые и материальные, пользуются телом, ибо все должно приходить к противостоянию противоположностей, и иначе быть не может.


    Тат. - Каков же сей бог материальный?

    Гермес. - Это мир, который прекрасен, но не благ, ибо он материален и подвержен страданиям. Он первый из подверженных страданиям, но второй среди существ, он неполный, не обеспечивает сам себя. Он рожденный, хотя и существует всегда, но он в становлении и непрерывно рождается. Становление есть изменение в качестве и в количестве; все материальное движение есть становление.

    Ум приводит материю в движение, и вот каким образом: мир есть шар, то есть голова; над головой нет ничего материального, как под ногами нет ничего разумного, все - материя. Ум шарообразен, он есть голова, вращающаяся круговым движением, то есть движением, свойственным голове.
    Все, что граничит с головой, где размещена Душа, все это имеет бессмертную Природу, как то, что имеет тело, оболакиваемое Душою, причем имеющее больше Души, чем тела. Но все, что далеко от этой границы, там, где больше тела, чем Души, все это смертно.
    Вселенная есть живое существо, состоящее из материи и ума.

    Мир есть первый среди живых существ, человек - второй живой после мира и первый из смертных; как и иные животные, он одушевлен. Он не только не благ, но даже плох, поскольку он смертен.
    Мир не благ, поскольку он подвижен; но, будучи бессмертным, он не плох. Человек, будучи одновременно подвижным и смертным, плох.


    Вот каким образом движима человеческая душа: ум пребывает в рассудке, рассудок в душе, душа в духе . Дух, проникая через жилы и кровь, движет живым существом и, так сказать, несет его. Некоторые уверовали, что кровь это душа; это плохое знание Природы; следует знать, что сначала душа должна покинуть тело, потом дух должен вернуться во Вселенную, а затем кровь свертывается, жилы опорожняются, и тварь погибает. В этом состоит смерть тела.

    Все зависит только от одного начала, а это начало зависит от Единственно-Сущего; оно (это начало) пребывает в движении, чтобы, в свою очередь, быть началом всех вещей, в то время как Единственно-Сущий остается постоянным и недвижимым.
    Итак, у нас для рассмотрения есть три существа: прежде всего, Бог-Отец-Благо, затем мир и, наконец, человек. Бог содержит в себе мир, мир содержит в себе человека. Мир есть сын Бога, человек есть отпрыск мира и, так сказать, внук Бога.

    Бог не в неведении о человеке, напротив, Он его знает и Сам желает быть известным ему. Единственное спасение человека - Знание Бога; это путь вознесения к Олимпу; только через это душа становится благой. Но она не всегда благая, она становится не настолько благой, насколько плохой, но обязательно и благой тоже; по природе своей душа благая, но когда она входит в тело, оно ее портит.

    Тат. - Что ты хочешь сказать, о Триждывеличайший?

    Гермес. - Взгляни, сын мой, на душу дитяти; ее отделение еще не завершено; тело, к которому она относится, маленькое и не получило еще полного развития. Она прекрасна с виду, не испорчена еще плотскими страстями, она еще почти прикреплена к Душе мира.
    Но когда тело, развившись, тянет ее своим весом вниз, отделение от ее истинного Я завершается, в ней происходит забытье, она перестает быть причастной Прекрасному-и-Благу. Это забытье делает ее порочной.


    То же самое происходит и с теми, кто выходит из тела. Душа возвращается в свое истинное Я, дух выходит из крови, душа из духа и ум, очищенный и освобожденный от этих оболочек, божественный по своей природе, обретает огненное тело и пересекает пространство, покидая душу на заслуженные осуждение и приговор.


    Тат. - Что ты хочешь сказать, отче? Ум отделяется от души и душа от духа, ибо ты сказал, что душа есть оболочка ума, а дух есть оболочка души?

    Гермес. - Нужно, сын мой, чтобы слушатель следил за мыслью говорящего и сливался с нею; ухо должно быть более быстрым, чем голос того, кто говорит.
    Только в земном теле существует система оболочек. Чистый ум не мог бы установиться в земном теле. Это тело, подверженное страстям, не смогло бы ни уместить это бессмертие, ни носить такую добродетель. Ум берет душу для оболочки; душа, божественная сама по себе, в свою очередь обволакивается духом, а дух вселяется в человека.

    Когда ум покидает земное тело, он сразу обретает свое огненное платье, которое он не мог сохранять, когда обитал в теле из земли, ибо земля не переносит огонь, чьей одной лишь искры хватило бы, чтобы сжечь ее. Вот почему вода окружает землю и служит ей преградой, которая предохраняет ее от пламени огня.
    Но ум, самая тонкая из божественных внетелесных вещей, использует как тело самую тонкую из стихий - огонь.
    Он берет его как орудие для своих творческих деяний. Вселенский ум использует все стихии, человеческий же - только стихию земную. Лишенный огня, он не может создавать божественные творения, человеческий ум предназначен для человеческих условий.

    Человеческие души, хотя не все, но души набожные, бывают демонические и божественные. Однажды отделенная от тела и после того, как она подтвердила набожность в борьбе, состоящей в том, чтобы знать Бога и никому не делать зла, - такая душа вся становится умом. Но душа безбожная сохраняет свою собственную сущность и сама себя наказывает, ища тело земное, тело человеческое, чтобы войти в него, ибо, согласно Порядку Божьему, иное тело не может принять человеческую душу, она не смогла бы спуститься в тело твари бессловесной; действительно, закон Божий предохраняет человеческую душу от подобного оскорбления.


    Тат. - Как же она наказывается, отче мой?

    Гермес. - Бывает ли худшее наказание, чем безбожие, сын мой? Бывает ли пламя более прожорливое? Какой укус может разрывать тело так, как безбожие терзает душу? Разве ты не видишь, как страдает безбожная душа, вопя и взывая о помощи: "Я горю, я жарюсь,что говорить, что делать мне, несчастной, посреди зла, которое меня пожирает? обездоленная, я ничего не вижу, ничего не слышу!" Вот крики души, получающей наказание; но она не входит в тело животного, как многие считают и как, возможно, думаешь и ты, сын мой; это большое заблуждение.

    Наказание души совсем иное. Когда ум стал демоном и когда, согласно распоряжениям Бога, он обрел тело из огня, он входит в безбожную душу и бичует ее плетью ее грехов. Безбожная душа стремится тогда к убийствам, надругательствам, богохульству, насилию всякого рода и всем человеческим порокам. Но, входя в душу набожную, ум ведет ее к Свету Знания. Такой душе никогда не покажется достаточно воспевания Бога, благословений для всех людей; все ее слова и все ее дела будут благодеяниями; она есть образ Отца своего.

    Нужно чтить Бога, сын мой, и просить Его ниспослать благой ум! Душа может переселиться в тело высшее, но не низшее."
    Между душами существует общение; души богов общаются с душами людей, души людей - с душами животных. Более сильные берут под свою опеку более слабых, боги - людей, люди - тварей бессловесных, Бог - всех, ибо Он превосходит всех остальных и все есть низшее по отношению к Нему. Мир подчинен Богу, человек - миру, животные - человеку, и Бог возвышается над всеми и заботится обо всех. Лучи Бога - суть энергии, лучи мира - силы Природы , лучи человека - ремесла и науки. Энергии воздействуют на человека через мир и посредством его творческих лучей; силы Природы воздействуют посредством стихий, человек посредством ремесел и наук.

    Таково вселенское управление, зависящее от природы Единого, где во все вещи проникает Ум. Ибо нет ничего более божественного и могущественного, чем Ум. Он соединяет богов с людьми и людей с богами. Он есть Добрый Демон; душа счастливая преисполнена его, душа несчастная же его лишена.

    Тат. - Что ты хочешь сказать, отче мой?

    Гермес. - Ты веришь, сын мой, что каждая душа имеет благой ум? Ибо именно о таком уме я говорю, но не о том, о котором я говорил ранее, уме-служителе, который Правосудием послан вниз, который состоит на службе у души и служит орудием правосудия.

    Душа без ума не могла бы ни говорить, ни действовать. Часто ум покидает душу, и тогда она ничего не видит, ничего не слышит и похожа на бессловесную тварь. Вот как велико могущество ума. Но он не поддерживает души порочные и оставляет их привязанными к телу, которое тянет их вниз. Такая душа, сын мой, лишена ума, и в этом случае существо не может больше называться человеком. Ибо человек - существо божественное, которое следует сравнивать не с земными животными, но с существами небесными, называемыми богами. Или, скорее, не побоимся сказать правды, настоящий человек выше их или, по крайней мере, равен им.

    Действительно, ни один из небесных богов не покидает своего круга, чтобы прибыть на землю, тогда как человек возносится в небо и измеряет его. Он знает то, что вверху, и то, что внизу; он знает все в точности, и что еще более важно, что ему не обязательно покидать землю, чтобы вознестись в небеса - так далеко достигает его власть. И осмелимся сказать, что человек - смертный бог, а небесный бог бессмертный человек.
    Итак, всеми вещами управляют мир и человек, а над всем есть Единый.




    [​IMG]

    ................
  5. Оффлайн
    Библиотекарь

    Библиотекарь Практикующая группа

    ..............


    [​IMG]



    Ум к Гермесу



    Ум.: - Положи конец речам своим и Запомни, о Триждывеличайший Гермес, то, что я тебе говорю. Что касается меня, то я не задержусь с изложением того, что у меня на мысли.

    Гермес.: - Существуют многочисленные и различные мнения о Вселенной и Боге, и я не могу постигнуть Истину. Просвети меня в этом, Господи, ибо я уверую только в твое откровение, если ты пожелаешь открыть мне свою мысль.

    Ум.: - Так слушай же, сын мой, что есть Бог и что есть Вселенная. Бог, Вечность, мир, время, становление. Бог творит Вечность, Вечность создает мир, мир творит время, время обусловливает становление. Сущность Бога -в некотором смысле Благо, Прекрасное, счастье, мудрость; сущность Вечности есть тождественность, сущность мира Порядок, сущность времени - изменение, сущность становления - жизнь и смерть. Энергии Бога суть Ум и Душа, энергии Вечности - непрерывность и бессмертие, энергии мира - составление и разложение, энергии времени - увеличение и уменьшение, энергии становления - качество и количество). Вечность в Боге, мир в Вечности, время в мире, становление во времени. Вечность укоренена в Боге, мир движется в Вечности, время течет в мире, становление происходит во времени.

    Бог есть источник Всего, Вечность, мир и материя - его сущность. Могущество Бога есть Вечность, творение Вечности есть мир, который не был создан однажды, но создается Вечностью всегда. Следовательно, он ничто из того, что есть в мире, никогда не погибнет, ибо Вечность нетленна, и ничто не будет разрушено, не исчезнет в мире, ибо он облачен в Вечность.

    Гермес.: - А мудрость Божия, какова она?


    Ум.: - Благо, Прекрасное, счастье, вся добродетель и Вечность. Проницая материю, Вечность придает ей бессмертие и непрерывность, а миру - Порядок.
    Действительно, становление материи зависит от Вечности, как Вечность зависит от Бога. Становление и время - две разные природы в небе и на земле, недвижимы и нетленны в небе, подвижны и тленны на земле. Душа Вечности есть Бог, Душа мира - Вечность, Душа земли Небо. Бог - в Уме, Ум - в Душе, Душа - в материи, и все это существует через Вечность. Душа заполняет тело Вселенной, которое содержит все тела; Ум и Бог заполняют Душу. Заполняя внутри, охватывая снаружи, Душа оживляет Вселенную: снаружи это большое и совершенное существо мир; внутри суть все живые существа. Вверху, в небе, она пребывает в тождественности, не изменяясь; в то время как внизу, на земле, она преобразует становление.

    Вечность поддерживает целостность мира Необходимостью, Провидением, Природой; не столь важно объяснение, которое можно было бы этому дать. Вся Вселенная есть Бог в действии. Его энергия есть высшее могущество, с которым ничто человеческое или божественное сравниться не может. Не подумай же, Гермес, чтобы что-либо внизу или что-либо вверху уподобилось Богу, - это было бы заблуждение. Нет подобного Неповторимому, ЕдинственноСущему. И не думай, что кто-либо разделяет с Ним Его могущество. Кому другому можно приписать сотворение жизни, бессмертие, изменение? Что иное Он мог бы делать? Бог не праздный, иначе все было бы праздным, ибо Бог заполняет все. Бездеятельность не существует ни в мире, ни где-либо еще, ни в творце, ни в творении; это пустое слово.

    Необходимо, чтобы все вещи рождались всегда и повсеместно. Ибо Творец есть во всем, у Него нет отдельного местопребывания в какой-либо вещи; Он творит не ту или иную вещь, но все вещи; Его
    творческое могущество и достаток не состоит в вещах, которые Он создает, но они зависимы от Него.

    Созерцай сквозь меня мир, расстилающийся пред твоим взором, восторгайся его благолепием, его нетленным телом, более древним, чем все остальное, вечно сильным, вечно омолаживаемым, вечно растущим и вечно цветущим!

    Смотри также на эти семь небес, выстроенных в вечном порядке, вечно проделывающих каждый свой путь. Везде Свет, нигде нет огня, ибо из согласия и сочетания противоположностей родился Свет, распространенный внизу энергией Бога, Творца всего Блага, Законодателя всего Порядка, Правителя семи миров. Созерцай многообразие живых существ, смертных и бессмертных, и Луну, которая описывает свой круг, указывая на границу между одними и другими;
    созерцай Душу, заполняющую все, приводящую в движение все на небе и на земле, не сталкивая ни левое с правым, ни правое с левым, ни верх с низом, ни низ с верхом. Что все это было рождено, о мой дорогой Гермес, мне не нужно тебе говорить; это тела, они имеют душу, они в движении. Чтобы сочетаться с Единственным, им нужен проводник, и необходимо, чтобы он был единственным;
    ведь движения многочисленны и разнообразны, тела неповторны, однако общая скорость*7 одна; потому здесь не может быть двух или более творцов, ибо несколько не удержали бы единство Порядка. Были бы ревность и борьба между более слабым и более сильным. И если один из них был бы творцом существ изменчивых и смертных, он хотел бы творить существа бессмертные, и наоборот. Допустим, что их двое: но материя одна, Душа одна - кто руководил бы творчеством? Если бы они занимались этим вдвоем, то кто из них в большей степени?

    Пойми, что каждое живое тело состоит из души и материи, будь оно бессмертное или смертное, разумное или лишенное ума. Все живые тела одушевлены.
    Несомненно существует Творец, создающий все это; совершенно ясно, что он один, ибо Душа одна, материя одна, жизнь одна. И кто может им быть, если не Бог единственный? Кто иной мог бы сотворить существа одушевленные, если не Бог единственный? Выходит, что Бог один. Ты согласен, что мир всегда только один, Солнце одно, Луна одна, божественная деятельность одна, и ты хотел бы, чтобы Бог был не один?!
    Значит, один Бог сотворил все вещи. Что удивительного в том, что Бог сотворил жизнь, душу, бессмертие, изменение, если ты сам делаешь столько разнообразных вещей? Ибо ты видишь, ты говоришь, ты слышишь, ты воспринимаешь запахи, вкусы, ты дотрагиваешься до предметов, ты ходишь, мыслишь, дышишь. А не так, чтобы один видел, другой говорил, третий ощупывал, четвертый нюхал, пятый шел, шестой думал, а седьмой бы дышал; это все проделывает одно и то же существо. Божественные действия также неотделимы от Бога. Если бы твои действия перестали выполняться, ты перестал бы жить. Также если бы Бог отдыхал от Своих божественных деяний, о чем нельзя даже говорить, Он не был бы больше Богом.

    Удели мне еще немного внимания, Гермес, и ты лучше поймешь, что творение Бога единственно, и оно состоит в том, чтобы дать существование всем вещам: тем, которые рождаются, тем, которые родились, и тем, которые будут рождаться в дальнейшем. Это творение, о мой дорогой, это жизнь, это Прекрасное, это Благо, это Бог.

    Если ты хочешь понять это на примере, посмотри, что с тобою приключается, когда ты желаешь творить; не будем учитывать ту разницу, что для Него не существует чувственного удовольствия и что у Него нет никакого соратника .
    Он одновременно и Творец, и творение. Если бы Его творения были отделены от Него, все бы обрушилось, все бы погибло, ибо жизнь в них исчезла бы. Но поскольку все живо, и поскольку жизнь одна, значит, Бог один. И если все живо, в небе и на земле, если во всем есть единственная жизнь, которая есть Бог, то, значит, все исходит от Бога. Жизнь есть союз ума и души, смерть же - не разрушение тех стихий, которые были соединены, но разрыв данного соединения.

    Образ Бога есть Вечность, Вечности - мир, мира - Солнце, Солнца человек. Люди называют преобразование смертью, потому что тело разлагается и жизнь перестает быть явной. Но точно так же, мой дорогой Гермес, ты можешь услышать, что сам мир и существа, разлагающиеся таким образом, постоянно преобразуются; каждый день какая-либо его часть перестает быть видимой, но мир никогда не разлагается. Сии вращения и исчезновения - превратности мира. Вращение есть возвращение, исчезновение есть обновление.

    У мира есть все формы, не так, что они в нем, но он сам собой преобразуется в них. Но если у мира есть все формы, что же будет его Творцом? Он не может быть лишен формы, и если у Него Самого они все есть, Он будет похож на мир. Но если у Него только одна форма, Он будет в этом ниже по отношению к миру. Что же нам сказать о Нем, чтобы не зайти в тупик? Ибо нельзя думать ничего несовершенного о Боге. У Него только одна форма, присущая Ему, которая, будучи бесплотной, не показывается телесным глазам и которая проявляет все формы посредством всех тел.

    И не удивляйся, что существует форма бесплотная. Такова, например, форма речи. Поразмысли еще над словом смелым, но правдивым: как человек не может существовать без жизни, так Бог не может существовать, не творя добро. Жизнь и движение Бога состоят в том, чтобы давать существам движение и жизнь.

    Некоторые слова имеют особый смысл; задумайся, например, над следующим: все пребывает в Боге, не как то, что находится в каком-либо месте, ибо место телесно и неподвижно, и вещи, размещенные в каком-либо месте, не имеют движения. С бесплотным дело обстоит иначе, чем с явным.
    Подумай о том, что охватывает все, и постигни, что нет ничего более быстрого, более просторного, более сильного, чем бесплотное; оно превосходит все по объему, по скорости, по могуществу.

    Суди сам; прикажи душе своей отправиться в Индию, и она уже там, быстрее, чем приказ; прикажи ей отправиться к океану, и она будет там мгновенно, не перемещаясь с места на место, но моментально, как будто она там уже была. Прикажи ей подняться в небо, и ей не нужны будут крылья; ничто ее не остановит, ни огонь Солнца, ни эфир, ни вихрь, ни тела звезд; она преодолеет все и долетит до последнего тела. Если ты желаешь покорить этот свод Вселенной и полюбоваться тем, что вне мира, если там что-либо есть, - ты можешь это.

    Посмотри, какое у тебя могущество, какая у тебя скорость. И то, что можешь ты, разве не может Бог? Понимай Бога как содержащего в Себе все Свои мысли, весь мир. Если ты не делаешь себя равным Богу, ты не можешь Его постигнуть, так как подобное понимает подобное. Увеличь себя до неизмеримой величины, превзойди все тела, пересеки все времена, стань вечностью, и тогда ты постигнешь Бога. Ничто не мешает тебе представить себя бессмертным и способным познать все: ремесла, науки, повадки всех живых существ. Вознесись выше всех высот, спустись ниже всех глубин; собери в себе все ощущения от вещей сотворенных, воды, огня, сухого, влажного. Представь себе, что ты одновременно везде, на земле, в море, в небе; что ты еще не родился, что ты еще в утробе матери, что ты молодой, старый, мертвый, вне смерти. Постигни все сразу: времена, места, вещи, качества, количества, и ты постигнешь Бога.

    Но если ты заточишь душу свою в теле, если ты ее опустишь и если ты скажешь: "Я ничего не понимаю, я ничего не могу, я боюсь моря, небесного океана, я не могу вознестись в небо, я не знаю ни кто я есть, ни кем я буду", - то что же у тебя общего с Богом? Если ты порочен и зависим от прихотей тела, что можешь ты уместить в своей мысли из вещей прекрасных и чудесных? Наихудший порок состоит в незнании 6oжecтвeннoro'''; но быть способным знать, желать знать, надеяться знать - это верный способ достигнуть Блага путем прямым и легким. И, следуя этим путем, ты встретишь Его везде, ты везде Его увидишь, там и тогда, где и когда вовсе этого не ожидаешь, наяву, во сне, в море, в дороге, ночью, днем, говоря, молча. Ибо нет ничего, что не было бы Богом.

    Скажешь ли ты теперь: "Бог есть невидимый"?

    Гермес: - Бог есть невидимый?
    Ум: - Не говори так; кто же более явный, чем Он? Если Он создал все, так это для того, чтобы ты мог видеть Его во всем сущем. В этом Благость Бога, в этом его добродетель, чудесная власть, - являться во всех существах. Нет ничего невидимого даже среди бестелесного. Ум видится в мышлении, Бог - в творчестве.
    Вот то, что я хотел открыть тебе, о Триждывеличайший; об остальном же поразмысли сам подобным образом, и ты не впадешь в заблуждение.


    [​IMG]

    ..............
  6. Оффлайн
    Библиотекарь

    Библиотекарь Практикующая группа

    ..........

    Тайная проповедь на горе о возрождении и о правиле молчания


    Гермес Триждывеличайший к своему сыну Тату


    Тат. - В "Общих положениях", отче мой, ты говорил загадками о божественных деяниях, и ты не открыл смысл своих слов, когда сказал, что никто не может быть спасен без нового рождения. Но когда я обратился к тебе с мольбой после слов, которые ты мне говорил на горной тропинке, а расспрашивал я тебя о возрождении, так как это единственный вопрос из всего учения, который для меня остался нераскрытым, ты пообещал мне, что откроешь это, "когда я буду готов отстраниться от мира". И вот теперь я готов: я закалил свой дух против наваждений мира. Поведи же меня теперь, как ты обещал, к последнему посвящению возрождения, будь то голосом, будь то тайным путем
    Я не знаю, о Триждывеличайший, из какой материи, из какого лона, из какого семени рождается Человек.

    Гермес. - О сын мой, лоно есть Мудрость в Молчании, а семя есть истинная Благость.

    Тат .- А кто ее сеет? - я в полном недоумении.
    Гермес. - Воля Божия, сын мой.
    Тат. - А как он рождается? Лишенный видимого вещества, какое есть во мне, он должен быть иным.

    Гермес. - Рожденный - иной, он Сын Бога. Все есть во Вселенной , составленной из всех Сил.

    Тат. - Слова твои загадочны, и ты не разговариваешь со мной, как отец разговаривает со своим сыном.

    Гермес. - Этому роду Истины не учатся, сын мой, ее припоминают, когда Бог этого пожелает.

    Тат. - То, что ты речешь, невозможно и противоречит здравому смыслу, поэтому я также считаю справедливым тебе возразить. Разве я чужестранец, сын чужого рода? Не откажи мне в своем учении, отче мой, ведь я твой законный сын; объясни мне, как происходит возрождение.

    Гермес. - Что тебе сказать, сын мой? Я могу тебе сказать только вот что: невыразимое, нематериальное видение случилось мне. Милостью Божией я вышел за пределы себя самого, чтобы войти в бессмертное тело, я больше не тот, кем был, я рожден в Уме. Это непознаваемо через слово, не видится через сию материальную вещь, измышленную для видения земного, и потому я больше не тревожусь из-за моей предыдущей сложной формы, и я более не окрашен, не осязаем, не измерим, я чужд всему этому. Ты сейчас видишь меня очами, но сим телесным очам недоступно мое нынешнее естество, не этими глазами меня сейчас можно видеть.

    Тат. - Ты сводишь меня с ума, ты лишаешь меня рассудка, не хочешь ли ты сказать, что теперь я больше не вижу даже самого себя.

    Гермес. - Да будет угодно Небу, чтобы ты смог выйти за пределы себя самого, как уносимый ночью в сновидении, при этом не спя.

    Тат. - Скажи мне еще вот что: кто родитель возрождения?

    Гермес. - Сын Бога, человек, такой же, как и все, по Воле Божией.

    Тат - . Теперь, после того, как ошеломляющим ударом ты сделал меня немым, мои ощущения замерли, я могу только думать, и я вижу тебя все время той же величины и тех же внешних очертаний.

    Гермес. - Ты ошибаешься даже в этом, ибо вещи смертные меняют свой вид изо дня в день, время их увеличивает или уменьшает, они всего лишь призраки.

    Тат. - Что же тогда подлинно, о Триждывеличайший?

    Гермес. - То, Что не испорчено материей, то, Что не имеет ни границ, ни цвета, ни формы: нерушимое, нагое, лучезарное; То, Что постигает Самое Себя; неизменное, Благо, Бесплотное.

    Тат. - Действительно, я теряю рассудок. Мне кажется, ты сделал меня мудрым, и эта мысль усыпляет мои ощущения.


    Гермес. - Так оно и есть, ощущения воспринимают то, что вздымается, как огонь, то, что опускается, как земля, дует через всю Вселенную, как воздух, течет, как вода; но как ты можешь ухватить ощущениями то, что не есть ни твердое, ни жидкое, ни жесткое, ни мягкое, то, что постигается только через свое могущество и свою энергию, что требует того, кто способен постичь рождение в Боге, рождение бесплотное?


    Тат. - Значит, это за пределами моих возможностей?

    Гермес. Да не будет так, сын мой. Постарайся, и это придет; возжелай, и твое желание сбудется. Усыпи свои телесные ощущения, и произойдет рождение в божестве; очисти себя от слепых мучителей материи.

    Тат. - Значит, во мне есть мучители, отче мой?

    Гермес. - И их немало, они грозны и многочисленны.

    Тат. - Я их не знаю.



    Гермес. - Само Незнание есть первый из этих палачей. Второй - печаль; третий - неумеренность; четвертый - вожделение; пятый несправедливость; шестой - алчность; седьмой - лживость; восьмой зависть; девятый - хитрость; десятый - гнев; одиннадцатый опрометчивость; двенадцатый - коварство. Числом - двенадцать, но под ними, под их главенством еще большее количество. Посредством пленения тела они заставляют находящегося внутри его человека страдать через ощущения. Они удаляются мало-помалу, правда, не все сразу, от того, кого Бог наделил милостию Своею; и тогда Слово Божие рождается в нем. Вот в этом-то и состоит способ и смысл возрождения.

    А теперь не говори ничего более, сын мой, и храни набожное молчание: в награду за это милость Божия впредь не перестанет нисходить на нас. Возрадуйся теперь, вот, наконец, Силы Божий очистили тебя до глубины; они прибыли для того, чтобы создать в тебе тело Слова Божиего.
    Оно дошло до нас, Знание Бога, и с его приходом невежество изгнано;
    печаль уйдет к тому, в ком еще есть для нее место.
    Сила, которую я призываю после радости, это воздержание. О, сладчайшая сила! Подготовим ей, сын мой, самый дружелюбный прием: смотри, как своим прибытием она изгоняет неуверенность! На четвертое место я призываю терпения силу, противостоящую вожделению. Этот уровень, сын мой, есть местопребывание праведности: смотри, как она без суда изгоняет несправедливость.
    Мы оправданы без суда; несправедливости здесь больше нет. Как шестую силу, я призываю к нам общность, борющуюся с алчностью. Когда алчность отступила, я призываю еще истину: обман исчезает, и к нам приходит истина. Смотри, сын мой, как с приходом истины благость достигает своей полноты. Зависть отделяется от нас (как и остальные пороки).
    К нам приходит Истина, за нею следует благость, сопровождаемая жизнью и Светом, в нас не осталось больше палачей тьмы, все улетели, поверженные, громко трепеща крыльями.
    Теперь ты знаешь, сын мой, как происходит возрождение. Тот, кто получил по милости Божией
    рождение в Боге, освобожденный от телесных ощущений, познает божественные стихии, из которых он составлен,
    и наслаждается совершенным блаженством.

    Тат. - Усиленный Богом, я созерцаю, но не посредством глаз, а посредством духовной энергии, полученной мною от Сил. Я в небе, на земле, в воде, в воздухе; я в животных, в растениях, в утробе, перед зачатием, после рождения, я везде.

    Тат. - Я вижу Все и себя самого в Уме.

    Гермес. - Именно в этом и состоит возрождение, сын мой, не строить более свои представления в форме тела в трех измерениях, но строить их в бесплотном; благодаря этой речи о возрождении, которую я записал для только для тебя, чтобы мы не были врагами для толпы, которой Бог не хочет это открыть, но только перед теми, кого Сам Бог для этого избрал.

    Тат. - Скажи мне, отче мой, это новое тело, составленное из Сил, когда-либо разлагается?

    Гермес. - Молчи, не говори вещи невозможные, это было бы заблуждение, грех и безбожие ока твоего разума. Чувственное тело Природы далеко от рождения сущностного. Один разлагаем, иной нет, один смертен, иной бессмертен. Разве ты не знаешь, что ты стал богом и сыном Единого, так же как и я?

    Тат. - Я хотел бы, отче, услышать это восхваление Силам в виде гимна, который ты обещал мне спеть, когда я достигну восьмой сферы неба.

    Гермес. - Согласно Восьмерице, открытой мне Поймандром, ты прав, в том, что спешишь выйти из шатра, ведь ты теперь полностью очищен. Поймандр, Высший Ум, не передал мне ничего больше, чем то, что написано, зная, что я сам мог бы понять и постигнуть все, что желал, мог бы все увидеть, и он мне предоставил делать то, что хорошо. Вот почему все Силы, которые во мне, будут воспевать его.

    Тат. - Я хочу услышать это и постичь в мысли.

    Гермес. - Так помолчи, сын мой, и услышь теперь совершенное восхваление, гимн возрождения, который я не намеревался открыть так легко, если бы это давалось не тебе в завершение всего посвящения. Ибо ему не учатся, он таится в тишине. Итак, сын мой, найди открытое место и, стоя лицом к южному ветру, воспой Бога в момент захода Солнца, и точно так же в момент его восхода, повернувшись в сторону восточного ветра. Слушай же, сын мой.


    ТАЙНЫЙ ГИМН:
    Да услышит звуки этого гимна вся Природа мира. Откройся, земля, да откроются гласу моему все вместилилища дождей, да прекратят свой шелест деревья. Я буду воспевать Господа мироздания, Всеединого. Откройтесь, небеса; ветры, успокойтесь; да примет бессмертный круг Бога слово мое, ибо я буду воспевать Творца Вселенной, Единого, Того, Кто сделал землю твердой, Кто подвесил небеса, Кто повелел пресной воде выйти из океана и разлиться по земле обитаемой и необитаемой для питания и иных нужд всех людей; Кто приказал огню появиться для удовлетворения всяческих потребностей людей и Богов. Прославим же все вместе Того, Кто возвышается над небесами, Творца всей Природы. Он есть око Разума, да примет Он благословение Сил моих.

    Воспевайте Всеединого, Силы, которые во мне; пойте согласно воле моей, все Силы мои. Святое Знание, зажженное Тобою, благодаря Тебе я воспеваю идеальный Свет, я благоговею в радости ума. Все Силы мои, пойте вместе со мною.
    Пой, о целомудрие; справедливость моя, воспевай устами моими справедливость; бескорыстие мое, воспевай Все; Истина, воспевай Истину устами моими;
    добродетель, воспевай добродетель; Жизнь и Свет, от нас исходит благословение и к вам оно возвращается. Я воспеваю Тебя, Отче, энергия Сил моих; я воспеваю Тебя, Боже, Сила моих энергий. Слово Твое воспевает Тебя устами моими, прими же Все в слове, как словесную жертву.

    Вот что провозглашают Силы, которые суть во мне. Они Тебя воспевают, Тебя, вездесущего, они исполняют Волю Твою. Воля Твоя исходит от Тебя и Всё возвращается к Тебе, Все. Прими от всего наше словесную жертву. Спаси Все , что есть в нас, о Жизнь; освети, о Свет, Дух, Бог! Ибо Ум, наш пастырь, рождает Слово Твое; Творец, несущий дух, Ты еси Бог.

    Человек, Тебе принадлежащий, восклицает это через огонь, воздух, землю, воду, Дух, посредством творения. Я получил благословение от Вечности Твоей. То, что я искал, я получил из Мудрости Твоей покой и возрождение. Я знаю, что я произнес это прославление по Воле Твоей.


    Тат. - Отче мой, я поместил Тебя в моем мире.

    Гермес - . Говори "в умопостигаемом мире", сын мой.

    Тат. - В умопостигаемом, отче мой. Я могу это. Твой гимн и прославление прояснили мой ум; более того, я тоже желаю послать восславление Богу согласно моей собственной мысли.

    Гермес. - Не делай этого легкомысленно, сын мой.

    Тат. - Отче мой, то, что я созерцаю в Уме, я говорю тебе. Тебе, О Первый Автор рождения; я, Тат, посылаю Богу словесную жертву. Боже, Ты еси Отец, Ты еси Господь, Ты еси Ум; прими словесную жертву, которую Ты от меня ждешь, ибо все, что Ты желаешь, свершается.

    Гермес. - Ты, сын мой, посылай Богу, Отцу всего сущего, достойную жертву; но добавляй, сын мой: "Словом".

    Тат. - Благодарю тебя, отче мой, что ты меня вразумил.

    Гермес. - Я радуюсь, что ты получил сладкие плоды Истины, бессмертный урожай. Теперь, когда ты научился этому от меня, обещай мне хранить молчание об этом чудесном могуществе, научись от меня чествовать тишину добродетели, не открывая ником способ передачи традиции перерождения, который я передал тебе, из опасения, чтобы нас не сочли за врагов Вселенной, разгласителей тайны учения. На этом достаточно, каждый из нас размышлял, я - посвящая, ты - внимая. Ты познал в Свете Умом себя самого и нашего общего Отца.





    [​IMG]