Осознание своей смерти

Тема в разделе 'Алеф', создана пользователем Алеф, 12 ноя 2018.

  1. Оффлайн
    Алеф

    Алеф Практикующая группа

    Записки бывшего атеиста.

    Cмерть всегда находится рядом и в любой момент жизнь может оборваться. Для человека смерть - это составная часть жизни. Жизнь и смерть - оба представляют одно целое, без чего бытие немыслимо. Монтень сказал: «Ваше бытие, которым вы наслаждаетесь, одной своей половиной принадлежит жизни, другой - смерти. В день своего рождения вы в такой же мере начинаете жить, как и умирать». Не думая о смерти, люди как будто пытаются отдалить ее, получить длительную отсрочку. А если человек к тому же и богат, обладает властью, то, не думая о смерти, он создает себе иллюзию бессмертия. Наверное, поэтому древние монархи себя обожествляли. Однако чем больше человек бежит от смерти, тем стремительнее она его догоняет и, в конечном итоге, он становится совершенно неподготовленным к встрече с ней.

    Что может быть важнее размышлений о смерти? Идеология современного мира построена на возвеличивании человека и идеализации жизни. Но кому нужны все эти глобалистические и демократические философии, пропаганда успешности и потребительства, если все это кончится со смертью человека? Какая разница для нас, будет в этом мире демократия, глобализация, права человека и т.д. после нас? Ведь кардинальным вопросом нашего существования является наша проблема, которая заключается не только в жизни и потребительстве, но и в ощущении близости смерти, которую рано или поздно нам придется пройти. Но именно эта тема является запретной в современной западной и других материалистических идеологиях, так как она наводит людей на серьезные размышления о смысле существования. Но именно поиск смыслов жизни и поиск причин бытия противоречит иллюзорной современной идеологии, направленной только на потребительство, успешность и жизнь. Смерть не вписывается в господствующее сегодня мировоззрение. Однако нужно отбросить все эти идеологии, которые, несмотря на свою привлекательность, не отражают чаяний и нужд человека и почаще задумываться о проблемах жизни и смерти. Только тогда можно понять абсурдность и бессмысленность тех ценностей, которые нас окружают и пропагандируются.

    Собственно говоря, на протяжении всей жизни человек что-то приобретает, а что-то теряет. В глобальном смысле самое его большое приобретение - это жизнь, а потеря – смерть. Фактически с момента своего рождения мы становимся приговоренными к смерти. Когда афинский суд приговорил Сократа к смерти, один человек сказал ему: «Тебя осудили на смерть тридцать тиранов». Сократ ответил: «А их приговорила к смерти сама природа».

    Некоторые античные философы предписывали не особенно страшиться смерти, так как они рассматривали ее как прекращение ощущений. То есть, они ставили вопрос о том, чем отличается смерть от жизни, и видели это различение в ощущениях. Таким образом, получается, что жизнь и смерть, по сути, сходные состояния, так как в них обоих есть постоянство. Умирание - это отключение ощущений. Когда Фалес сказал, что жить и умирать это одно и то же, кто-то спросил его: «А зачем ты не умираешь?» На что Фалес ответил: «Именно потому, что это одно и то же».

    Причем многим людям не нравится, когда кто-то озвучивает вслух свои мысли о смерти, ведь это наводит их на ужас неизвестности и страха, который они обречены пройти. Но на самом деле озвучивание рассуждений о смерти вполне нормально, ведь смерть - такое же явление, как и все окружающие нас вещи. Просто людям страшно на эту тему рассуждать. Хотя чего бояться? Еще каких-то несколько десятков лет назад нас не было в этой жизни. Был в истории человечества первобытный период, древняя история, средневековье. И где мы были тогда? Это сейчас нам кажется, что мы вечно были в этой жизни и не было у нас никакого другого состояния. Но каким было оно? Было ли оно полным небытием или мы находились в какой-то другой жизни? В любом случае мы вернемся в то же состояние, в котором были до этой жизни.

    Мы можем часто наблюдать различных людей, которые в прошлом были хорошими, добрыми, полезными и общительными людьми. Но прошли годы и они изменились, стали сварливыми, вредными, высокомерными. Это происходит потому, что в ранние годы люди только начинают жизнь, у них еще не полностью формируется мировоззрение, убеждения. Но потом они испытывают все тяжести жизни, которые оказывают на них решающее влияние. И вот если в этот переломный момент они не подходят философски к различным проблемам, не думают о существе и целях своей жизни, боятся мыслей о смерти, то что им еще остается? Только стремление к наживе, славе, ложным материальным благам этого мира, которые в конечном итоге, сгниют вместе с ними. Но они об этом не думают. Если гнать от себя мысли о смерти, то остается только материализм и потребительство. А это формирует в них все вышеперечисленные отрицательные черты их характера. А когда, в конечном итоге их постигает смерть, к которой они оказываются не подготовленными, о них либо никто не вспоминает, либо же поминают недобрыми словами. И не помогают им никакие блага и нажитые ими богатства.

    Если мы будем постоянно помнить о смерти, то будем знать цену каждого прожитого дня. Ведь смерть всегда рядом с нами, ее дыхание мы слышим всегда, только боимся признаться себе в этом. Гораций сказал: «Считай всякий день, что тебе выпал, последним и будет тебе милым тот час, на который ты не надеялся». Человек мнит себя чем-то великим, особенно если богат и наделен властью. Однако на самом деле он всегда слаб. Любое нарушение нормальных условий жизни приводит к концу его жизни. Человек может считать себя сильным, великим, но вся эта сила величие и планы могут оборваться в результате нелепой случайности: как авто и авиакатастрофа, внезапная болезнь, несчастный случай. Наконец есть фактор старости и естественного увядания.

    В связи с тем, что люди не думают о смерти, они не могут правильно осмыслить цели этой жизни. Они стремятся к наживе, обманывают, лицемерят, дерутся и делают пакости друг другу за материальные блага этого мира. Но они не понимают, что нет в этом никакого смысла, все это бренное, преходящее. Все это только портит их душу. А если потом выяснится, что душа бессмертна и есть другой мир, то она серьезно пострадает.

    В противоположность этому человек, который постоянно думает о смерти, совершенно по-другому видит этот мир. Он приходит в состояние мудрости и рассудительности и понимает, что эта рутина, разборки, стремление к безудержному обогащению лишено смысла. Он готовит себя к встрече со смертью, делая великие дела и думая об обогащении не кармана, а своей души. Это вырабатывает в нем благородные чувства добродетели, милосердия. Он возвышается над мирской рутиной и смотрит на все это свысока. Еще Сенека говорил: «Чтобы никогда не бояться смерти, всегда думай о ней». Ведь в тот момент, когда она придет, мы можем оказаться совершенно неподготовленными к этой встрече. Причем смерть всегда бывает неожиданной. Даже смертельно больной человек надеется, что вот-вот излечится. И вот для того, чтобы встреча со смертью не стала неожиданностью, о ней надо всегда думать.

    Некоторые люди думают, что боятся не самой смерти, а того, что будет после нее. Однако еще древние говорили, что страшна не смерть, а умирание. Действительно, в этой жизни все более-менее понятно. А что будет в следующей, еще надо будет выяснить. В любом случае, там тоже будет некое постоянство: либо какое-то бытие, либо же небытие. А вот момент смерти и умирания действительно страшит практически всех людей, так как это и есть некая граница, которую предстоит пройти в мучениях.

    Многие говорят, что верят в жизнь после смерти. Да, пожалуй, без этой веры трудно жить. Вера в потустороннюю жизнь дает надежду на то бессмертие, которого хочется получить в этой жизни. Однако проблема в том, что вера в жизнь после смерти предусматривает наличие добродетели и благих дел в этой жизни. То есть, свое будущее в вечной жизни нужно еще заслужить. Однако именно благих деяний и не хватает у людей, которые говорят о своей вере в загробную жизнь. Почти все готовы уничтожить друг друга за материальные ценности этого мира, которые ими не будут унесены в вечность. А вот о богатстве своей души никто не задумывается. Странную картину можно наблюдать. Люди грешат, обманывают друг друга, безудержно стремятся к наживе, морально падают. А потом говорят о своей вере в потустороннюю жизнь. Отсюда вывод о том, что они хотят бессмертия и желают продолжения своих удовольствий и после смерти. Но их страсти не позволяют им остановиться и подумать, что все то материальное, ради которого они готовы на все в этой жизни, на самом деле им не нужно. Им нужны великие и добрые деяния, обогащение души. Однако именно этого у них нет и многие из них даже не понимают этих понятий. Ведь в следующей жизни, согласно всем религиозным текстам, людям помогут лишь их добрые деяния и богатая душа, а не нажитое богатство. И Бог на суде не будет ставить разницу между миллионером и бомжом, президентом и чернорабочим, королем и крестьянином.

    Но есть и такие, которые не верят в потустороннюю жизнь. Они хотят урвать от этой жизни вообще все. У них есть логика. Ведь если есть только эта жизнь, то и нужно жить ради нее. Они говорят, что верующим только хочется, чтобы жизнь после смерти была потому, что они боятся смерти. Ведь оттуда еще никто не возвращался, чтобы засвидетельствовать о том, что жизнь после смерти существует. Они говорят, что в философском смысле даже если ее не существует, то ничего страшного. Значит там небытие. А что бояться небытия?

    Да, и эта позиция имеет право на существование, хотя фактор смерти придется проходить и им. Но тут стоит задуматься о том, что до нашего рождения нас не было. Так может быть по такой логике и после этой жизни что-то будет такое, что нам не ведомо? Во всяком случае, логически это не исключено, особенно потому, что у нас есть душа, которая отличается от материальной составляющей тела – это наши чувства, ощущения, память и т.д. Может быть, что все это бессмертно и останется после физической смерти.

    Часто можно встретить полушутливые высказывания о том, что, дескать, надо брать от жизни все, вести праздный образ жизни, развлекаться, жить в комфорте и быть при деньгах. Когда придет момент смерти, хоть будет о чем вспомнить.

    Но что дальше? Разве от этого становятся бессмертными? Или им помогут умирать их воспоминания о праздной жизни и деньгах? Материальное уйдет с этой жизнью и сгниет. И не унесет всего этого человек. Когда подойдут болезни, старость, смерть все ощутят, что все это было зря. И ничто из накопленных материальных ценностей, пережитых развлечений не будет представлять никакого смысла. Даже через некоторое время эпизоды нашей жизни забываются или отчуждаются. Это все представляет собой лишь какой-то миг, через минуту после этого все становится историей. На смертном одре о развлечениях и богатстве никто даже не вспомнит. Многие богатые люди, почувствовав смерть, говорили, что все это бесполезно. Есть только страх перед неизвестностью, к которой они не готовились и даже этих мыслей к себе близко не подпускали. А нажитые правильными или неправильными путями материальные богатства остаются в этом мире, пока не сгниют. И еще, наследники начнут дележ богатств, не обращая никакого внимания на умирающего, который им уже больше не нужен. А на поминках люди будут говорить о чем угодно, только не о покойном. Есть хорошее изречение: «Умер король, да здравствует король».

    Если что-то унесет человек с собой, то это только богатство души, благие деяния. По крайней мере, на это есть надежда, в случае если есть будущая жизнь. А если нет, то хоть в этом мире помянут добрым словом. Ведь спустя десятилетия мы вспоминаем героев, бескорыстно служивших своему народу, родине. Мы поминаем их добрым словом. А кто вспоминает тех, кто гнался за богатством, комфортом? Вот сейчас много тех, кто в поисках сытой жизни разбегается по всей планете. Но все равно не чувствуют себя удовлетворенными. Подумаешь, жили для себя и умерли для себя. Напрасно все это. Впереди только вечность и ее надо заслужить. А патриот, который борется за народ и терпит лишения на чужбине, счастлив. Он живет ради великой идеи, а не находится на Западе в поисках комфортной и бессмысленной жизни.

    Некоторые люди считают, что смерть сама по себе не страшна, так как в этом случае все жизненные проблемы разом будут решены. Вспоминаются слова Монтеня: «Если вы познали радости жизни, вы успели насытиться ими. Так уходите же удовлетворенными. Если же вы не сумели воспользоваться прелестями жизни, если она поскупилась для вас, так зачем она вам?». Но после смерти может быть другой мир, где за совершенные грехи нужно будет отвечать. Во всяком случае, так говорят религии. А если это так, то уйдут одни проблемы, но придут другие.

    Феномен смерти нужно рассматривать, как с философских, так и религиозных позиций. К ней нельзя подходить только с рационалистической, научной точки зрения. Ведь проблема смерти не изучена и научно не доказана. Вопросы жизни и смерти были и продолжают оставаться больше религиозно-философскими проблемами, чем научными. Да, наука кое-что исследовала. Но на основные вопросы ответа нет. Поэтому эти вопросы являются областью размышлений, переживаний и веры. Цицерон сказал: «Философствовать - значит учиться умирать».

    Многие люди считают, что нужно желать того, чтобы смерть пришла как можно позднее. Надо сделать все, чтобы прожить дольше. Разумеется, что стремиться к долголетию нужно. Однако если подумать поглубже, нет никакой разницы, когда умереть. Что такое лишние 5-10 лет прожитой жизни по сравнению с вечностью? Причем эти годы проходят, опять же, стремительно и снова человек становится принужденным умирать. А в этот момент будет все равно, прожил ты эти несколько лет или нет.

    Представляется, что нужно стремиться не к долгожительству, а к качественно прожитой, наполненной великими делами жизни. Можно прожить мало, но сделать такие дела, что люди будут помнить тебя всегда. А можно прожить долго, но либо не оставить никаких полезных дел, либо же так отвратительно прожить жизнь, что после смерти люди еще долго будут проклинать тебя. Необходимо качество жизни, а не долголетие.

    Если, как выясняется, главное в подготовке к смерти – это обогащение человеческой души, наполнение ее добродетелью, моралью, то важнейшим условием подготовки к смерти является ее состояние. Главное заключается в том, чтобы человеческая душа была как можно меньше привязана к земному, а все больше стремилась к идеальному миру. Для этого нужно познавать себя и окружающий мир и четко знать, в чем именно состоит цель нашего земного существования. «Познай самого себя», как говорили греки.

    В этом процессе важнейшим фактором является также личная свобода человека. Ведь поработить можно только тело человека. Именно это и делается современными идеологами мира. Они привязывают человека лишь к этому миру, лишая его истинных знаний о целях и смыслах человеческого существования. Но душа, внутренний мир человека является уделом лишь самого человека. Душу не может поработить внешняя сила, если человек отказывается быть рабом. В нашем мире все меньше уделяется места понятиям о благе, добродетелях, мужестве, героизму, патриотизму, вере в высшие идеалы. Более того, все это не поощряется и высмеивается. Но не нужно поддаваться на иллюзии современных идеологов. Они сами смертные, умрут и с ними все уйдет. И не поможет человеку их мирской авторитет, так как все мирское тленно. Даже если в этом мире мы становимся вынужденными жить по установленным правилам, то все равно наши души являются лишь нашим уделом, в который никто не может вторгаться, если мы сами этого не позволим. Это говорили еще стоики. А для того, чтобы не позволять себя обманывать, нужно познавать самих себя, правильно осмысливать этот мир и наше место в нем. Если нет свободы в мире от существующего миропорядка, то необходимо обрести свое «Я», правильное отношение к жизни и смерти в своей душе. Если души людей будут свободными и обогащенными, то и общество, и мир изменятся.

    https://ycnokoutellb.livejournal.com/38982.html

    origin6.jpg
  2. Оффлайн
    Алеф

    Алеф Практикующая группа


    Отрывок из лекции Карлоса Кастанеды, посвященной осознанию Смерти.


    "Если вы хотите познать себя, узнайте о вашей личной смерти. Это не может быть предметом сделки, это - единственная вещь, хозяином которой вы действительно являетесь. Все остальное может потерпеть неудачу, но не смерть, вы можете видеть это как факт. Учитесь, как использовать это, чтобы произвести настоящие перемены в ваших жизнях".

    "Также прекратите верить в истории ковбоев, никто не нуждается в вас. Ни один из нас не является столь важным, чтобы они изобрели что-нибудь столь же фантастическое, как бессмертие. Маг, обладающий смирением, знает, что его судьба - та же самая, что и любого другого живого существа на земле. Поэтому, вместо того, чтобы иметь ложные надежды, он работает конкретно и трудно, чтобы оставить свое человеческое состояние и воспользоваться единственным выходом, который мы имеем: разрывом нашего барьера восприятия".
    "В то время, когда вы слушаете советы смерти, делайте себя ответственным за свои жизни, за полноту ваших действий. Исследуйте себя, познайте себя и живите интенсивно, как живут маги. Интенсивность - единственная вещь, которая может спасти нас от скуки".

    "Однажды, уравнявшись со своей смертью, вы будете в состоянии сделать следующий шаг: сократить до минимума свой багаж. Этот мир - тюрьма, и необходимо покинуть его как беглецы, не беря с собой ничего. Люди - путешественники по своей природе. Летать и знать другие горизонты - наше предназначение. Вы берете с собой вашу кровать или стол, на котором вы едите, в путешествие? Синтезируйте вашу жизнь!"

    Он говорил, что человечество нашей эпохи приобрело странную привычку, которая является симптомом умственного состояния, в котором оно живет. Когда мы путешествуем в других странах, мы покупаем все виды бесполезных вещей, которые мы наверняка не приобрели бы в нашей собственной стране. Как только мы возвращаемся домой, мы складываем их в углу, и забываем об их существовании до того дня, когда мы случайно их обнаруживаем. Тогда мы бросаем их в мусор.

    "Это происходит и с нашим путешествием по жизни. Мы - как ослы, несущие кипу бесполезных вещей, в которых нет ничего ценного. Все, что мы делаем, служит только для того, чтобы, в конце, когда приходит старость, мы без конца повторяли одну фразу, подобно треснутой пластинке".

    "Маг задает вопрос: какой смысл все это имеет? Зачем вкладывать мои средства в то, что ничем не поможет мне? Свидание мага - это свидание с неизвестным, он не может отдавать свою энергию ничтожности. В своем путешествии по земле берите то, что составляет истинную ценность, иначе это не заслуживает внимания".

    "Сила, которая управляет нами, дает нам выбор. Или мы проводим жизнь, мародерствуя вокруг наших привычек, или мы решаемся на то, чтобы узнать другие миры. Только осознание смерти может дать нам необходимый толчок".

    "Обычный человек проводит всю свою жизнь, не останавливаясь, чтобы поразмышлять, потому что он думает, что смерть - в конце жизни; в конце концов, мы всегда будем иметь время для нее! Но воин обнаруживает, что это неверно. Смерть живет в стороне, на расстоянии вытянутой руки, постоянно бдительная, она смотрит на нас, готовая прыгнуть при малейшей провокации. Воин превращает свой животный страх к исчезновению в радость, потому что он знает, что все, что он имеет - это мгновение. Думайте, как воины: все мы умрем!"

    Один из присутствующих спросил его:

    "Карлос, на одной из встреч вы говорили нам, что наличие воина состоит в видении смерти как привилегии. Что это означает?"

    Он ответил:

    "Это означает оставить наши умственные привычки".

    "Мы столь приучены к жизни в обществе, что, даже перед смертью, мы продолжаем думать в терминах группы. Религии говорят нам не об индивидууме в контакте с абсолютом, а - о стадах овец и коз, которые идут в небеса или в ад, согласно их благословению. Даже если мы - атеисты, и мы не верим, что что-нибудь будет происходить после смерти, это 'что-нибудь' является общим, это - одно и то же для всех. Мы не можем подумать, что сила безупречной жизни может изменить вещи".

    "При таком невежестве естественно, что обычный человек или испытывает панику от неизбежности смерти и пытается заговорить это молитвами и лекарствами, или он просто ошеломлен шумом мира".

    "Люди имеют эгоцентрическое и чрезвычайно упрощенное видение вселенной. Мы никогда не останавливаемся, чтобы рассмотреть нашу судьбу как временное существование. Однако навязчивая идея будущего выдает нас".

    "Искренность или цинизм наших убеждений не имеют значения, в глубине все мы знаем то, что должно случиться. По этой причине все мы оставляем памятники. Мы строим пирамиды, небоскребы, мы делаем детей, мы пишем книги или, по крайней мере, мы рисуем наши инициалы на коре дерева. Позади этого подсознательного импульса - древний страх, молчаливое убеждение в смерти".

    "Но есть человеческая группа, которая была способна противостоять этому страху. В отличие от обычного человека, маги жаждут любой ситуации, которая выводит их за пределы социальной интерпретации. Какая возможность лучше, чем их собственное исчезновение? Благодаря ее частым вторжениям из неизвестного, они знают, что смерть не является естественной, она магическая. Естественные вещи подчинены законам, смерть - нет. Умирать, всегда личное событие, и по этой единственной причине, смерть - акт силы".

    "Смерть - прихожая бесконечности, дверь для другого измерения. Кто пересекает ее когда-нибудь, возвращается обратно к происхождению. Наш недостаток понимания побуждает нас видеть это как обычное преобразование. Но нет ничего обычного в смерти; все при ее поступи становится экстраординарным. Только присутствие смерти дает силу жизни, она концентрирует чувства".

    "Наши существования сделаны из привычек. Будучи рожденными, мы уже запрограммированы как вид, и наши родители отвечают за наши сужения даже больше, чем программа, которая загружает в нас то, что общество ожидает от нас. Но никто не может умереть подобно рутине, потому что смерть волшебна. Она заставляет вас знать, что она - ваш неотделимый советчик, и она говорит вам: 'Будьте безупречными. Есть только единственный выбор - быть безупречным'".

    Девушка, участвующая в разговоре, была явно возбуждена его; словами, и заметила ему, что одержимость присутствием смерти в его учении была такой деталью, которая способствовала его омрачнению. Ей больше нравится оптимистический акцент, более сосредоточенный на жизни и ее достижениях.

    Карлос улыбнулся и ответил:

    "Ох, дорогая! В твоих словах заметен недостаток глубокого жизненного опыта. Маги не отрицательны, они не ищут смерть. Но они знают то, что дает ценность жизни - это иметь цель, из-за которой можно умереть".

    "Будущее непредсказуемо и неизбежно. Однажды вы не будете здесь больше, так что вы уже ушли. Вы знаете, что дерево для вашего гроба вероятно уже спилено?"

    "Как для воина, так и для обычного человека, безотлагательность смерти - та же самая, потому что ни один из двух не знает, когда его шаги закончатся. По этой причине необходимо быть внимательным перед лицом смерти, она может выскочить к нам из-за любого угла. Я знал парня, который поднялся на мост и стал мочиться на электропоезд, который проходил. Моча попала на кабель высокого напряжения, это вызвало разряд, который сжег его тут же".

    "Смерть - не игра, она - действительность! Если бы этого не было, не было бы никакой силы в том, что делают маги. Она вовлекает вас лично, хотите вы это или нет. Вы можете быть циником и отказаться от других тем обучения, но вы не можете высмеять собственную смерть, потому что она - вне вашего решения, и она неумолима".

    "Парадная карета судьбы возьмет нас всех. Но есть два типа путешественников: воины, которые могут стать свободными, потому что каждая деталь их жизней была настроена, и обычные люди, со скучными существованиями, без творческого потенциала, единственное ожидание которых - повторение их стереотипов с начала до конца. Люди, конец которых не будет иметь никакого различия, даже если этот конец случится сегодня или через тридцать лет. Все мы - там, ждущие на платформе вечности, но не каждый знает это. Осознание смерти - большое искусство".

    "Когда воин держит под контролем свои рутины, когда он не заботится больше о том, быть ли ему в компании или быть одиноким, потому что он слышит тихий шепот духа, тогда вы можете сказать, что он действительно умер. Начиная с этого момента, даже самые простые вещи в его жизни становятся для него необыкновенными".

    "По этой причине маг учится жить снова. Он смакует каждое мгновение, как будто оно последнее. Он не тратит время в удовольствиях и не разбрасывает свою энергию. Он не ждет старость, чтобы размышлять о тайнах мира. Он - впереди, исследует, узнает и удивляется".

    "Если вы хотите освободить место для неизвестного, откройте вход к вашему личному исчезновению. Примите вашу судьбу как неизбежный факт, который существует. Очистите это чувство, станьте ответственным за невероятный случай того, чтобы быть живым. Не просите смерть; она не будет снисходительной с теми, кто поступает нечестно. Призовите ее, зная, что вы пришли в этот мир, чтобы узнать ее. Бросьте вызов ей, даже зная, что независимо от того, что мы делаем, мы не имеем ни малейшей возможности победить ее. Она так изящна с воином и так безжалостна с обычным человеком".

    После этой беседы Карлос дал нам упражнение.

    "Это - о классификации ваших любимых, каждого, кто интересует вас. Как только вы классифицируете их, согласно степени чувств, которые вы имеете к ним, возьмите их одного за другим и передайте смерти".

    Я мог заметить ропот испуга, который встряхнул слушателей.

    Делая успокаивающий жест, Карлос добавил:

    "Не пугайтесь! Смерть не имеет ничего мрачного. Мрачная вещь - то, что мы не можем столкнуться с ней обдуманно".

    "Вы должны сделать это упражнение в полночь, когда фиксация вашей точки сборки ослаблена, и вы готовы верить в призраков. Это очень просто. Вспомните ваши дорогие существа в свете их неизбежного конца. Не думайте в том, как или когда они умрут. Просто сделайте себя знающим, что однажды они не будут здесь больше. Один за другим они уйдут, бог знает, в каком порядке, и не имеет значения, что вы делаете, чтобы избежать этого".

    "Вызвав их в памяти, вы не причините им вреда, напротив, вы будете помещать их в соответствующей им перспективе. Точка прихода смерти является потрясающей, она восстанавливает истинные ценности жизни".
  3. Оффлайн
    Алеф

    Алеф Практикующая группа

    "Среди могил я в час ночной..."

    Среди могил я в час ночной
    Брожу один с моей тоской,
    С вопросом тайным на устах
    О том, что дух, о том, что прах,
    О том, что жизнь и здесь и там,
    О всем, что так безвестно нам.
    Но безответен предо мной
    Крестов надгробных темный строй,
    Безмолвно кости мертвецов
    Лежат на дне своих гробов,
    И мой вопрос не разрешен,
    Стоит загадкой грозно он.

    Среди могил еще одна
    Разрыта вновь - и вот она
    Недавний труп на дно взяла.
    Еще вчера в нем кровь текла,
    Дышала грудь, душа жила;
    Еще вчера моим отцом
    Его я звал - сегодня в нем
    Застыла кровь, жизнь замерла,
    И где душа, куда ушла?
    Боялась робкая рука
    Коснуться трупа хоть слегка
    Так страшен холод мертвеца,
    Так бледность мертвого лица,
    Закрытый взор, сомкнутый рот
    Наводят страх на ум.
    А вот И гроб - и тело в нем
    Закрыто крышкой и гвоздем
    Три раза крепко по бокам
    Заколочено... Душно там,
    В могиле душно под землей...
    Ничтожество!.. О боже мой,-
    Ничтожество! И вот конец,
    И вот достойнейший венец
    Тому, кто силен мыслью жил,
    И кто желал, и кто любил,
    Страдал и чувствовал в свой век
    И гордо звался: Человек!

    А я любил его. Меж мной
    И им таинственной рукой
    Любви завязан узел был.
    Отец! о, я тебя любил.
    Скажи ж, мертвец, скажи же мне,
    Что есть душа? И в той стране
    Живешь ли ты? Нашел ли там
    Ты мать мою? Пришлось ли вам
    Обняться снова и любить?
    И вечно ль будете вы жить?
    Сомненье вечно! Знанья нет!
    Все сумерки - когда же свет?
    Сомненье! Боже, как я мал,
    Ничтожен! Тот, кто умирал
    Когда-то на кресте,- страдал
    И верил. Я не верю - я,
    Сомненья слабое дитя...
    О нет! я верю, верю... Нет,
    Я знаю. Для меня есть свет.
    Я знаю - вечная душа,
    Одною мыслию дыша,
    Меняя формы, все живет,
    Из века в век она идет
    Все лучше, лучше и с тобой
    В одно сольется, боже мой!

    Н.П. Огарев.

    IOYkBM.jpg
  4. Оффлайн
    Алеф

    Алеф Практикующая группа

    Осознание неминуемой смерти подгоняет нас к поиску истины. И это именно страх смерти.

    Под страхом смерти подразумевается не просто мысли о своей смертности, а переживание это чувства, когда оно не оставляет в покое. Потому что осознание и есть переживание. Это переживание есть высшая степень страдания, заставляющая искать выход, избавление от это ужаса.

    В случае, если осознание своей смертности не полное или вовсе отсутствует, в опыте есть лишь смутное чувство неудовлетворенности, неосознанно присутствующее, где то на заднем плане. Простая неудовлетворенность не способна в полной мере развернуть сознание на поиск истины. Боль должна превысить свой порог, чтобы возникло желание избавления от нее. Когда же, все более менее терпимо, то отсутствует необходимость в избавлении от этого, а значит в поиске истины.
  5. Оффлайн
    Алеф

    Алеф Практикующая группа

    Осознание своей ничтожности.

    — Воистину человеческие существа ничтожны, дон Хуан, — произнес я. — Я совершенно точно знаю, о чем ты думаешь, — сказал он. — Совершенно верно, мы — ничтожны. Однако именно в этом и состоит наш решающий вызов. Мы — ничтожества — действи- тельно способны встретиться лицом к лицу с одино- чеством вечности.

    К. Кастанеда "Огонь изнутри"

    Антропоцентризм. Все, наверное, знают значение этого слова. Оно почти для всех несет в себе, скорее, отрицательную окраску, но мы, тем не менее, в большей или меньшей степени, живем этой концепцией. Все мы придаем очень серьезное значение человеку, его поступкам, его жизни и смерти, его страданиям. Никто из нас, по-видимому, почти никогда не осознает свою истинную ничтожность. В этом, наверное, нет ничего странного, и все же это очень странно. Ведь для того, чтобы осознать ее, нам достаточно просто посмотреть на звездное небо и почувствовать, что действительно значат эти микробы, ползающие по поверхности этой, совершенно крохотной планеты и насколько смехотворно их стремление к становлению и серьезное отношению к условностям их крохотной жизни.

    Каждый день нас рождаются и умирают миллионы. Мы просто свечи перед сиянием этих великолепных звезд. Мы живем лишь краткий миг. И чем больше мы пытаемся показать свою власть над другими людьми и над тем, что нас окружает, тем больше мы подтверждаем собственное ничтожество. Хотя подавляющее большинство из нас совершенно этого не осознает. Для обычного человека все выглядит как раз наоборот. Именно власть над своими ближними и над тем, что нас окружает, и говорит о нашей значительности, о значительности человека. Ниже я постараюсь показать, что это не так.

    Для любого здравомыслящего человека совершенно очевидно, что существует сила, которая поддерживает эту вселенную, этот порядок, которая и является этой вселенной, и благодаря которой (силе), мы осознаем и существуем. И сила эта, конечно же, обладает полной властью над жизнью любого из нас. Она может отобрать нашу жизнь в любой момент. По-моему, это совершенно очевидно. По крайне мере, для человека, вышедшего из глупого дуализма добра и зла. Что мы для нее? Мы есть ее маленькие частички. Мы не отделены от целого. А она — это все. Это — высшая разумность и т. д. Итак, вы согласны, что она может уничтожить любого из нас в любой момент? Не согласны? Тогда можете не продолжать читать эту главу, она не будет иметь для вас никакого смысла, вы еще не готовы к этому, вы слишком серьезного о себе мнения.

    Теперь вернемся к предыдущему абзацу. К утверждению о том, что чем больше мы пытаемся показать свою власть над другими людьми, тем больше мы подтверждаем собственное ничтожество. Вы когда-нибудь думали над этим? Вы связывали это утверждение с тем, что сила может лишить нас жизни в любой момент? Я помогу вам сделать это. Во все времена в человечестве существовали тираны, которые по собственной прихоти убивали миллионы людей. Понимаете, миллионы. Однако, делая это, они продолжали жить. Силе не было до них никакого дела, потому что они не делали ничего. Они лишь задували миллионы свечей, в то время как должны были неизбежно (или нет) зажечься миллионы других. Своим насилием и демонстрацией своего мнимого могущества они лишь подчеркивали свою действительную ничтожность, действительную ничтожность человека, как такового.

    Нам может лишь казаться, что мы делаем что-то значительное, что разрушаем что-то серьезное, что можем совершить или уже совершили что-то непоправимое. Однако это — иллюзия. Мы слишком маленькие. Наш диапазон возможностей слишком ничтожен перед лицом этой бесконечности, перед лицом этой непостижимой гармонии. Все, что мы можем, — нам позволено. На самом деле наши самостоятельные действия — это иллюзия. Как утверждает теологический детерминизм — вся причинность относится к богу. И, при всех странностях этой теории, это — действительный факт. Мы — это часть силы. Своими действиями мы, будучи ее частью, выражаем ее команды. Так что на самом деле, хотя и по нашей воле, но нашими руками действует бог, сила, поддерживающая вселенную. Мы — это она, мы — ее частички. И когда кто-то убивает, насилует, разрушает, то это делает не он; это по воле личности, по воле "я", по воле иллюзии делает сила. Это делает бог. Странно звучит, но это — факт. Его, конечно, не просто принять и осознать, однако при понимании иллюзии добра и зла, равнозначности, тотальности и человеческой ничтожности, в этом нет ничего сложного.

    Кто-то может сказать, что подобные утверждения и теории ведут к вседозволенности, безнаказанности и хаосу. Однако этим сторонникам антропоцентризма я могу сказать, что, во-первых, это не теория, а факт, а во-вторых — и что здесь, наверное, самое важное — следует понимать, что все свои разрушительные и насильственные действия человек совершает лишь потому, что не осознает всего выше написанного, не осознает своей ничтожности. Он разрушает и насилует лишь вследствие того, что придает неоправданную важность себе и своим поступкам, а так как этого не осознает практически никто, и все общество живет сообразно системе ценностей, в которой определенные человеческие действия считаются ужасными, крайне жестокими и т. д., то человек, то есть его "я", стремясь к самоутверждению, и совершает их, считая, как и все, кто его окружает, что совершает нечто значительное. Его "я" живет этим, этим ощущением значительности совершенного, а, следовательно, ощущением собственной значительности. То внутреннее возбуждение, ту интенсивность, то есть те эмоции, которые испытывает человек, совершая разрушительные (или созидательные) действия, дают ему (то есть его эго), ощущение реальности собственного бытия, дает ему возможность убежать от собственной пустоты, от осознания иллюзии личности, от осознания собственной ничтожности.

    Мы, вследствие иллюзии собственной значимости, не осознавая факта собственной ничтожности, продолжаем совершать первородный грех оценки, грех разделения на добро и зло, продолжаем судить (это более подробно будет описано в главе "Грехопадение. Карма.") и, как следствие этого, продолжаем разрушать. Осуждая, придавая неоправданно серьезное отношение человеку и человеческим поступкам, мы, сами того не осознавая, провоцируем разрушение, провоцируем насилие.

    Я не знаю, готовы ли вы к осознанию того, что я пишу, но каждый из вас слышал, что "бог — это всепрощение", а если это так (что так и есть, вне всякого сомнения) то вопрос наказания, в принципе, не стоит, потому что некого наказывать, да и не за что. Во-первых, как я уже написал выше, нам все позволено, а во-вторых, наказана может быть лишь личность, жалеющая себя, страдающая лишь потому, что придает себе неоправданную важность, не осознающая собственной иллюзорности. То есть страдает, как ни странно это звучит, лишь, говоря словами Кришнамурти, "жизнеспособная иллюзия". За границами этой иллюзии, за границами "я" страдание отсутствует, как отсутствует и личностное самосознание.

    Безусловное видение собственной, то есть человеческой ничтожности, является одним из способов преодоления серьезного отношения к себе, то есть выхода за пределы самоотражения. Представление о собственной ничтожности, наряду с идеей смерти, осознанием иллюзии "я" и другими вещам дает нам возможность смотреть сквозь наши эмоции, дает нам возможность наблюдать за собой, что и является основой выслеживания себя, основой освобождения нашей энергии из тюрьмы самопоглощенности.
    Те слова из эпиграфа к этой главе, которые сказал Кастанеда дону Хуану, были сказаны им после того, как он смог заглянуть в эту беспредельность за пределами инвентаризации. Для него, как и для дона Хуана (как и для меня), они уже не были теорией. Мы действительно ничтожны. Если вы будите идти по пути освобождения энергии, то вы когда-нибудь воспримете этот факт. Однако мы, тем не менее, "способны встретиться с одиночеством вечности".

    Я знаю, что прочитанное выше оставило у многих из вас не очень приятный осадок. Многим то, что изложено в ней, может показаться спорным, слишком жестким, неправильным или даже отвратительным. И это не удивительно, ведь действительное принятие, реальное осознание того, что в ней написано, разрушает до основания всю нашу систему ценностей (которая, кстати, и основана на нашей мнимой ценности), со всей ее моралью, с нашим глупым пониманием ответственности (см. гл. "Время и ответственность"). А оставить позади все то, во что мы всю жизнь верили, конечно же, не легко. Я по себе знаю, насколько это неприятно. Однако без этого невозможно умереть, невозможно приблизиться к тому самому нулю, к тому самому абсолютному смирению, в которое нам необходимо войти, чтобы стать едиными с духом, чтобы позволить ему проявляться через нас, чтобы войти в эту бесконечную тайну. Без осознания собственной ничтожности невозможно до конца победить серьезное отношение к себе, то есть невозможно полностью избавиться от самоотражения, невозможно вывести всю нашу энергию из состояния самопоглощенности. Не осознав этого нельзя обрести абсолютную трезвость, без которой невозможно безнаказанно путешествовать по просторам других миров, и, конечно же, совершенно невозможно отправиться в свое решающее путешествие.

    Однако совершенно ни к чему боятся этого разрушения всего того, во что мы верили. Я хочу сказать, что, конечно же, для тех, кто живет в этой системе ценностей, для тех, кто живет серьезным отношением к себе, не осознавая собственной ничтожности, иллюзии "я" и равнозначность всех отдельных элементов нашей системы ценностей, встречные ограничения в виде морали, правил, страха совершенно необходимы. Иначе его "я", то есть то зло, которое живет в нем, станет совсем бесконтрольным и наделает еще больше бед, еще дальше отойдет от мировой гармонии и порядка. Однако если вы осознавая все то, что было написано выше, выходите за пределы этой системы, за пределы своего "я", с его самозначительностью, с его стремлением обладать, с его стремлением манипулировать тем, что вас окружает, то вы перестаете разрушать, вы совершенно не опасны, совершенно миролюбивы, в вас более не остается насилия.

    Тогда вы становитесь способны видеть ту мораль, тот закон, который никак не связан с человеческим, хотя кое где и пересекается с ним. Как-то в рубрике "Вопросы" на mail.ru я на вопрос "Выстраивая пирамиду нравственных ценностей, что было бы для вас основой?", ответил, что при отсутствии серьезного отношения к себе, полное отсутствие каких бы то ни было ценностей — это приход к абсолютной нравственности того, что есть. Этим я хотел сказать, что, освободившись от всего того, во что вы верите, вы приходите к возможности видения того, что есть, того, как сила организовала здесь вещи, и следовать этому, не обманывая себя и не разрушая этой гармонии.

    Закончить эту главу я хочу цитатой из девятой книги К. Кастанеды "Искусство сновидения":

    "Это свобода внезапно улететь в бесконечность, которая где-то там. Это свобода раствориться, оторваться от всего. Это свобода быть подобным пламени свечи, которая вместо того, чтобы подняться против света миллиардов звезд, остается неугасимой потому, что никогда не претендует на то, чтобы быть чем-то большим, чем она есть на самом деле, — всего лишь свечой". Я думаю, что нам никогда не следует забывать о том, что "лишь когда воин становится ничем, он становится всем".

    (Николаев Сергей "Путь к свободе. Начало. Понимание").
  6. Оффлайн
    Алеф

    Алеф Практикующая группа

    Что есть "я" в свете осознания своей смертности?

    Все мы тут я-каем , - да я..., да я..., а что оно в действительности из себя представляет, что оно может, если за одно мгновение оно может быть уничтожено.

    Какой силой, какой мощью мы наделяем слово "я", будто оно действительно что-то может, будто оно реально существует.

    Я умру! Я умру в любой момент!

    Это может быть внезапная остановка сердца. Это может быть смертельный диагноз. Это может быть несчастный случай. Это может быть нелепая смерть от хлебной крошки перекрывшей дыхательные пути. Это может быть смерть от старости. Все что угодно. Но факт в том, что смерть неизбежна и мы не знаем когда умрем.

    Если мы только начнем думать в этом направлении, что я неминуемо буду уничтожено и это может случиться в любой момент, то обнаружим иллюзорность своего существования.

    Но мы боимся посмотреть правде в глаза, мы боимся обнаружить свою ничтожность или несущественность. Как же я могу полагаться на себя, как я могу верить в себя, если я ничего не могу сделать, от меня ничего не зависит, я могу быть уничтожено в любой момент.

    Мы будто натянули на себя маски и всеми силами стараемся удержать этот ложный образ, от которого, будто, что-то зависит, избегая взгляда на истину о себе, что "я"-ничто.
  7. Оффлайн
    Алеф

    Алеф Практикующая группа

    Мы все мертвы.
    Мы все мертвы. Мертвы, начиная с момента рождения, может даже задолго до него. Еще в момент большого взрыва все было решено — все умрет, планеты рассыпятся в пыль, звезды рассеются равномерно теплом по всей вселенной, черные дыры прошепчут свою массу рентгеновским излучением в пустоту, что уже говорить об человеке.

    Твое рождение — цепь нелепых совпадений. Уже в утробе матери ты начинаешь бороться со смертью, уже с момента, когда ты попал в руки акушерам, ты начинаешь разрушаться. Ты дышишь воздухом, который тебя убивает, ты ешь еду, которая тебя отравляет, ты занимаешься деятельность, которая наносит тебе тысячи микротравм. Пока ты молод — у твоего тела есть запас сил, чтобы бороться с саморазрушением, не сходить с дистанции в этой адовой гонке, в которой нет финиша. Пока ты молод ты можешь выращивать свое тело заново — клетки делятся пока хватает длины теломер, отторгая умерших сотоварищей, и раз в день ты срешь мертвечиной. Раз в день это пока здоров.

    Но наступает момент — точка перехода, когда запас прочности организма истощается, кончается завод этой пружины. Год-два ты балансируешь на этой точке, где силы разрушения уравнены силами восстановления, по инерции сохраняя относительно здоровое тело и бодрый дух, еле замечая эти странные «звоночки» от своего организма, а потом стремительно катишься в Тартар. Болезни сыпятся на тебя из рога изобилия, твои зубы рушатся, твой ливер гниет (особенно если ты любитель изменять химию своего организма всеми доступными средствами), суставы хрустят, кости тебе поют песни перед дождем или снегопадом, даже твой член выдает каверзы, о которых стыдно говорить в мужском обществе. Ты врешь себе «ох уж эта плохая экология, ох уж этот плохой образ жизни», смутно подозревая, что здесь что-то не то.

    Ты начинаешь хвататься за спасительные соломинки: бег, плаванье, йога, вегетарианство, в надежде выцепить у энтропии лишние деньки, месяцы, годы, оправдываясь перед друзьями — старею, мол, пора и о здоровье подумать. Но ты ведь мертв с самого рождения, только сейчас ты начинаешь видеть и втайне осознавать это.
    Вся мощь понимания этого приходит однажды ночью, когда твой скучающий разум натыкается на ящик со звериными мелочами, который был забыт эволюционировавшей обезьяной в пылу социализации. Ты нажимаешь кнопку любопытства и затаенный извечный страх мелкой дрожью пробирается вдоль позвоночника и расцветает роскошной паникой в голове — ты мертв, ты мертв, ты мертв, но у тебя еще есть немного времени, ты получил отсрочку, но темнота у тебя за спиною, идет по пятам, дыши, дыши, забудь, поплачь, погрызи подушку, утешься тем временем, которое тебе осталось, которое твой разум тебе оптимистично отмерил. Вот, я твой разум, у меня есть тухлые концепции загробной жизни, которые выглядят так успокаивающе, у тебя будут дети, ты живешь в них, у тебя есть достижения, ты будешь жить в них, но ты ведь не такой идиот, чтобы всерьез принять это, верно? Только небытие, только истина!

    Наутро ты просыпаешься немного помятым, возможно с заплаканными глазами, со смутными воспоминаниями своей ночной агонии, которые твоя психика услужливо скрывает. Первый утренний вдох радостен, первая утренняя сигарета вкусна и ты снова думаешь, что будешь жить вечно (ведь 40-20-10 лет это вечно, да?).

    Но энтропия умеет ждать. Хотя бы до следующей ночи или до еще одного «звоночка» от твоего тела, которое УЖЕ как-то странно пахнет.

    https://pikabu.ru/story/myi_vse_mertvyi_2779992
  8. Оффлайн
    Алеф

    Алеф Практикующая группа

    Почему люди в подавляющем большинстве избегают мыслей о своей смерти? Почему нам почти каждый говорит, не думай об этом, это плохо, эти мысли только вызывают депрессию и всякие другие психологические проблемы?

    Это просто удивительно, как мы самообманываемся. Ведь, если подумать, то получается наоборот, именно отрицание, не желание признавать свою смертность делает нас глубоко несчастными.

    Отрицание своей смерти подгоняет делать нас неимоверные вещи. Это постоянный бег, стремление за достижениями. Нам все время приходится соответствовать социальным нормам. А ведь это в свою очередь вызывает сильное напряжение.

    Нам говорят: ты должен стать сильным, красивым, ты должен стать состоятельным, ты должен стать умным, ты должен быть всегда здоров. Ты должен, должен, должен...Кроме того, наше близкое окружение желало бы видеть нас не просто таковыми, а лучшими из всех. А это невозможно, потому что и тем то в свою очередь была навязана эта идея. Так мы начинаем чуть ли не ходить по головам друг друга. А иначе ведь нас не признают, не полюбят (что тоже было навязано родителями и социумом). Поэтому нам приходится все это делать. Но именно благодаря этому мы и становимся невротиками, вечно боящимися не соответствовать этим нормам.

    И это есть результат отрицания своей смертности.
    Ведь мы так яро стремимся к своим достижениям именно потому, что верим, что способны удержать все это. Мы по собственной глупости или невнимательности предположили, что то, за что мы так боремся постоянные и стабильные вещи.

    Но осознав, что все будет потеряно в один прекрасный день, в день смерти, будем ли мы придавать такое особое значение всему этому? Будем ли мы так переживать за то, чего не получилось достичь? Думаю, нет.

    Конечно к кому то может прийти мысль - "а зачем мне вообще что-то делать, если я все равно умру?". И тогда он решит лечь на диван и ничего вообще не делать, кроме как бить в баклуши.

    Но эта идея задержится в сознании не надолго, поскольку, ну, например: когда захочется кушать, телу придется встать и пойти заработать себе на кусок хлеба. Но все действия уже будут исходить из простой необходимости. Телу ведь на самом деле много не надо, все что нам действительно требуется, очень простое и доступное. То есть, для этого не требуется делать каких-то неимоверных усилий. Эти усилия мы предпринимаем исключительно из ошибочного представления, что мы будем жить вечно. А сколько в связи с этим у нас высвобождается свободной энергии для творчества.

    Таким образом осознание своей смертности освобождает нас от любого рода психологических зажимов. Ведь, если я все равно умру и весь мир для меня рухнет, значит эта жизнь иллюзия. А если это иллюзия, так с чего бы не воспользоваться таким случаем и не реализовать свой собственный потенциал, вместо того, чтобы слепо следовать системе.

    При этом ты конечно больше не привязываешься к результату, поскольку ты готов к тому, что все рухнет в любой момент. Это похоже на то, как детишки играют в песочнице, увлечены постройкой фигурок из песка, но, когда их зовут домой они без сожаления все бросают и уходят.
    Последнее редактирование: 16 июн 2019 в 19:33