Интересные ссылки

Тема в разделе 'Оккультизм', создана пользователем Лакшми, 29 янв 2019.

  1. Оффлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

    4937755557.jpg

    Здесь будут размещаться ссылки на интересные источники по тематике Арканов Таро.
  2. Оффлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

  3. Оффлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

    Последнее редактирование: 3 фев 2019
  4. Оффлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

  5. Оффлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

    05.jpg 21.jpg 04.jpg

    Священные картины Таро

    Предисловие
    Помимо явно читаемого синтеза кабалы и книги Тота, следует, вносить ясность и понимание в пути тайной науки, который ей приходилось совершать и который она совершает, и по сей день. К двадцать восьмому веку до Р.Х. тайное знание, пройдя сквозь несчетное количество тысячелетий, изменяясь и утрачивая все более и более от наследия рас прошлого, находит себя в откровениях мистерий Исиды, после умерщвленного Осириса, унося центр из Мемфиса в Фивы. Строгая структура посвящения, а так же многочисленные противоречия в кругу посвященных в таинства, не оставляет сохранение науки в благополучии. Но следует отдать должное тем, кто оставил столь ценное наследие, сохранившееся до наших дней благодаря их мудрости, так как, зная, что наука и способна исчезнуть, благодаря слабости человеческой, то благодаря той же слабости, дурные привычки не исчезнут никогда. Тогда же, посвященные скрыли книгу Тота, передав ее всему народу в виде игральных карт.
    Раскрыть Спойлер
    Сын сестры Рамсеса второго, Хоросиф, в шестнадцатом веке до нашей эры посвящается в мистерии Исиды, в то же время во Фракии посвятился и Орфей. Хоросиф берет себе посвятительное имя, Моисей, взятый от воды, или крещенный миром второпричинностей, посвященный в тайны его. Но посвященного Моисея ожидает тяжелый поворот судьбы, потому как будучи посвященным он совершает убийство в запальчивости, и выбор будущего для него становится весьма мрачным. Ему приходит видение, дающее поворот событиям и он принимает решение удалиться в пустыню, в храм Амон-Ра, хранящий наследие черной расы. Жестокость испытаний для соискателей посвящения была широко известна, и такой выбор виделся равным самоубийству. Дочь Верховного Жреца Храма Иофора, Сепфора, прониклась к Моисею любовью, и в самом тяжелом испытании при котором надлежало испить вина на выбор из двух тождественных кубков, один из которых смертельно отравлен, Сепфора тайно указывает Моисею на не отравленный кубок, благодаря чему Моисей проходит испытания и получает посвящение. Моисей становится правой рукой Иофора и женится на Сепфоре. Когда же спустя годы, Моисей проникается глубокой мудростью и чувствует за собой силу и власть, после известного видения он возвращается в Египет, а выходит из него, ведя за собой целый народ, который он и посвящает в тайные знания, делая его хранителями последнего. При чем Моисей передает знания открыто, и абсолютно всем, но оно ясным образом не принимается, тогда же, Моисей передает мудрость устно, близкому кругу, народу же знание дается в виде аллегорий, в виде размытом и туманном. Алфавит отражает саму фундаментальность знания, а устная передача - кабала, является ключом к нему. Так кабала и мудрость книги Тота, не только являются синтетичными на первый взгляд, но имеют одну основу истечения, и отражают единую, фундаментальную и могущественную опору мудрости.

    Аркан первый - Алеф - א
    [​IMG]
    Ты спрашиваешь кто Я? Я Алеф. Я начало. Я то, что приступает к действию, потому что я закончен для начала... Взгляни на меня, я оделся в белые одежды, потому что они созвучны свету, свободному разуму, знанию и мудрости, я не получал их в дар, но заслужил своим усердием, устремлением и желанием, потому я закончен, и потому я начало, оттого я готов действовать, идти путем истины. Смотри, в моей правой руке жезл власти и силы, могущество, которое я направил к небу, потому как к нему устремлена моя сила, потому как эта сила принадлежит небу, и должна действовать от него. Левой рукой я укажу тебе куда направлена сила, пройдя через мое тело, окутанное светом и опоясанное змеей пожравшей свой хвост. Так, я устремляюсь к небу и возвращаюсь к земле. Моя воля велика, потому что я завершился и стал началом, потому что я совершал большие усилия чтобы стать им. Золотым обручем я сковал свою голову, золотом, но не тем по которому ступают ноги человеческие, а его отражением на небе. В нем вращаются творения, я наблюдаю их, знаю их, стою, чтобы создавать новые. Вот кубический камень, что стоит передо мной, на нем я совершаю. Размышляй его. У него двенадцать граней, и восемь точек скрепления, по четыре противопоставленных друг другу. У него шесть плоскостей, которые содержат форму, седьмая причина дает им право изнутри. На кубический камень я возложил чашу, в ней существуют страсти человеческие, но они не проходят подобно воде сквозь пальцы, я сковал их в форму посредством кубка, оттого что пребывал в воде и становился ею, отнял все слабости и стал началом, потому что водой управляю. Я возложил на кубический камень меч, и это моя борьба становления и характер действия, я пребыл в огне и не дал ему сжечь меня, я стал им и горел мудро, через него я стал началом, потому что управляю им. Я возложил на кубический камень сикл, все ценности земные, и начертал знак креста, величие Его не постижимо временем, так все ценности я придал в служение бесконечности, они результат усердия и молчания, истинного золота, тогда как сами истечение временное, так я облекался землей, в молчании не удовольствовался ни одним свершением, потому как знал где истинное золото и знал что его совершение бесконечно, так через землю я стал началом, потому что ею управляю... Оттого осознай, что сам я воздух, дуновение Духа, я воздух и я Алеф, единица и начало, кубок, меч и сикл мои орудия, на кубическом камне их действия, оттого я начало, что готов провезти высшее в низшее. В теле я упорная воля, в душе яркая смелость, в мудрости - бесконечная творческая сила, владеющая для завершенности водой, огнем и землей. И если ты ищешь меня, то твердая воля, смелость и пребывание в бесконечной деятельности приведут тебя ко мне...

    Аркан второй - Бет - ב
    [​IMG]
    Смотри на меня человек! Я Мудрость, Я Познание, Я пребываю у входя в храм Исиды и Я открываю его. Я бет и я сочетаю единицы, одну к другой и другую к одной, бесконечно, вечно. Взгляни на колоны, что стоят справа и слева от меня, размышляй их, потому как я меж них. Я сила, что скрывает печати книги всемирной природы и Я сила способная открыть их. Я указываю молчать, потому как иначе станешь одной из колон, а они разумы пространств, так в красной колоне, что справа от меня, разум светлый и чистый, и знак солнца на нем, в колоне черной разум нечистый и плененный, и знак луны на нем, один вылит золотом, другой серебром, один молчанием, другой болтовней, но в них нет меня, Я меж них… Я сочетаю, слагаю, привношу, изымаю, вот почему Я Мудрость и Познание, вот почему Я меж них. Человек живой и мертвый, Я меж ними. День и ночь, я меж ними. Солнце и Луна, я меж ними, и чтобы видеть и слышать меня, стань между колон и молчи, чтобы слышать, и закрой глаза, чтобы видеть, иначе будешь слушать и смотреть, и будешь либо живым, либо мертвым, либо природой, либо ее противником, и так никогда не достигнешь меня… Между черным и белым, Я не серое, не переход, Я иной Свет, потому что знаю белое и от того знаю черное, оттого, что знаю черное, знаю белое, и не размышляй меня по глупости серым, потому как обладая Мудростью, существом моим, Я не становлюсь сочетанием колон, Я сочетаю их, Я разъединяю их… Если желаешь существовать в Мудрости, замолчи, потому как все действительно ценное скрыто, как лицо мое скрыто вуалью, как книга миров скрыта моими одеждами, как пространство между колон скрыто завесой, слагай единицы в молчании, не отвлекайся ни на одну из них, если желаешь их сложить, разъединяя единое, растворяй, чтобы видеть в единице двойку, об этом гласит солнечный крест на моей груди. Невозможно стать между колон не обладая знаниями о них, невозможно обладать знаниями о них, сливаясь с ними, невозможно стать Мудростью сливаясь с колонной, но верно стать разумом… Я покоюсь на троне кубического камня, и увенчана тиарой Мудрости, рогами Исиды и полной луной меж ними. Мое действие покой, моя природа женственна. Меня не отвлекают колонны, потому как они то, что держит пространство в центре. Если же ты ищешь меня, то молчи, будь ни живым, ни мертвым, ни горячим, ни холодным, пробуй и обретешь меня, станешь видеть и слышать, перестав слушать и смотреть…

    Аркан третий - Гимел - ג
    [​IMG]
    Я Рождение! Я произрождаю бесконечно! Я Гимел и Я сочетаю двух с одним и одного с двумя, постоянно, в бесконечности жизни. Кто же Я? Я Любовь… Я притягиваю три единицы к единству и рождаю единое. Я Солнце над миром и оттого я круг над крестом, так сияет Венера. Плоды неудач? Я была там, рождала их. Отчего они неудачны? А как ты сочетал их? Я рождаю, даю жизнь и новую форму, и бесконечно радуюсь тому, что рождаю. Я покоюсь на кубическом камне, под моими ногами луна, весь мир подлунный и все что с ним. Мое тело окружает Солнце, в левой руке я держу жезл власти с моим знаком на нем, в правой руке я держу орла, смотри, как высоко воспаряет он, нет границ для него, потому не существует границ для рождения. Я увенчана двенадцатью звездами, домами которые посещает Солнце, в бесконечном движении творения. Абсолютная Мудрость и Бесконечная Деятельность - и Я соединю двух с одним и одного с двумя и плод родится, не ужасайся и не испытывай ненависти, когда родится разрушительное, потому как это плод деятельности и глупости, тогда ищи мудрости и не станет тебе того, что сможешь ненавидеть… Не сковывай Любовь Луной на которой я стою, а смотри на орла, которого я держу в руке, как и на жезл мой. Обладай Мудростью и дуновением Ветра, и обретешь самую прекрасную Любовь, так обретешь меня… Я привлекаю нужное для рождения и отталкиваю противное для него, и если отталкиваю, то ищи Мудрости, чтобы Я соединила и произвела Рождение. Сочетай верно и правильно, так не станет ничего, что не будет способно родиться…

    Аркан четвертый - Далет - ד
    [​IMG]
    Я Далет, и Я властвую и управляю. Я сочетаю двух с двумя, утверждая и отрицая пары, каждые из них, Я обсуждаю всех, трех с одним и одного с тремя, и далее, решаю четверых. Я Единица, обращенная своей силой к трем подобным, но не равным. На моей голове шлем, знак борьбы в том пространстве и корона на нем, знак победы, победы не в битве, а в войне. Оттого мои руки и плечи, знак восходящей тройственности, а ноги мои, знак креста величественного. Я восседаю на исполнении, кубическом камне, и он отмечен орлом, возносящимся в беспредельные высоты, неся на груди знак Великого Иерофанта, потому как так Я действую для исполнения. Я сила завоевавшая власть, потому как Я сила обращенная к мудрости, порождающей действие. Я Истина, приложенная к всемирному тяготению и рождению, оттого власть моя не право, а долг мой и обязанность моя. Так, Я держу в своей правой руке скипетр Исиды, Я исполненный воздух, исполненная вода, Я исполненный огонь и исполненная земля, Я не лишь один в отрицании, а четыре в Истине, и потому Я один. Моя природа мужественна, но состояние мое покой, потому как долг мой исполнен, и обязанность моя выполнена и совершенно необходимое. Я равный крест и Я в центре его, закон четырех, потому Я смелость и знание, желание и молчание, и это завершено. Состояние мое покой, и оттого природа моя мужественна, что Я готов продолжению и следующему действию бесконечности. Осознай, что для того, чтобы произошло свершение, необходимо сметь и никогда не поддаваться трусости, необходимо иметь столь смелый ум, чтобы не стало границ для орла, и не должен он смущаться, взлетев в небывалые высоты, или же спустившись в глубочайшую бездну. Следует обладать мудростью и знанием, и никогда не становиться глупостью и невежеством, сколь бы не было трудно, приложи внимательное усилие. Следует быть желанием и никогда не становиться отчаянием, гореть огнем следует мудро, потому, как страсть перестает быть желанием, и превращается в неуправляемое пламя, пожирающее в первую очередь того, кто его разжег. Следует быть усердием и молчанием, и тогда, огонь будет гореть, не обжигая, и никогда не становиться леностью и нетерпением, во всех четырех именах правления, следует установить власть спокойствия и верных свойств, тогда обретается равновесие мира и осуществление вещи. Если же этого не происходит, ищи рядом с собой человека, который олицетворяет мою природу, и он направит тебя.

    Аркан пятый - Хей - ה
    [​IMG]
    Я Хей, Я Овен, как свет начала года, Я дыхание, как свет начала жизни человеческой. Я Иерофант, наставник священных тайн, Я князь Великого Искусства. Я увенчан тиарой Исиды, как и моя сестра, Мудрость, и восседаю меж двух колон у порога Храма, скрытого завесой от всякого неспособного. В левой руке моей, жезл, как опора и действие мое, он возвышается над моей головой и знак его, крест с тремя перекладинами, и он есть красота и могущество действия Его, Он, Истинный, Живой, и Царствующий, проникающий могуществом своим повсюду, и нет границ Его Величия. Так, опираясь на могущество Его и красоту Его, правой рукой Я очерчиваю в груди своей знак молчания, размышляй, как все должно утихнуть прежде действия. Внимай голосу Неба. Вот две колоны, и Я меж ними, вот двое, что пришли ко мне, один из них оделся красным, другой же - черным, знай, что они Гении Света и Мрака, представшие передо мной в повиновении. Размышляй, как следует быть. Действие и результат его создание, оно укажет тебе состояние мира и ответ его, тогда же, замолчи прежде всякого действия, чтобы слышать пришедших к тебе Гениев Мрака и Света, обрети Мудрость благодаря знаку молчания в твоей груди, раскрой завесу меж двух колон и получи ответ Неба, и соверши действия. Помни, что дуновение Духа, приложенное к спокойствию и верному свойству четырех, становится дыханием и началом новой жизни, прилагай силу согласно голосу совести и истиной мудрости, проявляйся согласно полученным свойствам и знаниям, но всегда в молчании, изучая пространство, меж двух колон. Я Алеф и Бет, Гимел и Далет, и оттого я десять и один, и как один я проявляюсь к четырем, и оттого пять есть число мое и знак пентаграммы - мой знак, когда одним лучом он, верно направлен к Небу. Будь внимателен природой моей, прежде всякого действия, и тогда обретешь ты ключи от врат добра и зла.

    Аркан шестой - Вав - ו
    [​IMG]
    Я Вав, Гексаграмма Соломона, природа ее, движение ее, существо ее. Я выбор, назначенный всякому, испытания, которые даны всем, взвешены и явлены, чтобы измерить золото, и узнать его качество. Взгляни на себя прошлого, и ты найдешь себя глупцом, потому как сегодня, ты более мудр, а если не найдешь, то ты не жив, а лишь делаешь вид что живешь. Оттого, двигайся в своем пути с огромной внимательностью, потому как завтра, желай обнаружить себя мудрым сегодня, и так ты обретешь самый ценный напиток жизни, вкус которого прекрасней любого иного, что тебе доводилось пробовать. Я стою посреди, прежде чем идти, и смотрю в землю, сложив на груди руки, соблазняемый двумя девами, двумя характерами, двумя путями, двумя лонами плод принимающими. Справа от меня женщина, увенчанная золотым обручем, небесная красота ее манит меня, к тропе узкой настолько, что едва ли рука моя пройдет в границах ее. Слева от меня, женщина пленительная, на голове ее корона пурпурного цвета, а тропа ее соблазнительна и широка. Я свободен действовать, как пожелаю, но действовать обязан. Будь же внимателен, решение твое свободно, ничто не претит тебе. Свыше нас парит Ангел, стоя на колесе великого Рота, и исполняется следствие от всякой причины, но Он укажет, куда направлена стрела Его разящая, чтобы знал ты, куда направится стрела защищающая. В сверкающем ореоле Гений справедливости воздаяния ожидает выбор, чтобы указать прошлую глупость, неверность пути, потому как всякое сердце, запутавшееся в одеждах лжи, желает придти к Истине. Выбор происходит постоянно, уравновешивая силы отца, матери и сына, порядок гексаграммы, движение единицы к пяти, или же пяти к единице. И всякое существо двуполое, обратится к миру. И всякий мир обратится к существу двуполому, чтобы явить отличные движения, согласно мудрости самой Жизни. Обрати свой взгляд к Небу, потому как там ярким светом сияет ореол вращения колес, который невозможно не заметить, если остановится, взглянуть на землю и скрестить руки. Гений справедливости, окутанный этим сиянием, укажет тебе, куда направлена стрела, и где путь верный, ведущий к истиной цели, всякого существования.

    Аркан седьмой - Зайн - ז
    [​IMG]
    Я Зайн, Триумф и торжество победы, победы Истины, триумф верного. Так сияют на мне латы, и Я шествую на колеснице, в триумфе и славе, и теперь же в руках моих не только меч борьбы моей, но и скипетр власти, где трое властвуют над четырьмя, где восходит семья над основанием в бесконечности окружности их охватывающей. И коронован я золотом, и знаками пентаграммы, и корона моя знак могущества разума и мудрости, распространившего свою власть на все области существования, как пентаграмма, вошедшая в пространство меж колон бесконечного мира. Моя четырехугольная колесница, символ завершенного, четыре колоны есть стихии, а звездный балдахин, укрывающий меня - септернер Неба. Так трое властвуют над четырьмя, так обретается септернер. Так единица властвует над шестью, а не шесть над одним, и потому триумф, и потому победа. Так двое сфинксов несут вперед мою колесницу, один из них победно шествует со мной, возвещая славу триумфа Истины, другой же моей властью был освобожден от страданий и теперь так же несет вперед Славу Света. Обрати взор свой к Небу, к семи Светилам, что сияют на нем ярким Светом, и всякий раз в испытаниях твоих, обрати взгляд свой к истинным свойствам и презри все ложные. Избери узкую тропу взамен широкой, по которой в большом количестве ступают обманутые. И никогда не упускай из вида момент выбора, потому как лишь однажды сделанный шаг по тропе слабости, увлекает подобно болоту, засасывая светлый и свободный разум. И не устрашись, когда столь многое будет мешать тебе идти тропой истины, потому как узка она лишь потому, что пропустит лишь тебя истинного, и ничего того, что лишнее для тебя верного. Прими верный выбор, крепкой волей и яркой смелостью, ступай, во всем взывая к небу, и ты не собьешься с верного пути, и будешь ведом Гением твоим, и он приведет тебя к воротам Храма. Так познаешь септернер, победу и триумф, так тернер воссияет над четырехугольником, и существо над материей. Так пленишь жертву, которая пленит слабых, так свет будет твоим проводником и верным союзником во всех твоих дальнейших испытаниях. Так Алеф и Бет, обращаются к Далет, как Дуновение Духа и Небесная Мудрость, направляющие взгляд свой к миру, обретая власть и мудрость семерки Неба.

    Аркан восьмой - Хет - ח
    [​IMG]
    Я Хет, Я правосудие, Я же равновесие, одного к другому благодаря третьему, и так есть существо, как есть тому необходимость. Взгляни на меня. В моей правой руке весы, и знай, что они указывают равновесие, и порядок всего что есть, что может быть. Будь внимателен, потому как ты пожелаешь склонить левую чашу весов, и Я тут же восстановлю равновесие, склонив правую, пожелаешь склонить правую, и Я склоню левую. Желая усилить что-либо, помни, что, оберегая мир и жизнь, Я усилю того отражение и иное движение, оттого не советуйся с глупостью, желая обойти закон, положенный с самого начала мира. Будь готов к оберегающему равновесию и знай, что, создавая что-либо сильнее, ты изменишь форму, но никогда не сделаешь того - единственным. Нельзя уничтожить Свободу, Жизнь и Существование, а потому нельзя остановить испытания. Создавая что-либо, будь благоразумен. Предрекая рождение противного, действуй свыше, не тревожа чаши весов, и стремись к порядку. Тогда мой меч не поразит тебя. Глаза мои повязаны лентой, размышляй об этом, потому как Я слепа к тому, кто ты, к тому, чем ты являешься, будь ты король или нищий, будь ты восхваляемым людьми или принижаем ими, будь ты преисполнен добра или зла, Я слепа к этому. И если ты обратишь порядок в беспорядок, исправлю это, а меч мой обрушится на нарушителя спокойствия. Применяя единицу к семи, устремляясь к порядку, обретешь равновесие, применяя семь к одному, остерегайся противиться закону в опьянении славой, потому как его не способен нарушить. Меня венчает корона наконечников копий, трон мой скрыт от глаз под складками моей одежды. Размышляй, слагая двух к шести, трех к пяти, и одного к семи, и будь внимателен и осторожен, принимая шесть к двум, пять к трем, септернер к единице. Растворяй равновесие, потому как даже в незначительном усилии молчания заметишь четыре двойки, утвержденных как четыре к четырем, как четверки, стремящиеся в разные стороны.

    Аркан девятый - Тет - ט
    [​IMG]
    Я Тет, Лев Неба, Девять в исчислении. Я благоразумие и осмотрительность, осторожность и внимание, опытность и власть ее над тремя тройками. Я слагаю трех к шести, размышляй об этом. Я содержу верное существо, потому как три тернера восходят. Я стар, ты видишь это, Я давно оставил влечения молодости и поле зрелости, как в теле и душе, так и в сознании Духа. Лампу божественного Гермеса, Я скрываю под складками своего плаща, темного и неприметного для окружающих, ее же три огня, освещают мне дорогу, потому как Я иду неустанно, потому, как не способен стоять. Столь ярко светят три огня, озаряя мой путь сиянием разума трех миров. Три огня пылают золотом, и Я осторожно скрываю их от посторонних, так золото не становится серебром, и пламя их не затихает. Смотри, Я опираюсь на посох с тремя сучьями, потому как являюсь осмотрительным и осторожным в трех мирах, лицо мое скрыто, потому как ни к чему открывать его. Чтобы сложить тройки, требуется время, и время то прошло, и потому Я стар, и только будучи старым, Я сумел сложить тройки. И теперь Я иду свободно и ясно, потому как сложил их, и оттого теперь слагаю трех к шести, двух к трем и четырем, и оттого Я волен обратиться к восьми, и оттого столь много применений. Как же сложить их? Раздели себя на три, и сочетай, пока порядок не сверкнет в твоей мудрости и не станет властью в твоем разуме. Раздели каждую из них на три, и сочетай их всех, как только сумеешь, пока порядок не сверкнет в твоей мудрости и не станет властью в твоем разуме, а после замри на миг и стань девятью, и далее действуй от того. Но, не сложив хоть одно из девяти, не сочетав хотя бы одно с одним, не станешь девятью, а потому не отвлекайся и старей, потому что так происходят сочетания, и так обретается порядок. Уразумей лишь то, что так или иначе, трех к шести, или же шестью к трем, то будет сделано, но разное по качеству и существу характера, и мудро избери тернер к проявлению шести, ступай от него ко всему.

    Аркан десятый - Йуд - י
    [​IMG]
    Я Йуд, Дева в Небе, Десять в исчислении и потому само Древо Жизни - Это Я. Оттого Я порождаю миры, Я - Миры, Я существование существ и того, чему дана жизнь видимая и невидимая, оттого Я верный порядок существования и закон, который был, есть и будет. Я то Величие, когда единица обращается к девяти, когда девять обращается к одному, когда пятерки попарно располагаются друг против друга, тогда действием их разным, смерч порождается, вихрь огромной силы и Колесо вращается. Кто же Я? Взгляни, как Сфинкс возвышается над колесом вращения, он недвижим и выше его несокрушимый пьедестал, там, ниже, колесо и тройки там вращаются, слагай, чтобы получить единое. Колесо вращается, и движется оно так, что поднимает тех, что справа и низвергает тех, что слева, вознося одних и сбрасывая других. Размышляй, с какой стороны желаешь оказаться ты, потому как если справа, то найдешь себя со звериным лицом, потому что движение, что окружит тебя, обнаружит скверный облик, но если желаешь оказаться слева, то обнаружишь себя с лицом человеческим и милым, потому как окружит тебя то, что не приемлет этого, и оттого оно обнаружится, так размышляй, верно ли понимается возвышение и то, что оно обнаруживает в лике твоем? Заметь, что тот, кто справа возносится, подняв перед собой трехглавого кадуцея, проникает в существо Германубиса, Гения добра и света, но тот, кто слева колеса, целиком и полностью подвластен существу Тифона. И сфинкс, над колесом возвышающийся, крепко сжимает в своих львиных лапах меч правосудия и закона, низвергая и возвышая существ, и если ты желаешь, то назови это судьбой или роком, но разве мудро возвышаясь, желать сохранить лицо человеческое и видеть прелесть? Разве мудро находясь среди глупцов и наблюдая свою мудрость, блеск ее, считать, что в этой массе неприметного сохраняя блеск собственный, ты станешь более мудрым? Размышляй, как быть тебе, смело столкнуться лицом к лицу со своим несовершенством или же желать быть там, где этого делать не придется, но слева колеса, превращаясь в ничтожество. Размышляй, как быть тебе, так называемым счастливым, или же поднять трехглавого кадуцея и возрадоваться возвышению? Оттого, что мир движение троек, оттого, что колесо сияния гексаграммы, слагай четырех к нему, так ты достигнешь колеса фортуны, и если слагал верно, то станешь с верной стороны его.

    Аркан одинадцатый - Каф - כ
    [​IMG]
    Я Каф, Небо Марса, двадцать в исчислении, и потому Я древо к древу, потому Я десять к десяти, оттого я единица к десяти, и также Величие Мира к Существу. Моя природа женственна и молода, и оттого чиста и невинна, мое действие Сила Возвышенная, потому как стою я непринужденно, сжимая рукою пасть золотого льва. Над головой моей знак бесконечности и сила моя распространяется.

    Я существо трех, обращенная к восьми, и также Я восемь, открывающая сокровенную тайну и характер возможности трем. Я равновесие четырех, блеск Его, обращенный к септернеру триумфа сил Неба, Я также победа, в опоре своей на кресте четырех сторон, обретающая силу высокого порядка. Я могущество пентаграммы, обращенное к шестерке мира, равно как и сам мир двух троиц, раскрывающий характер свой, когда пятеркой я внимательна в покое - все это вместе, также Я. И Двуполость желающая девяти - это Я, равно как и девять освящающая характер двух. Там где препятствия, там Я сила, если ты вооружен верой, а ей не можешь быть вооружен, если не стал ты девятью. Увидев Рота, ты узнаешь веру, тогда ты один к нему станешь, один как десять, тогда узнаешь число двадцати. Смотри внимательно, разве видишь ты на мне латы, разве сжимает моя рука железный клинок, металл природы моей? Невинность и высшая сила, вот что усмотри вместо этого. Какой из призраков, какой из предрассудков остановит неискушенного в сладострастии с ними, какая из крепостей материи остановит бесконечное течение, Силу образующую саму материю? Какой из пороков соблазнит невинность, которая наблюдает порок и сознает себя, какая ложь остановит истину, если нет для Истины ни преграды, ни опоры в границах, поскольку Истина единственная существующая граница, очерчивающая пространство бесконечности. Оттого все отступает, и оттого проявляется сила во всех отражениях мира.

    Так проникает сила в границы иллюзии, и так, привыкшая останавливать принимающих ее разум, она отступает как всякая иллюзия перед Истиной, и Сила творит, бросая семя свое в благодатную почву.

    Аркан двенадцатый - Ламед - ל
    [​IMG]
    Я Ламед, Молния, Весы Неба, исчисление трех десятков. Смотри на меня, вот два древа и перекладина на них и то знак Таф, назначенный моему действию, и действие мое есть жертва. Так два ствола и по шесть срезанных ветвей на них, числом пойми, что есть они обители семерки Неба, двенадцать их, домов светил, определяющих второпричинность, и срезаны они как знак конца цветения и пережитой смерти. Так я покоился тремя над четырьмя, как треугольник восходящий над герметическим крестом, тогда отпраздновав победу, триумф и славу Света, Я применил к тому септернеру веление власти одного над четырьмя, и торжеством Свободы, где три восходят над двумя, Я молнию породил, что установила порядок тридцати, счисление двенадцати. Так проявляется девятка к трем. Я тернер четырех, кватернер троек, смотри на ноги и руки мои, ведь Я шестерка разнополых. Стремление к жертве верно лишь у законченных единиц, подумай, если действие рождает одна из шестерок, недовольная своим отражением. Размышляй, если станешь прилагать усилие к характеру одной из шестерок, прибегнешь к разрешению одного из стволов, потому как Я срезал ветви на обоих, и нет плодов их, соединил двоих единой связью и привношу Я то, что в центре, Я меж них, меж них и жертва. Я опрокинут вверх ногами, хотя по существу Я восходящий тернер над крестом, и то, что самое высокое во мне, направлено тогда на растворение земли, и так Я добровольно жертвую на то, что растворяет кость. Я был одним и был двумя, Я был и мужчиной и женщиной, слагал их, становясь четой и становясь двуполым, так был Я тернером восходящего света, и так слагая к нему, восстановил порядок четырех, слагал одно с другим и обратно, пока не праздновал победу, слагая к ней двуполость мира, пока не обнаружил девяти, и как должно быть, слагал ее с тремя, тогда сверкнула молния, и долг мой был исполнен. Тот долг в глубине каждого, он вне границ правды и лжи, вне границ времени и пространства, он то, к чему идет всякий, даже если сам того не ведает, и размышляет что идет обратно, и если он проявляется, то мало кто его заметит, хотя он и сверкнет молнией. Не видят потому, как их глаза раскрыты, не слышат потому, как слух их воспринимает, не понимают потому, как разум их размышляет, их ветви цветут, во взгляде, в слухе, и во внимании, они слишком заняты, чтобы знать…

    Аркан тринадцатый - Мем - מ
    [​IMG]
    Я Мем, исчисление четырех десятков. Смотри на меня, разве Я ужасна? Разве одета Я в лохмотья, пошитые во времена начала мира, чтобы пугать тебя? Разве моя бледная и холодная кожа призвана устрашать тебя, неужели кости выступающие на моем лице ужасают твой взгляд, как вид срубаемых мною голов, на этом поле взращивания жизни, откуда вопрошают конечности желанием двигаться, скажи мне, разве Я ужасна? Возможно, прекрасные золотые кольца, украшающие мои руки, заставляют думать, что мой облик ужасен, но ведь они все принадлежат мне, как и эти золотые короны, равно как и эти ржавые цепи, жезлы власти и скрещенные кости, все драгоценные камни мира и пепел, это все принадлежит мне. Я прохожу сквозь все преграды временного царства и через все его расстояния, Я посещаю плод перед его рождением и, уходя, он рождается, Я прихожу к ребенку и ухожу, а он становится мужчиной, Я прихожу к мужу, и ухожу, оставляя его старцем, но вот Я прихожу к старикам и они кричат, силясь прогнать меня, и видят словно в первый раз, для них я ужасна, я устрашаю, не смотришь ли ты на меня их слабыми глазами? Не видишь ли ужасное, порабощенный их предрассудками? Когда-то ты был юн и глуп, и Я пришла тебя оставить в прошлом, ты стал другим, и того, кем был, нет более, он мертв, теперь он пепел. Помни обо мне всегда, потому как я стираю не только существ, но и обители их, равно как и следы их, и будь они хоть из камня или золота, я приду за ними и сотру их, потому как все что ты осязаешь, мое, все что видишь, на что смотришь, мое, свое ты заберешь с собой, когда будучи старцем, станешь ожидать меня, достаточно ли богатств ты собрал, и сумел ли удержать его? Кто-то трепещет, кто-то желает меня, но я беспристрастна и видоизменяю вещи согласно действиям мудрого закона, положенного вне времени, потому ничто не исчезает, но все движется.

    Аркан четырнадцатый - Нун - נ
    [​IMG]
    Я Нун, Скорпион Неба, пять десятков, четырнадцать в исчислении. Будь внимателен, глядя на меня, потому как Я сочетаю, слагаю множество возможных выборов, согласно действиям порядка и гармонии мира. Так к шести Я слагаю восемь и к восьми сочетаю шесть, и нет в том отличного и нет в том разности. Я одет в белые одежды ослепительного света, как должно быть сиянию чистого разума, опоясан золотом, увенчан золотом и как Солнечный Гений, Жертвующее Солнце, пребываю в бесконечном сочетании бесконечного движения, слагая и перемешивая сок жизни, в двух сосудах, серебра и золота. Я победа, дарованная трудом разума и ясным знанием, и Я же победа, дарованная светлой и чистой верой, и вдохновением Гениев, так Я два септернера сложившиеся воедино. Я озаряющая тайным мудрость, ведущая к жертве, и Я же жертва, приведшая к мудрости, и в этом так же нет отличия и нет никакой разности. Я пентаграмматическая власть, держащая в руках своих ключи от врат добра и зла, и обратившая желание свое и взгляд свой к существу девяти и порядку его, как Я же существо девяти приложившее характер сияния пяти лучей к себе.

    Я божественная сила природы, приложившая себя к силе одиннадцати, и Я же сила двадцати, направившая себя к совокуплению с силой природы, и в том, также нет разности и нет никакого отличия. Не ведаю конца, не ведаю возможности быть скованным, не останавливаюсь, и потому бесконечно перемешиваю, составляю и прилагаю, силы к силам, движения к движениям, плоть к плоти, потому бесконечная целесообразность жизни в существе моем, и потому не останавливаюсь, как ничто не способно стоять, и этим знанием расщепляю движение. Обнаруживаю и смешиваю, даю новые движения тому, что считалось мертвым и не способным двигаться, так Я Алеф после смерти, Я единица, рожденная из ее объятий и потому, нет для меня ничего, что не способно двигаться…

    Аркан пятнадцатый - Самех - ס
    [​IMG]

    Я Самех, Стрелец Неба, шесть десятков, пятнадцать в исчислении. Смотри на меня и власть мою, потому как она Велика. Вот обнаженные мужчина и женщина у моего трона, цепью стянуто его горло, цепью скованы ее бедра, и он не движется и она не рожает, потому как они рабы мои. Смотри на мой козлиный лик, на рога мои над ушами и бородой, и знай, что сковывает Адама и Еву у моего трона. Трон мой куб, и опирается на глобус, и глобус кость. Я Нахаш, и Я же змей искушающий, давно искушенных мною, Адама и Еву. Твои глаза жадно впиваются в глобус, и моя цепь сжимает твою шею, стягивает твои бедра, Я двуполый, тогда как ты, сладко совокупляешься со своей однополостью, мои цепи граница, пространство, время. Подхватываешь кости радости, с наслаждением обгладывая их, и мои цепи на тебе, рыдаешь, мои цепи на тебе, играешь со мной, мои цепи еще крепче стянут тебя. Ну же, давай, какую кость тебе подкинуть, чтобы стать для тебя Фатумом? Без чего ты не способен жить, скажи мне, пусть цепи стянут твою шею и твои бедра крепче. Желай костей и пепла, будь верным рабом мне. Страдай от невозможности, ведь так важен глобус, что ты так слепо смотришь на то, что выше него. Служи мне, царству костей и пепла, существо бесконечное и вечное.

    Да, Я знаю человека бывшего в моем плену, смотрящего на глобус в границах моих и воскликнувшего - Свободы! И мой ответ ему был - обопрись ногами своими на глобус, подобно тому, как опираются ноги мои, раз ты сумел узреть в моей руке факел с его тремя огнями, и растворить его. Садись рядом со мной на куб и примени, согласно тому, как указывает моя левая рука к серпу темной луны - сгущай. Смотри на мой живот рыбьей чешуи, на мои крылья и огонь что горит, и разумей воздух, огонь и воду, им, как и двойному кадуцею у моей груди разумей, как головы двух змей упираются в шар сферы красоты. Так, Я дам тело свое, чтобы ты взобрался по нему к факелу, что удерживает моя правая рука над моими рогами, и блеск его тройного пламени над ними. Взойди к Свободе!

    Аркан шестнадцатый - Айн - ע
    [​IMG]

    Я Айн, Козерог Неба, семь десятков, шестнадцать в исчислении. Я то, что следует от противодействия, Я сила, приложенная к силе, их связь уничтожения. В гордыне своей двое возвели башню, и взошли на нее, разумея достигнуть Неба, возводя временное и ничтожное для того, нищий и король, глупец и мудрец, властный и власти лишенный и оба были низвергнуты, строение их разрушено и не стало ничего от грез и мечтаний их, фатум, рок, то есть мера временного. Я борьба между двумя, и невозможность победы ни одного из них, Я гибель обоих. Ко мне явились двое, и каждый из них был пятью и тремя в сочетании, каждый их них был восьмью, и они говорили. Я, правда - "говорил один", - а он ложь и нечистоты, я прекрасен, а он мерзость, "но другой отвечал" - я верное, а он все ложное, я красив, а он мерзок, я убью тебя, и получу победу, стану единицей и пятнадцатью, и пятнадцать обрушится на тебя одного. Нет, - "восклицал другой", - это я стану единицей над пятнадцатью, и пятнадцать поглотит тебя одного, и молния сверкнула, разрушая одного в угоду другому, но сумел ли оставшийся праздновать победу…

    Сумеешь ли ты верно слагать единицу к шести, десять к шести. Сумеешь ли ты, увидев, как единица обращается к пятнадцати против тебя, являться девятью, чтобы ведать истинный смысл, приложить семь к тому, но знаешь ли ты, чем это заканчивается.

    Пытаясь разломать Великий тернер света, учитывай, что это невозможно, получая временное торжество, разумей, что погибаешь сам, потому как нет тебе четы, не становится тебя и молния сверкнет, чтобы стереть остатки и даровать тому жизнь, что имеет право быть…

    Аркан семнадцатый - Фей - פ
    [​IMG]

    Я Фей, Меркурий Неба, восемь десятков в исчислении. Я бесконечная и всесильная речь, порождающая жизнь и восстанавливающая обломки. Смотри на меня, Я обнажена и подобно мне обнажена твоя совесть, услышь ее и обретай меня, взгляни на звезду с восьмью лучами, что сияет надо мной, потому как она книга природы и семерка звезд над ней - есть семь печатей, что содержат ее тайну. Чтобы открыть ее, обладай семью ключами, и тогда узришь ты, как бабочка проносится над высохшей землей и оплодотворяет розу, как новая жизнь восходит после крушения и смерти. Так в каждом человеке есть жизнь надежды, она как серебро сосуда одного, пассивно ждет воскрешающей влаги, она как золото сосуда другого, из жажды собственной порождает жизнь, тогда отличные воды сливаются и оплодотворяют высохшую землю, из которой вскоре взойдут ростки новой, обновленной жизни. Так пятнадцать обращается к одному, и заключает его в несчастии и рабстве, так порождает его муки и страдание, но единица восстает, тянется к небу и так рождается семерка к древу, семерка к десяти. Так мудрость и познание обращается к пятнадцати, и двое слагаются с ним, порождая прелесть освобождения и процветания его. Так тернер обращается к сиянию двух семерок, возглавляя истечение, порождающее все новые и новые формы, так равновесие четырех, спокойно наблюдает преобразование тринадцати, так пентаграмматическая свобода, проявляется путем разрешения количества двенадцати для объявления блага. Так в выборе шести, власть одиннадцати устремляется в чистой вере к свету, давая надежду тем, кто следует одной тропой, так семерка выводит победителя к древу и он устремляется к бесконечному свету, оплодотворяя все разрушенное и неустроенное, и так равновесие мира взывает к благоразумию, чтобы дать новой жизни скорейшее рождение. Как не знать старому учителю взбудораженных, ясно видящему качающийся маятник, ведь он легко направляется ко мне, верно устанавливая порядок весов. Так сам мир использует властных триумфаторов, чтобы доставить надежду всему вопрошающему. Потому как надежда, есть бессмертный оживляющий принцип, и даже отчаянный в попытке уничтожить жизнь всякую, как и свою собственную, горит надеждой о рождении новой жизни. Надежда, верно и неуклонно, приведет тебя к непоколебимой вере…

    Аркан восемнадцатый - Цадик - צ
    [​IMG]
    Я Цадик, Водолей Неба, девять десятков в исчислении. Размышляй мой образ осторожно и внимательно, потому как все невидимое, неучтенное и непонятное, становится самым опасным капканом человека. Мысли сумерки, мысли как нет в них света, но есть отражение его, внимай, Мать Луна излучает свет, и хотя он не свет Солнца, но свет, которому должно быть в этих бесконечных степях. Но даже то стесняю, скрывая Мать покровом облаков. Размышляй тропу свою верно, извилистую, созданную из сверкающего золотого песка, окропленного множеством крови, и та кровь есть твоя кровь, и та кровь есть кровь брата, и сестры твоей, а потому плетутся по тропе дети человеческие проливая кровь свою в трудах своих, как кровь братьев и сестер своих ради того, что считают единственно живым. Куда же ведет тебя твоя тропа, горизонт пуст, а потому во взгляде лишь пустота. И так вношу существо тайное в существо человеческое и станут они так же стесненные сумерками, как волк, собака и рак, ползущий назад, и польется кровь, потому как волк открыто нападет и поест свою жертву, собака подойдет льстиво, и будет мила в виде своем и прольет кровь неожиданно, а рак лениво пройдет мимо, пятясь назад и наблюдая агонию человеческой плоти, и будут те животные невидимы, и видимы, когда обретут себе в рабы скелет, что не знает ничего более. Не будет никому свободы, когда приду Я. И лишь девяти десятков не трону Я, из-за их не стесненного слуха, и тишины молчания, потому как есть в них свет, взятый от Солнца, его они слагают к освещению Луны, и так проходят там, где Я надвигаюсь чтобы придавить. И тогда, слагая девять к девяти, предоставляю пройти тому, кто дальше от мрака и чье число совершенно, доставляя иной все опасности мира сумерек. Слагай одного к семнадцати, желая породить движение, и встретишь меня, а как поступишь далее - смотри, слушай и молчи…

    Аркан девятнадцатый - Куф - ק
    [​IMG]
    Я Куф, Рыбы Неба, сто в исчислении. Желая приблизиться ко мне, размышляй, как слагаются числа. Потому как Я Великое Делание, Я золото, возникшее во множестве, где взято оно было в ничтожных количествах, как познавший Йуд и явивший Тет, приступает к деланию. И того применений множество. Размышляй мой образ, как два невинных ребенка являя два пола, удерживают друг друга в единстве, как свет золотого Солнца изливается на них, как, ниспадая, превращается в солнечный дождь плодородия, как каменная изгородь ограждает их танец. Слагай свободу единицы к восемнадцати, пройдя мрак, получи знания необходимые и начинай работу. Так, растворяя и сгущая, возносясь и ниспадая, совершай. Размышляй меня, потому как Я топор, прорубивший дыру в мире сумерек, и изливший свет первоисточника на вопрошающего, и ныне он готов. Я поиск мудрости, приложенный к действию семнадцати, так найдено то, что растворяет мир, и то универсально. Так проникает оно во всякую вещь плотную и растворяет ее. Так, проникнувший в Гимел, и узревший Айн, стремится ко мне, как Далет приложенный к телу Бафомета, верно видит и власть обращает к истиной работе. Так Хей обращается к извечному смешению сока жизни, и так поступают они только ради свободы, так совершают, и так, приходят ко мне. Так стоя перед выбором, желают преображения и получают свет золота. Так триумфатор, шествующий во славе, избирает жертву, уничтожая триумф во взгляде, но получая золото в вечности. Так старец обращает свой мудрый взор к древу, наблюдая истину. Оттого есть мудрость и знание мира, оттого проникает взгляд и ввысь и в глубочайшую бездну, так становится награда для всякого, кто жаждет знания, так становится счастье в сердце всякого, жаждущего мира, так обретается свершение, Великое Делание. Так три мира сливаются воедино, и нет более разности, но становится одно целое и неделимое, в работе совершающего. И эта работа назначена всем, потому как лежит на том долг, и тот долг дает право, когда он понят, потому как понято, что есть существо всякое…

    Аркан двадцатый - Рейш - ר
    [​IMG]

    Я Рейш, Небо Сатурна, двести в исчислении. Я окончание того, что свершилось и переход его к новой жизни, но если мыслишь меня завершением материи, то заблуждаешься, потому, как Я определяю конец того, что образует ее, и всякий плод, взращенный под моим небом, дает власть не рождать его более, потому как принцип установлен и решение найдено, и оттого даруется новое, движимое с высот неведомых, чтобы быть совершенным. Размышляй образ и открой врата мудрости, потому как в небе парит Ангел, горн его, призывает к воскрешению и поднимаются из могил существа человеческие, но будь благоразумен и осознай, что поднимаются не трое, а один, который есть Отец и Мать, взрастившие Дитя, оно и есть свершение, и оттого встает то существо, что должно быть сделано большее. Размышляй, потому, как Я есть единица, обращенная к великой работе, оттого происходит перерождение, что, часть ее совершена, оттого делание, приложенное к состоявшемуся существу, приведет его к звуку горна. Оттого всякий пришедший к двум, и узревший, что есть суть восемнадцати, перейдет к возрождению, потому как иначе не может быть, и тот же, кто в мудрости станет двумя, пребывая в удушье девяти десятков, способен будет взойти к возрождению. Так тройка вступает в объятия плодородия семнадцати, и звуки горна знаменуют конец бесплодия, так восседающий в гармонии четырех и наблюдающий борьбу и принуждения шестнадцати, найдет врата преображения. Сияющий пятью единицами, держа в руках ключи от врат, наблюдая движение души Змея, не способен будет не узреть пути к возрождению, как и извечный выбор, поставленный на суд Солнечного Гения, возвестит перерождение. Так, триумфатор призывает смерть, чтобы милостью Ее увидеть, где есть истинный блеск его триумфа, так сама Она бросается навстречу победителю, чтобы узнал он кости и пепел, и наблюдал блеск истинного дара его победы, через напутствия Ее. Так равновесие мира, толкает к жертве, чтобы явилось перерождение в своем блеске, так сам жертвующий на благо верного состояния весов, совершает то, что ведет его к перерождению. И тот, кто содержит в себе существо девяти, прибегая к могуществу двадцати, беспрестанно умножает детей, что знаменует восхождение новой жизни. Так древо меньшее, смотрит на древо большее, и идет к перерождению, оттого ты будь единицей, когда обнаружишь золото, и стань к двум, когда вдруг установится противное…

    Аркан двадцать первый - Шин - ש
    [​IMG]
    Я Шин, исчисление мое всюду, так как я смею быть всюду. Оттого что нет числа, я слагаюсь и опрокидываю арканы, слагай меня к триумфу и получишь поражение, слагай к воле и получишь безволие, слагай к восемнадцати и взамен стеснения, получишь стеснение в безумии. Я могу быть всюду, размышляй образ раба, что я представляю тебе. Взгляни, как спешит он к своей гибели, как несет за собой то, что ценным считает, тогда, как одет в жалкие лохмотья, и что несет он, если одет так. Смотри, как его ногу рвет собака, тогда как, будучи здоровым, он опирается на посох, вместо того чтобы отогнать им ее, одежда его продувается ветрами, и ветров он не ведает, и страдает от них, и не знает смелости, и ведом случаем. Глаза его смотрят в сторону, тогда как впереди раскрывается пасть, готовая пожрать его. Стеснение того раба три сотни, и имя его - человек порабощенный жертвой.

    Когда единица не способна осилить возрождение, тогда слагается она к двум сотням, но когда же перерождение порождает существо, направленное к действию, то познается моя тайна. Слагай число верно и обнаруживай скрытое. Когда же пентаграмматическая свобода обнаруживает Шин, то Высший Свет своим блеском озаряет три сотни, но то право свободного, но не плененного существа человеческого.

    Аркан двадцать второй - Таф - ת
    [​IMG]
    Я Таф, Небо Солнца, четыре сотни в исчислении, грудь все в себя вобравшая и все в себе содержащая. Размышляй мой образ и будь внимателен, Я нага, потому как не нужны мне глупые одежды, и нет во мне того, что следует укрыть из-за безобразия, оттого все блага, что дарует путь от начала и к завершению заключены во мне. Я та награда, и тот дар, что не может быть отнят у тебя, потому как дар то вечен, и принадлежит высшему, что есть в тебе. На то укажет великий змей, окружающий мою фигуру своим телом и пожравший свой хвост, и четверо священных животных окружившие меня. Два жезла подняты в руках моих, одной ногой я опираюсь на землю, тогда как другая поднята над ней, размышляй об этом. Природа моя женственна, потому как надлежит быть рождению, и плод, рожденный мною, понесет на лице своем новое имя, имя начала и путь его станет иным путем, потому как дар пути прошлого, будет с ним с момента рождения в самом существе его, потому как дар это вечный, оттого дар Духу освобожденному. Достигает меня Алеф, покоривший Шин, достигает меня Бет в поисках Рейш, так же как и Рейш порождающая необходимость Бет, чтобы достигнуть меня. Гимел находящая прелесть в своем действии сообразно чудесам Куф, Далет правящий воздействиями Цадик, Хей слагающая себя к Фей, Вав решающая силой Айн, Зайн возлагающая свое внимание существу Самех, верно употребляя полученные силы, Хет оберегающая покой и наблюдающая действия Нун, Тет извечно ищущий Мем, Йуд толкающий к жертве и Ламед ищущая применения в древе, все это пути ко мне. Когда двадцать становятся против двадцати, стремятся достигнуть меня, и никогда им не миновать Мем…

    Источник
  6. Оффлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

    1034935-_0.K1QI1.jpg

    Элифас Леви
    УЧЕНИЕ И РИТУАЛ ВЫСШЕЙ МАГИИ


    ТОМ ПЕРВЫЙ – УЧЕНИЕ

    ВВЕДЕНИЕ

    Под покровом всех священных и мистических аллегорий древних учений, сквозь мрак и странные испытания всех посвящений, под покровом всех священных писаний, в развалинах Ниневии и Фив, на изъеденных временем камнях древних храмов, на почерневшем лице сфинксов Ассирии и Египта, в чудовищных или чудесных рисунках, переводящих для верующих Индии священные страницы Вед, в странных эмблемах наших старых алхимических книг, в церемониях посвящения, практиковавшихся всеми таинственными обществами, – повсюду мы находим следы доктрины, повсюду торжественной, повсюду старательно скрываемой...
    Раскрыть Спойлер


    По-видимому, тайная философия была кормилицей или крестной матерью всех религий, тайным рычагом всех интеллектуальных сил, ключом ко всем божественным темнотам и абсолютной царицей общества в те времена, когда единственным ее назначением было воспитание первосвященников и царей.

    Она царствовала в Персии с магами, которые однажды погибли, как погибают властители мира, злоупотребляющие своим могуществом; она одарила Индию самыми чудесными преданиями и невероятной роскошью поэзии, прелести и ужаса своих эмблем; она цивилизовала Грецию под звуки лиры Орфея; в смелых вычислениях Пифагора она скрывала принципы всех наук и всего прогресса человеческого духа; басня была полна ее чудес, и сама история, когда бралась судить эту неизвестную силу, сливалась с басней; своими оракулами она потрясала или утверждала империи, заставляя бледнеть тиранов, и посредством любопытства или страха господствовала над всеми умами. Для этой науки, говорила толпа, нет ничего невозможного: она повелевает элементами, знает язык светил и управляет ходом звезд; при звуке ее голоса окровавленная луна падает с неба и мертвецы встают из могил... Госпожа любви и ненависти, эта наука может доставить, по своему желанию, рай или ад людским сердцам; она свободно располагает всеми формами и распределяет, как ей угодно, красоту и безобразие; при помощи палочки Цирцеи она превращает людей в скотов и животных в людей; она располагает даже жизнью и смертью, и может доставить своим адептам богатство, посредством превращения металлов, и бессмертие при помощи своей квинтэссенции и эликсира, составленного из золота и света... Вот чем была магия от Зороастра до Манеса, от Орфея до Аполлония Тианского – до тех пор, когда позитивное христианство, восторжествовав, наконец, над прекрасными мечтами и гигантскими стремлениями александрийской школы, осмелилось публично поразить эту философию своими анафемами и, таким образом, заставило ее стать еще более тайной и таинственной, чем когда бы то ни было прежде.

    Впрочем, о посвященных, или адептах, ходили странные и тревожные слухи; эти люди повсюду были окружены фатальным влиянием: они убивали или делали безумными всех тех, кто позволял себе увлечься их сладким красноречием или очарованием их знаний. Женщины, которых они любили, становились Стрижами;* их дети исчезали во время ночных собраний; по секрету, с дрожью в голосе, говорили о кровавых оргиях и омерзительных пиршествах.

    * Крылатые женщины, род ночных птиц или вампиров, высасывающих кровь из детей – прим. пер.

    В подземельях древних храмов находили кости; по ночам слышались стоны; жатвы гибли, и стада чахли после прохода мага. Иногда появлялись болезни, презиравшие искусство медицины, и, как говорили, всегда это было результатом ядовитых взглядов адептов. Наконец, повсюду раздался крик осуждения магии, самое имя которой стало преступлением; и ненависть толпы формулировалась в приговоре: "в огонь магов", подобно тому, как за несколько веков перед этим кричали: "христиан львам!"

    Однако масса составляет заговоры только против действительных могуществ; у нее нет знания истины, но зато она обладает способностью чувствовать силу.

    На долю восемнадцатого столетия выпало одновременно издеваться и над христианами, и над магией, и в то же время приходить в восторг от проповедей Жан-Жака и чудес Калиостро.

    Однако, в основе магии есть наука, подобно тому, как в основе христианства – любовь; и мы видим в христианских символах, как три мага, руководимые звездой (тройным и знаком микрокосмоса), обожают воплощенное Слово и приносят Ему в дар золото, ладан и смирну: другое таинственное тройное, под эмблемой которого аллегорически скрыты высочайшие секреты каббалы.

    Следовательно, христианству не за что было ненавидеть магию; но людское невежество всегда боится неизвестного.

    Наука вынуждена была скрываться от страстных нападений слепой любви; она оделась новыми иероглифами, скрывала свои усилия и надежды. Тогда был создан жаргон алхимиков, постоянное разочарование для толпы, жаждущей золота, и живой язык только для истинных учеников Гермеса.

    Удивительное дело! Среди священных христианских книг существует два сочинения, понять которые не имеет претензии сама непогрешимая церковь и даже никогда не пытается их объяснить: пророчество Езекииля и Апокалипсис, два каббалистических ключика, без сомнения, сберегаемых на небе для комментариев царей-магов; книги, запечатанные семью печатями для верующих христиан и совершенно ясные для неверного, посвященного в тайные науки.

    Существует еще одна книга; но хотя она и популярна, и ее можно найти повсюду, оказывается самой тайной и самой неизвестной изо всех, так как содержит в себе ключ ко всем другим; все ее знают, и она никому не известна; никому не приходит в голову искать ее там, где она находится; и если бы кто-нибудь подозревал ее существование, тысячу раз потерял бы свое время, ища ее там, где ее нет. Эта книга, быть может, гораздо более древняя, чем книги Еноха, никогда не была переведена; она написана первобытными знаками на отдельных страницах, подобно табличкам древних. Один знаменитый ученый открыл, – но никто этого не заметил, – хотя и не секрет ее, но, во всяком случае, древность и исключительное сохранение; другой ученый, обладавший умом скорее мечтательным, чем рассудительным, провел тридцать лет над изучением этой книги, и только подозревал все ее значение. Действительно, это совершенно исключительная монументальная работа, простая и сильная, как архитектура пирамид, а, следовательно, и столь же устойчивая; книга, резюмирующая все науки; книга, бесконечные комбинации которой могут решить все проблемы; книга, которая говорит, заставляя думать; вдохновительница и регулятор всевозможных концепций; быть может, шедевр человеческого духа и, бесспорно, одна из прекраснейших вещей, оставленных нам древностью; всеобъемлющий ключик, имя которого было понято только ученым-иллюминатом Вильгельмом Постелем; единственный (в своем роде) текст, первые буквы которого привели в экстаз религиозный дух Сен-Мартина и вернули разум возвышенному и несчастному Сведенборгу. Об этой книге я буду говорить позже, и точное, и математическое ее объяснение будет завершением и венцом моей добросовестной работы.

    Первоначальный союз между христианством и наукой магов, если он будет доказан, будет иметь громадное значение; и я не сомневаюсь, что серьезное изучение магии и каббалы непременно заставит примириться, несмотря на то, что до сих нор примирение это считается невозможным, науку и догму, разум и веру.

    Я говорил уже, что церковь, специальным атрибутом которой является склад ключей, совершенно не претендует на понимание апокалипсиса и видений Езекииля. Для христиан, по их собственному мнению, научные и магические ключики Соломона потеряны. Однако, достоверно, что в области разума, управляемого Словом, ничто написанное не потеряно. Только вещи, которые люди перестают понимать, перестают для них существовать, во всяком случае, как слово; они переходят тогда в область загадок и тайны.

    Впрочем, антипатия и даже открытая война официальной церкви против всего входящего и область магии, которая представляет собой род личного и эмансипированного священства, – зависит от необходимых причин, на которых основано социальное и иерархическое устройство христианского священства. Церковь не признает магии, ибо она должна ее игнорировать или погибнуть, как мы это позже и докажем; тем не менее, церковь признает, что ее таинственному основателю поклонялись, когда он был еще в колыбели, три мага, т.е. священные посланники от трех частей известного в то время мира и от трех аналогичных миров тайной философии.

    В александрийской школе магия и христианство почти подают друг другу руку под покровительством Аммония Сакса и Платона. Учение Гермеса почти целиком находится в сочинениях, приписываемых Дионисию Ареопагиту. Синезий намечает план трактата о снах, трактата, который позже был комментирован Карданом, трактата, состоящего из гимнов, которые годились бы для литургии церкви Сведенборга, если бы только церковь иллюминатов могла иметь литургию. К той же эпохе пламенных абстракций и страстных словопрений нужно отнести философское царствование Юлиана, называемого Отступником, за то, что в юности он, против своей воли, принял христианство. Всему миру известно, что Юлиан был не прав, желая, не во время, быть героем Плутарха, и, если можно так выразиться, был Донкихотом римского рыцарства; но вот, что далеко не все знают – Юлиан был мечтателем и посвященным первой степени, он верил в единство Бога и мировое ученье о Троице; словом, он сожалел только о величественных символах древнего мира и слишком привлекательных его образах. Юлиан не был язычником; это был гностик, набивший себе голову аллегориями греческого политеизма и имевший несчастье находить имя Иисуса Христа менее звучным, чем имя Орфея. В нем император заплатил за вкусы философа и ритора; и после того, как он доставил самому себе зрелище и удовольствие умереть как Эпаминонд, произнося фразы Катона, – он получил от общественного мнения, в то время уже всецело христианского, проклятия в качестве надгробного слова, и прозвище, позорное для последней знаменитости.

    Пропустим маленькие дела и таких же людишек падающей Римской Империи и приступим к средним векам... Возьмите эту книгу, прочтите седьмую страницу, затем садитесь на плащ, который я расстелю и полой которого мы закроем себе глаза... Не правда ли, у вас кружится голова, и кажется, что земля бежит под ногами? Крепко держитесь и не смотрите... Головокружение прекратилось. Мы прибыли. Встаньте и откройте глаза; но остерегайтесь сделать крестное знамение или произнести какое-нибудь христианское слово... Местность похожа на пейзаж Сальватора Розы. По-видимому, это пустыня, только что успокоившаяся после бури. На небе нет луны, но разве вы не видите, как пляшут маленькие звездочки в вереске? Разве вы не слышите, как летают вокруг вас гигантские птицы и, пролетая, бормочут странные слова? Приблизимся молча к этому перекрестку в скалах. Слышен хриплый и зловещий звук трубы; повсюду зажигаются черные факелы. Вокруг пустого сиденья толпится шумное собрание; смотрят и ждут. Внезапно все простираются ниц и шепчут: "Вот он! Вот он! Это он!" Вприпрыжку появляется князь с козлиной головой; он всходит на трон, оборачивается и, нагнувшись, подставляет собранию человеческое лицо, к которому, с черной свечой в руках, подходят все для поклонения и поцелуя; затем он выпрямляется с пронзительным свистом и распределяет между своими соучастниками золото, секретные наставления, тайные лекарства и яды. В это время зажигаются костры; ольха и папоротник горят в них вперемежку с человеческими костями и жиром казненных. Друидессы, увенчанные петрушкой и вербеной, золотыми серпами приносят в жертву детей, лишенных крещения, и приготовляют ужасное пиршество. Накрыты столы; мужчины в масках садятся около полуголых женщин и начинается пир вакханалии: ни в чем нет недостатка, кроме соли, символа мудрости и бессмертия. Вино течет рекой и оставляет пятна, похожие на кровь. Начинаются непристойные разговоры и безумные ласки; и, наконец, все собрание опьянело от вина, преступлений, сладострастия, и песен; встают в беспорядке и спешат составлять адские хороводы... Тогда появляются все чудовища легенды, все фантомы кошмара; громадные ящерицы прикладывают ко рту флейту навыворот и дуют, подпирая бока своими лапами; горбатые жуки вмешиваются в танцы; раки играют на кастаньетах; крокодилы устраивают варганы из своих чешуек; приходят слоны и мамонты, одетые купидонами, и танцуя подымают ногу. Затем, потерявшие голову хороводы, разрываются и рассеиваются... Каждый танцор, горланя, увлекает танцовщицу с растрепанными волосами... Лампы и свечи из человеческого жира тухнут, чадя во мраке... Там и сям слышны крики, взрывы смеха, богохульства и хрип... Проснитесь и не делайте крестного знамения; я привез вас домой, и вы у себя на постели. Вы немного устали, даже слегка разбиты этим путешествием и этой ночью; но зато вы видели нечто такое, о чем все говорят, не зная его; вы посвящены в секреты столь же ужасные, как и тайны пещеры Трофания: вы были на шабаше! Теперь вам остается только не сойти с ума и держаться в спасительном страхе перед правосудием, и на почтительном расстоянии от церкви и ее костров.

    Не желаете ли увидеть что-нибудь менее фантастичное, более реальное и, поистине, более ужасное? Я позволю вам присутствовать при казни Жака Молэ и его соучастников, или братьев по мученичеству... Но не ошибайтесь и не принимайте виновного за невиновного. Действительно ли обожали Бафомета темплиеры? Совершали ли они обряд унизительного лобзания заднего лица козла Мендеса? Наконец, чем была эта тайная и могущественная ассоциация, грозившая гибелью церкви и государству, и, которую убивают, не выслушав даже ее оправдания? Но не судите легкомысленно: они виновны в великом преступлении: они позволили профанам мельком увидеть святилище древнего посвящения; они еще раз сорвали и разделили между собой, чтобы стать таким образом властителями мира, плоды познания добра и зла. Осудивший их приговор восходит гораздо выше трибунала папы или короля Филиппа Прекрасного. "В тот день, когда ты вкусишь от этого плода, – ты будешь поражен смертью" – сказал сам Господь, как мы это видим из книги "Бытия".

    Что же такое происходит в мире, и почему задрожали попы и короли? Какая тайная власть угрожает тиарам и коронам? Вот несколько безумцев, скитающихся по свету, и, как говорят они сами, скрывающих философский камень под лохмотьями своей нищеты. Они могут превращать землю в золото, и у них нет убежища и хлеба! Чело их увенчано ореолом славы и отблеском позора. Один нашел мировое знанье, и не может умереть, чтобы освободиться от мук своего триумфа: это – уроженец Майорки Раймонд Луллий. Другой фантастическими лекарствами излечивает воображаемые болезни и, таким образом, заранее опровергает поговорку, констатирующую недейственность прижигания деревянной ноги; это – дивный Парацельс, вечно пьяный и вечно светлый ум, подобный героям Раблэ. Вот Вильгельм Постель, пишущий наивное послание отцам Трентского собора, потому что он открыл скрытое от начала мира абсолютное учение, и спешит им с ними поделиться. Собор даже не обращает внимания на безумца, не удостаивает осудить его и переходит к рассмотрению важных вопросов о милости действительной и милости достаточной. Мы видим, как умирает в нищете и в изгнании Корнелий Агриппа, менее всего маг, несмотря на то, что толпа упорно считает его величайшим колдуном, за то, что временами он был язвителен и мистифицировал. Какой секрет унесли с собой в могилу все эти люди? Почему ими восхищаются, не зная их? Почему осуждают их, не выслушав? Вы спрашиваете "почему?". А зачем они посвящены в эти страшные, тайные науки, которых боятся церковь и общество? Зачем знают они то, чего не знают другие люди? Зачем скрывают они то, что все так жаждут знать? Зачем облечены они страшной и неизвестной властью? Тайные науки! Магия! Вот слова, объясняющие вам все и могущие заставить вас подумать о еще большем. "De omni re scibili et quibusdam aliis".*

    * О всех вещах, могущих быть узнанными, и о некоторых других.

    Чем же была магия? В чем заключалось могущество всех этих, столь преследуемых и столь гордых людей? Почему, если они были безумны и слабы, им делали честь, так сильно боясь их? Существует ли магия, существует ли такая тайная наука, которая действительно была бы силой и производила чудеса, могущие конкурировать с чудесами легализированных религий?

    На эти основные вопросы я отвечу словом и книгой. Книга будет доказательством слова, а слово, вот оно: "да", могущественная и реальная магия существовала и продолжает существовать в настоящее время; "да", истинно все, что говорили о ней легенды; только в данном случае, в противоположность тому, что бывает обыкновенно, народные преувеличения оказываются значительно ниже истины.




    Да, существует страшная тайна, открытие которой уже однажды разрушило мир, как свидетельствуют об этом религиозные предания Египта, символически резюмированные Моисеем в начале книги "Бытия". Эта тайна представляет собой фатальное знание добра и зла, и результат ее, когда ее разглашают, – смерть. Моисей изображает этот секрет под видом древа, растущего в центре земного рая по соседству с древом жизни и даже касающегося его своими корнями; четыре таинственных реки берут начало у подножия этого древа, охраняемого огненным мечом и четырьмя формами библейского сфинкса, херувима Езекииля... Здесь я должен остановиться, и боюсь, что и так уже сказал слишком много.

    Да, существует единое, всеобъемлющее вечное учение, сильное, как высший разум, простое, как все великое, понятное, как все универсально и абсолютно истинное; и это учение было отцом всех других. Да, существует наука, одаряющая человека сверхчеловеческими, на вид, прерогативами; вот как они перечислены в одном еврейском манускрипте 16-го века:

    Вот привилегии и силы того, кто держит в правой руке своей ключики Соломона, а в левой – цветущую ветвь миндального дерева:

    Алеф. Он не умирая видит Бога лицом к лицу и запросто беседует с семью гениями, повелевающими всем небесным воинством.

    Бет. Он – выше всех огорчений и опасений.

    Гимель. Он царствует со всем небом и заставляет весь ад служить себе.

    Далет. Он располагает своими здоровьем и жизнью и может также располагать здоровьем и жизнью других.

    Хе. Он не может быть ни застигнут несчастьем, ни удручен невзгодами, ни побежден своими врагами.

    Bay. Он знает причину прошлого, настоящего и будущего.

    Дзаин. Он обладает секретом воскрешения умерших и ключом к бессмертию.

    Таковы семь великих привилегий; за ними следуют:

    Гет. Найти философский камень.

    Тет. Обладать всеобъемлющей врачебной наукой,

    Йод. Знать законы вечного движения и быть в состоянии доказать квадратуру круга.

    Каф. Превращать в золото не только металлы, но и саму землю и даже нечистоты земли.

    Ламед. Укрощать самых диких животных и уметь произносить слова, приводящие в оцепенение и очаровывающие змей.

    Мем. Обладать искусством знаков, дающим всеобъемлющее знание.

    Нун. Учено говорить обо всем без предварительной подготовки и изучения.

    Вот, наконец, семь меньших сил мага:

    Самех. Знать, с первого взгляда, сущность души мужчины и тайны сердца женщин.

    Гнаин. Заставлять, когда ему заблагорассудится, природу открывать свои тайны.

    Фе. Предвидеть все будущие происшествия, за исключением тех, которые зависят от свободной высшей воли или непостижимой причины.

    Тзаде. Давать, и тотчас же, всем самые действительные утешения и самые полезные советы.

    Коф. Торжествовать над несчастьями.

    Реш. Укрощать любовь и ненависть.

    Шин. Обладать секретом богатства, всегда быть его господином и никогда – рабом. Уметь наслаждаться даже бедностью и никогда не впадать ни в уничижение, ни в нищету.

    Тау. Добавим к этим трем седмеричным, что маг управляет элементами, укрощает бури, исцеляет прикосновением больных и воскрешает умерших!

    Но есть вещи, которые Соломон запечатал своей тройной печатью. Посвященные знают, этого достаточно. Что же касается других, пусть они смеются, пусть не верят, сомневаются, угрожают или боятся, – что за дело до этого науке и нам?

    Действительно, таковы результаты тайной философии, и, утверждая, что все эти привилегии реальны, я не боюсь ни обвинения в безумии, ни подозрения в шарлатанстве. Цель всей моей работы по тайной философии доказать это.

    Таким образом, философский камень, всеобъемлющая врачебная наука, превращение металлов, квадратура круга и секрет беспрерывного движения – все это – не мистификации науки, не мечты безумия; это – термины, истинное значение которых надо понять, причем все они выражают различное употребление одного и того же секрета, различные признаки одной и той же операции, которую определяют более общим образом, называя ее великим деланием.

    В природе существует сила, совершенно иначе могущественная, чем пар; благодаря этой силе, человек, который сможет завладеть и управлять ею, будет в состоянии разрушить и изменить лицо мира. Сила эта была известна древним; она состоит из мирового агента, высший закон которого – равновесие, и управление которым непосредственно зависит от великой тайны трансцендентальной магии. Управляя этим агентом, можно изменить даже порядок времен года, ночью производить дневные явления, в одно мгновение сообщаться между концами земли, видеть, подобно Аполлонию то, что происходит на другом конце света, исцелять или поражать на расстоянии, придавать своему слову успех и повсеместное распространение. Этот агент, едва открывающийся ощупью учениками Месмера, есть именно то, что средневековые адепты называли первой материей великого делания. Гностики сделали из него огненное тело Святого Духа; его же обожали в тайных обрядах Шабаша или Храма, под иероглифическим видом Бафомета или Андрогина, козла Мендеса. Все это будет впоследствии доказано.

    Таковы секреты тайной философии; такой является нам магия в истории; посмотрим же на нее теперь в книгах и делах, в посвящениях и обрядах.

    Ключ ко всем магическим аллегориям находится в листках, о которых я уже упоминал и которые считаю делом Гермеса.

    Вокруг этой книги, которую можно назвать ключом к своду всего знания тайных наук, расположились бесчисленные легенды, являющиеся либо частичным ее переводом, либо беспрестанно возобновляющимся под тысячью различных форм комментарием.

    Иногда эти замысловатые басни гармонично группируются и образуют тогда великую эпопею, характеризующую данную эпоху, хотя толпа и не может объяснить ни как, ни почему. Так баснословная история Золотого Руна резюмирует, скрывая их, герметические и магические догматы Орфея; я восхожу только к таинственной греческой поэзии потому, что Египетские и Индусские святилища некоторым образом пугают меня своей роскошью, и я затрудняюсь в выборе среди такой массы сокровищ. Да и пора уже мне приступить к Фиваиде, этому пугающему синтезу всего учения: как настоящего, так прошлого и будущего, к этой, так сказать, бесконечной басне, которая, подобно богу Орфею, касается обоих концов цикла человеческой жизни.

    Удивительное дело! Семь Фивских ворот, которые защищают и на которые нападают семь военачальников, поклявшихся над кровью жертв, имеют то же значение, которое имеют в аллегорической книге Святого Иоанна семь печатей священной книги, которую объясняют семь гениев и на которую нападает семиголовое чудовище, после того, как оно было открыто живым и принесенным в жертву агнцем! Таинственное происхождение Эдипа, которого находят висящим в виде окровавленного плода на дереве Цитерона, напоминает нам символы Моисея и рассказы "Бытия". Он сражается со своим отцом и, не зная его, убивает: ужасное пророчество о слепой эмансипации разума без знания; затем он встречается со сфинксом, символом символов, вечной загадкой для толпы и гранитным пьедесталом для науки мудрецов, с молчаливым и пожирающим чудовищем, выражающим своей неизменной формой единый догмат великой мировой тайны. Каким образом четверное переходит в двойное и объясняется тройным? Или, выражаясь более иносказательно и вульгарно, как называется животное, которое утром ходит на четырех ногах, в полдень на двух и вечером на трех? Выражаясь языком философии, каким образом учение об элементарных силах производит дуализм Зороастра и резюмируется в триаде Пифагора и Платона? Каков конечный смысл аллегорий и чисел, последнее слово всех символизмов? Эдип отвечает простым и страшным словом, которое убивает сфинкса и делает отгадавшего царем Фив; отгадка – человек!

    ...Несчастный, он видел слишком много, но недостаточно ясно; скоро он искупит самоослеплением свое несчастное и неполное ясновидение; затем он исчезнет среди бури, подобно всем цивилизациям, которые отгадают загадку сфинкса, не поняв всего ее значения и тайны. Все символично и трансцендентально в этой гигантской эпопее человеческой судьбы. Два враждующих брата выражают вторую часть великой тайны, превосходно завершенной жертвой Антигоны; затем война, последняя битва, братья-враги, убивающие друг друга: Капаней, убитый молнией, которую сам вызвал, Амфиарай, поглощенный землей, – все это аллегория, приводящая в изумление своей истиной и величием всех, понимающих ее тройное священное значение. Эсхил, комментированный Баланшем, даст только очень слабое представление обо всем этом, несмотря на все величие поэзии Эсхила и красоту книги Баланша.

    Тайная книга древнего посвящения была известна Гомеру, который с детальной точностью описывает план ее и главные фигуры на щите Ахилла. Но грациозные фикции Гомера скоро заставили забыть простые и абстрактные истины первоначального откровения. Человек увлекается формой и забывает идею; знаки, умножаясь, теряют свою силу; в эту эпоху магия также портится и, вместе с фессалийскими колдуньями, опускается до самого нечестивого колдовства. Преступление Эдипа принесло свои смертельные плоды, и знание добра и зла возводит зло в нечестивое божество. Люди, устав от света, укрываются в тени телесной субстанции: мечта о пустоте, которую наполняет Бог, скоро кажется им больше самого Бога; ад создан.

    Когда, в этом сочинении, я буду пользоваться освященными временем словами: Бог, Небо, ад, – да будет раз и навсегда известно, что я столь же далек от смысла, придаваемого этим словам профанами, как посвящение – от вульгарной мысли. Для меня Бог – Азот мудрецов, действующий и конечный принцип великого дела. Позже я объясню все, неясное в этих терминах.

    Вернемся к басне Эдипа. Преступление фиванского царя – не в том, что он разгадал сфинкса, а в том, что он уничтожил бич Фив, не будучи достаточно чистым, чтобы завершить искупление во имя своего народа. В скором времени чума мстит за смерть сфинкса, и царь Фив, вынужденный отречься от престола, приносит себя в жертву страшным теням чудовища, которое теперь более живо и пожирает более чем когда бы то ни было, так как из области формы оно перешло в область идеи. Эдип увидел, что такое человек, и он выкалывает себе глаза, чтобы не видеть, что такое Бог. Он разгласил половину великой магической тайны и, для спасения своего народа, должен унести с собой в изгнание и могилу другую половину страшного секрета.

    После колоссального мифа об Эдипе мы находим грациозную поэму Психеи, которую, конечно, выдумал не Апулей. Здесь великая магическая тайна вновь появляется под видом таинственного супружества бога и слабой смертной, обнаженной и покинутой на скале. Здесь Апулей комментирует и объясняет аллегории Моисея; но разве Элоимы Израиля и боги Апулея не одинаково вышли из святилищ Мемфиса и Фив? Психея, сестра Евы, или, вернее, это одухотворенная Ева. Обе хотят знать и теряют невинность, чтобы заслужить славу испытания. Обе удостаиваются нисхождения в ад: одна, чтобы принести оттуда древний ящик Пандоры, другая, чтобы найти там и раздавить голову древнего змея, символа времени и зла. Обе совершают преступление, которое должны искупить Прометей древних времен и Люцифер христианской легенды, – один, освобожденный Геркулесом, другой, покоренный Спасителем.

    Итак, великий магический секрет – это лампа и кинжал Психеи, яблоко Евы, священный огонь, похищенный Прометеем, горящий скипетр Люцифера, но это также и святой крест Искупителя. Знать его настолько, чтобы злоупотреблять им, или обнародовать его, значит заслужить всевозможные муки; но знать его так, как должно, чтобы пользоваться им и скрывать его, значит быть властелином мира.

    Все заключено и одном слове: слово это состоит из четырех букв: это – еврейская Тетраграмма, Азот алхимиков, Тот цыган и Таро каббалистов. Это слово, выраженное столь различными способами, для профанов обозначает Бога, для философов человека и дает адептам последнее слово человеческих знаний и ключ к божественной власти; но пользоваться им умеет только тот, кто понимает необходимость никогда его не разглашать. Если бы Эдип, вместо того, чтобы убивать сфинкса, укротил его и запряг в свою колесницу, он был бы царем без кровосмешения, без несчастий и изгнания. Если бы Психея, покорностью и ласками, заставила Амура открыться, она бы его никогда не потеряла. Любовь – один из мифологических образов великих секрета и агента, потому что она одновременно выражает действие и страсть, пустоту и полноту, стрелу и рану. Посвященные должны понять меня, а ради профанов не должно слишком много говорить об этом. После чудесного золотого осла Апулея мы не находим более магических эпопей. Наука, побежденная в Александрии фанатизмом убийц Гипатии, стала христианской, или вернее, скрывается под христианскими покровами вместе с Аммонием, Синезием и анонимным автором сочинений Дионисия Ареопагита. В это время нужно было поступать так, чтобы чудеса прощались под видом суеверий, а наука – вследствие ее непонятности. Воскресили иероглифическое письмо, изобрели пантакли и знаки, резюмировавшие целую науку в одном знаке, целую серию стремлений и откровений в одном слове. Какова же была цель стремившихся к знанию? Они искали секрет великого дела или философский камень, или вечный двигатель, или квадратуру круга; все эти формулы часто спасали их от преследования и ненависти, заставляя считать их безумными, и в то же время все они выражали одну из сторон великого магического секрета, как мы это позже покажем. Это отсутствие эпопей продолжается вплоть до нашего романа "Розы"; но символ розы, выражающий также таинственное и магическое значение поэмы Данте, взят из каббалы, и нам пора уже приступить к этому необъятному и скрытому источнику всемирной философии.

    Библия со всеми ее аллегориями, только очень неполно и скрытым образом выражает религиозное учение Евреев. Книга, о которой я уже говорил, и священные знаки которой объясню позже, – книга, которую Вильгельм Постель называет "Бытием Еноха", конечно, существовала гораздо раньше Моисея и пророков, ученье которых в основе тождественное с учением древних Египтян, также имело свой экзотеризм и свои покровы. Когда Моисей говорил с народом, рассказывает аллегорически священная книга, он покрывал свое лицо и снимал это покрывало только тогда, когда говорил с Богом: такова причина воображаемых нелепостей библии, над которыми так усердно упражнялось сатирическое вдохновенье Вольтера. Книги писались только для того, чтобы припомнить преданье, и писались они символами, совершенно непонятными для профанов. Впрочем, "Пятикнижье" и поэзия пророков были только самыми элементарными книгами либо вероученья, либо морали, либо литургии; истинная тайная и традиционная философия была записана гораздо позже под еще менее прозрачными покровами. Так родилась вторая, неизвестная или, вернее, непонятая христианами библия; по их словам, собрание чудовищных нелепостей (в данном случае верующие, соединяясь в общем невежестве, говорят то же, что и неверующие); памятник, говорю я, содержащий в себе самое возвышенное, что только смог создать или вообразить философский и религиозный гений; сокровище, окруженное шипами; алмаз, скрытый, в грубом и мрачном камне... Надеюсь, читатели уже догадались, что я говорю о Талмуде.

    Странная судьба евреев! Козлы отпущения, мученики и спасители мира! Живучая семья, храбрая и жестокая раса, которую не могли уничтожить никакие преследования, так как она еще не выполнила своей миссии. Разве не говорят наши апостольские предания, что после упадка веры у язычников спасение еще раз должно прийти из дома Иакова, – и тогда распятый Иудей, которого обожали христиане, вложит власть над миром в руки Бога, своего отца?

    Проникая в святилище Каббалы, поражаешься изумлением при виде учения столь логического, столь простого и в то же время столь абсолютного. Необходимое согласие идей и знаков; освящение самых основных реальностей первичными признаками; троичность слов, букв и чисел; философия простая, как азбука, глубокая и бесконечная, как само Слово; теоремы, полнее и светлее теорем Пифагора; теология, которую можно резюмировать, считая по пальцам; бесконечность, которая может уместиться на ладони ребенка; десять цифр и 22 буквы, треугольник, квадрат и круг – вот все элементы каббалы. Это элементарные принципы Слова писанного, отражения того Слова сказанного, которое создало мир.

    Все действительно догматические религии произошли из каббалы и в нее же возвращаются; все научное и грандиозное в религиозных мечтах иллюминатов, Якоба Бёме, Сведенборга, Сен-Мартина и т.д. – занято у каббалы; все масонские ассоциации обязаны ей своими секретами и символами. Только каббала освещает союз между всемирным разумом и божественным Словом; она устанавливает, уравновешивая две на вид противоположные силы, вечные весы бытия; только она примиряет разум с верой, власть со свободой, науку с тайной: она обладает ключами настоящего, прошлого и будущего.




    Чтобы быть посвященным в каббалу, недостаточно прочесть и продумать сочинения Рейхлина, Галатина, Кирхера или Пико Мирандолы; нужно также изучить и понять еврейских писателей из собрания Пистория, в особенности "Сефер Ециру", затем "Философию любви" Леона Еврея; нужно также приступить к великой книге "Зогар", внимательно прочесть в коллекции 1684 года, озаглавленной "Cabbala denudata", трактаты о каббалистической пневматике и "круговороте душ"; затем смело вступить в светоносный мрак всего догматического и аллегорического Талмуда. Тогда можно будет понять Вильгельма Постеля и потихоньку признаться, что, за исключением своих слишком преждевременных и слишком благородных мечтаний об эмансипации женщины, этот знаменитый ученый-иллюминат, быть может, вовсе уж не так безумен, как утверждают лица, его не читавшие.

    Я быстро набросал историю тайной философии, указал ее источники и в нескольких словах проанализировал основные книги. Эта работа относится только к науке; но магия, или, вернее, магическая сила, состоит из двух вещей: знания и силы. Без силы наука – ничто или, вернее, опасность. Давать знание только силе – таков высший закон посвящений. Поэтому-то и сказал великий открыватель: "царство Божие терпит насилие, и сильные похищают его". Врата истины закрыты, подобно святилищу девы; чтобы войти, нужно быть мужчиной. Все чудеса обещаны вере; но что такое вера, как не смелость воли, которая не колеблется во мраке и идет к свету через все испытания, преодолевая все препятствия.

    Я не буду повторять здесь историю древних посвящений; чем опасней и страшней они были, тем более в них было действительности; поэтому мир имел в то время людей которые управляли им и просвещали его. Жреческое и царственное искусства состояли главным образом в испытании храбрости, скромности и воли. Это был новициат, подобный новициату этих, столь непопулярных в наше время под названием Иезуитов, священников, которые и теперь управляли бы миром, если бы у них была действительно мудрая и сметливая голова.

    Проведя жизнь в поисках абсолюта в религии, науке и справедливости, вращавшись в кругу Фауста, я пришел, наконец, к первому догмату и первой книге человечества. На этом я останавливаюсь, здесь нашел я секрет человеческого всемогущества и безграничного прогресса, ключ ко всем символизмам, первый и последний изо всех догматов; и я понял, что значит это, столь часто повторяемое в Евангелии, слово – "Царство Божие".

    Дать человеческой деятельности точку опоры – значит решить задачу Архимеда, осуществив его знаменитый рычаг. Это и сделали великие посвятители, потрясшие основы мира, а сделать это они могли только посредством великого и не могущего быть сообщенным секрета. Впрочем, чтобы гарантировать свою новую юность, символический феникс никогда не являлся вновь, не сжегши предварительно торжественно свои останки и доказательства прежней жизни. Так Моисей заставил умереть в пустыне всех, знавших Египет и его тайны; так святой Павел сжигает в Эфесе все книги, трактовавшие о тайных науках; так само, наконец, французская революция, дочь великого Иоаннитского Востока и пепла Темплиеров, грабит церкви и богохульствует над аллегориями Божественного культа. Но все новые вероучения и все возрождения осуждают магию и обрекают ее тайны огню или забвению; а это происходит потому, что всякий новорожденный культ или философия – Веньямин человечества, который может жить, только умертвив свою мать; поэтому же символическая змея вечно вращается, пожирая свой собственный хвост; поэтому же всякая полнота, чтобы существовать, нуждается в пустоте, величина – в пространстве, всякое утверждение – в отрицании; все это – вечное осуществление аллегории феникса.

    Раньше меня прошли по тому же пути два знаменитых ученых, но только шли они, так сказать, ночью и без света. Я говорю о Вольнее и Дюппи, особенно о Дюппи, необъятная эрудиция которого произвела только отрицательное дело. В происхождении всех культов он видел только астрономию, приняв таким образом символический цикл за догмат и календарь за легенду. Ему не хватило только одного, – знания истинной магии, содержащей в себе секреты каббалы. Дюппи прошел по древним святилищам так само, как прошел пророк Езекииль по долине, покрытой костями, и понял только смерть, так как не знал слова, собирающего силу четырех небесных ветров, слова, которое может сделать всю эту массу костей живым народом, приказав древним символам: "восстаньте, оденьтесь в новую форму и идите!"

    Наступило время попытаться сделать то, чего никто до меня не мог или не посмел сделать. Подобно Юлиану, я хочу перестроить храм; этим, надеюсь, я не обличу мудрость, которую обожаю, и которую сам Юлиан был бы достоин обожать, если бы злобные и фанатичные отцы церкви того времени позволили ему понять ее. Для меня храм имеет две колонны, на одной из которых христианство написало свое имя. – Я не хочу нападать на христианство, наоборот, я хочу объяснить его и выполнить. Разум и воля попеременно владели миром; религия и философия еще и в наше время продолжают бороться и, в конце концов, должны сговориться. Временной целью христианства было установить, посредством повиновения и веры, сверхъестественное или религиозное равенство между людьми и остановить движение разума, посредством веры, чтобы дать точку опоры добродетели, которая уничтожила научную аристократию или, скорее, заменила эту, уже уничтоженную аристократию. Наоборот, философия старалась вернуть людей, посредством свободы и разума, к естественному неравенству и, основав царство индустрии, заменить добродетель уменьем. Ни одно из этих двух действий не было полным и достаточным, ни одно не привело людей к совершенству и счастью. Теперь мечтают, почти не смея на это надеяться, о союзе между этими двумя силами, которые долго считались противоположными; мы имеем полное основание желать этого, ибо две великие силы человеческой души не более противоположны друг другу чем пол мужчины – полу женщины; без сомнения, они несходны, но их на вид противоположные расположения зависят от их способности встретиться и соединиться.

    – Итак, дело идет только об универсальном решении всех проблем? – Без сомнения, так как надо объяснить философский камень, беспрерывное движение, секрет великого делания и всеобъемлющую врачебную науку. Меня обвинят в безумии, подобно великому Парацельсу, или в шарлатанстве, подобно великому и несчастному Агриппе. Хотя костер Урбана Грандье и потух, но остается глухая опала молчания или клеветы. Я не бравирую ими, но я им покоряюсь. Сам я не стремился опубликовать эту работу, и верю, что, если наступило время высказать слово, – оно будет сказано мною или другими; итак, я останусь спокоен и буду ждать.

    Мое сочинение состоит из двух частей: в первой я устанавливаю каббалистическое и магическое учение во всей его полноте, вторая посвящена культу, т.е. церемониальной магии. Первая – то, что древние мудрецы называли "ключиком" (la clavicule): вторая – то, что крестьяне и теперь называют "волшебной книгой" (le grimoire). Число и содержание глав, которые соответствуют друг другу в обеих частях, не имеют ничего произвольного и всецело указаны в великом всемирном ключике, полное и удовлетворительное объяснение которого я даю в первый раз. Теперь пусть идет эта работа, куда ей угодно, и станет тем, чего захочет Провиденье; она закончена, и я считаю ее прочной, потому что она сильна, как все разумное и добросовестное.
    Вся книга здесь
    а скачать здесь
  7. Оффлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

    photofacefun_com_1549170789.jpg

    Феномен Фулканелли. Тайна алхимика XX века
    Введение
    Это была настоящая тайна. Я оказался не в состоянии противиться такому соблазну. С одной стороны, алхимия — поиск легендарного Философского камня, таинственной субстанции, позволяющей осуществить трансмутацию неблагородных металлов в золото, а также возможность получить Эликсир Жизни. В течение многих лет предмет этот завораживал меня и смущал мои мысли.
    Раскрыть Спойлер

    С другой — алхимик, живший в XX веке; реальный, живой человек, которого, судя по всему, многие знали и видели своими глазами. Человек, предположительно открывший Великую Тайну и бесследно исчезнувший. Более того, человек, который — если верить свидетельствам тех, кто был ближе всех с ним знаком, — до сих пор жив и которому сейчас в таком случае более 130 лет от роду. Человек, известный под именем Фулканелли.[/FONT]
    Адепт, чья подлинная личность была известна лишь нескольким преданным ученикам.

    Истинный Философ Огня, который основал маленькую школу для нескольких избранных из числа ближайших последователей, завещал одному из них две свои главные рукописные работы и предпочёл таинственным образом исчезнуть в традиционной манере оккультных учителей.
    Фулканелли, по свидетельству его последнего оставшегося в живых ученика, месье Эжена Канселье (которому самому сейчас около восьмидесяти), во время их последней встречи был уже стар, «но с лёгкостью носил свои восемьдесят лет». Тридцать лет спустя, когда их пути вновь ненадолго пересеклись, Учитель «выглядел лет на пятьдесят — не старше, чем я сам», — говорит месье Канселье.
    Как пишет французский исследователь и писатель Жак Бержье (ныне, увы, покойный), Фулканелли посетил его в парижской физической лаборатории в 1937 году — и предупредил о тех страшных опасностях, с которыми предстоит столкнуться человечеству, готовому беспечно выпустить демона ядерной энергии в ничего не подозревающий мир. «Алхимики уже давно владеют этой тайной», — сообщил Бержье его таинственный посетитель.
    В конце Второй мировой войны Американское управление стратегических служб — предшественник ЦРУ — попыталось найти Фулканелли, как и всех, кто был хоть как-то связан с ядерной физикой, и в особенности немецких учёных. Фулканелли словно в воду канул.
    Как уже говорилось выше, я был не в силах сопротивляться притяжению столь удивительной и захватывающей тайны.

    3_e7674a23d87ea0d883bb65f9b6a86e7a_1492519578.jpg

    Но с чего начать?
    В течение долгих лет алхимия очаровывала меня, несмотря на то что мои основные интересы в сфере оккультного лежали скорее в области ритуалов и церемониальной магии в том виде, в каком её практиковали Элифас Леви, Алистер Кроули, Остин Осман Спеар, маги Герметического ордена Золотой Зари и других переживших его организаций, имеющих те же корни. Другие оккультисты, обладавшие более полными знаниями по данной теме, подтвердили, что большинство современных объединений работают с алхимией в чисто умозрительном или сугубо духовном ключе. Исключение следовало сделать лишь для продолжателей дела Ordo Templi Orientis — действующей по сей день группы последователей Кроули, у которых в Швейцарии, неподалёку от Аппенцеля, есть, помимо всего прочего, алхимическая лаборатория, занимающаяся производством снадобий по рецептам Парацельса. Подобного рода целебные тинктуры вырабатывались алхимическими способами и в Исследовательском обществе Парацельса в Солт-Лейк-Сити, штат Юта, возглавляемом братом Альбертом Спагириком (Альберт Ридель).

    В результате своих изысканий я узнал, что месье Эжен Канселье, единственный доселе здравствующий ученик Фулканелли, сам является практикующим алхимиком и автором нескольких работ, а кроме того, не говорит по-английски, редко отвечает на письма незнакомых людей и вообще с трудом справляется с колоссальным объёмом поступающей к нему почты. И разумеется, у него совершенно нет времени отвечать на звонки тех, кто из праздного любопытства интересуется тайной Фулканелли.

    Те несколько раз, когда ему случалось публично говорить о своём Учителе, он отвечал на вопросы аудитории чрезвычайно осторожно, уклончиво и даже в некотором роде загадочно. Тем не менее, он всегда настаивал, что Фулканелли — реальный человек и что он до сих пор жив.
    Прочие ключевые персонажи истории Фулканелли — его издатели, другие химики, книготорговцы, художники и ближайшие единомышленники — увы, уже покинули этот мир.

    11_8daf51e6094021996e4102be119d4d3f_1492519602.jpg

    Я писал письма. Я общался со множеством оккультистов из разных стран. Я дюжинами читал чрезвычайно трудные для понимания и глубокомысленные труды по алхимии — древние и современные, западные и восточные, практического и умозрительного свойства, имеющие отношение к трансмутации металлов и духовному самосовершенствованию.

    Я поехал во Францию — туда, где в далёком 1922 году в совершенно неподходящих условиях газовой лаборатории предположительно всё и началось.[/SIZE][/FONT][/SIZE]
    И вот в Париже, который всегда был для меня одной из прекраснейших столиц мира и в котором до сих пор пышным цветом цветут разнообразные оккультные традиции, я нашёл ответы на некоторые из своих вопросов.

    145322-i_021.png

    Прежде всего, я пришёл к выводу, что наконец-то установил подлинную личность человека, известного как Фулканелли. Я много узнал о его юных годах, его исследованиях, его характере, интеллекте, чувстве юмора, талантах, материальном положении — короче, его образе жизни.
    Факты, казалось, складывались в весьма стройную и достоверную картину. Но затем вдруг стали возникать и сомнения. У меня оставалось слишком много незаконченных линий расследования, слишком много вопросов, на которые никак не находилось ответов.[/SIZE]

    Если бы мне пришлось назвать имя этого человека здесь и сейчас, оно ничего не сказало бы обычному читателю. Ибо не всё было так просто. Передо мной лежала тайна в подлинном, эзотерическом смысле этого слова, и не в моих силах было раскрыть её и разложить на логические элементы в манере досточтимой Агаты Кристи.
    Насколько я сейчас могу судить, до закрытия дела Фулканелли ещё очень далеко. И в этой книге я, в числе прочего, попытаюсь объяснить почему.

    Наряду с философским и мистическим аспектами Великого Делания как такового, в ходе поисков я открыл для себя некоторые глубочайшие духовные истины, имеющие отношение к великим потенциальным возможностям, скрытым в душе каждого человека и лежащим до времени непотревоженными. Мне удалось постичь, почему на эзотерическом уровне Герметической традиции от посвящённых требовали молчания и тайны. И, что важнее всего, я понял природу тех Веры, Верности и Долга — понятий, до некоторой степени утративших в наши дни свой возвышенный смысл, — которые связывали старика Канселье с Учителем его юности.

    durer_apocalips_2.jpg

    Тайна Фулканелли, при всей фрагментарности и поверхностности имеющейся в нашем распоряжении информации, занимает умы людей вот уже более полувека. Фрагментарности — поскольку многие авторы, в основном французские, просто упоминали загадку Фулканелли в контексте общих работ по алхимии: среди самых известных можно назвать Пьера Жейро (Pierre Geyraud), Жака Садуля (Jacques Sadoul), Жака Бержье (Jacques Bergier) и Луи Повеля (Louis Pauwels). И поверхностности — ибо, несмотря на то что вопрос о подлинной личности Фулканелли время от времени поднимался в журнальных статьях (опять-таки в контексте более общих вопросов) и мы располагаем некоторыми мнениями относительно степени реальности автора и ценности его работ, сам этот феномен по общему согласию был окончательно и бесповоротно помещён в папку под грифом «Неразгаданные тайны прошлого».

    В данной работе я надеюсь доказать, что Фулканелли был реальным живым человеком, а вовсе не чьей-то выдумкой и не альтер-эго какого-то другого лица; что — настолько, насколько простирается его влияние на умы человечества, — он действительно до сих пор жив и, несомненно, продолжит пребывать в этом состоянии на срок, значительно превосходящий уже прошедшие полвека, пока его неуловимая тень будет снова и снова возникать в теоретической литературе по алхимии.

    До сих пор в нашем распоряжении нет полной и всеобъемлющей работы, посвящённой Фулканелли, по крайней мере на английском языке. И я сомневаюсь, что она когда-либо появится. Любые попытки анализа и интерпретации феномена личности Фулканелли или его работ неизбежно приведут к валу низкопробной литературы, сравнимому с тем, что породили спекуляции на тему джойсовских «Поминок по Финнегану»

    Кроме того, сама природа жизни Адепта состоит в том, что случайные вспышки света и ясности чередуются в его истории с долгими периодами молчания, тумана и неопределённости.

    orig.gif

    Тем не менее, я надеюсь, что мне удалось — насколько это вообще было возможно по прошествии столь долгого времени — представить разумные и по возможности документально подтверждённые доказательства не только реальности этого человека, но и его огромного значения для алхимической традиции в целом; человека, избравшего для себя навеки скрыться за алхимическим псевдонимом, а затем, как и многие Философы Огня до него, исчезнуть, оставив как можно меньше следов. Объяснение этого феномена — ибо как ещё можно назвать алхимика, жившего и творившего в XX веке? — будет одновременно земным и глубоким. Но за ним кроются куда более комплексные соображения, относительно которых человек мирской и посторонний, вроде меня, может лишь строить догадки.

    Дабы поместить Фулканелли на подобающее ему место в длинной череде Посвящённых, уходящей во мрак прошлого, насколько простирается документированная история человечества, и даже дальше, я счёл необходимым проследить некоторые истоки алхимии и особенности её распространения, а также сделать краткий обзор биографий других мастеров этого искусства, отразившихся до некоторой степени в жизни Фулканелли. Мне показалось также целесообразным попытаться хотя бы частично объяснить ту философскую и мистическую структуру, на которой зиждется обширный, сложный и на первый взгляд совершенно недоступный для понимания мир алхимической мысли, и представить её в совершенно новом свете.

    i_007.jpg

    Однако же данная работа ни в коей мере не претендует на звание полного и точного изложения секретов алхимической науки. Истины алхимии, как мы увидим чуть позже, открываются только тем, кто практикует её одновременно на нескольких уровнях — физическом, ментальном и духовном; но даже и при этом условии прозрения подобного рода ожидают лишь немногих избранных.

    Алхимии невозможно научиться только по книгам. Подлинный личный опыт и интуитивные качества также играют огромную роль, а если ищущий достаточно удачлив, или, лучше сказать, должным образом подготовлен, явление Учителя непременно осветит его путь. (Как гласит общеизвестное алхимическое изречение: «Когда ученик готов, Учитель не замедлит явиться».) Кроме того, глубокое и искреннее осознание повсеместного присутствия в природе Господа или Вселенского Разума, а также ощущение единства всего сущего, несомненно, способствуют открытию врат в надмирное.

    Что касается сложнейшей задачи передать высший опыт подобного рода непосвящённым, то недавно мне удалось найти очень хорошую аналогию в показанном по каналу ВВС документальном фильме под названием «Долгие поиски». В нём буддийский учитель рассказывал ведущему, Рональду Эйру, что головастика невозможно научить быть лягушкой. Научиться этому он может, только став ею. И даже осознав принципиальную невозможность передачи мистического опыта человеку постороннему, читатель всё равно повторит вопрос Байрона: «Кто объяснит нам твои объяснения?».

    2_11d46dc964b45ec6f718f07c5144c861_1492519575.jpg

    На протяжении всей истории мистицизма, немалую роль в развитии которого сыграла алхимия, волны логики и рационализма бессильно бились о скалы интуиции и озарения. «Невозможно доказать факт просветления, следовательно, это самообман», — скажет крайний рационалист. «Доказать вообще ничего невозможно, можно лишь знать, ибо всё скрыто в глубине тебя», — ответит ему Просветлённый.

    145322-i_023.jpg

    И всё же из этих двоих, по моему скромному убеждению, мистик находится в куда более выгодном положении. Ибо если он и не в силах объяснить свои прозрения и достижения на духовном пути в словах, понятных непосвящённым, то может, вне всяких сомнений, указать путь, которому ищущий, буде он готов, сможет отдать себя всецело и бесповоротно.

    На этом этапе рационалист обращается к своим стандартам, мерам и суждениям, к конечным и ограниченным системам наблюдения и оценки, то есть к позиции, мне думается, ещё более предрасполагающей к догматизму и огульному осуждению, чем у какого-нибудь религиозного фанатика.

    Следует отметить, что я вовсе не превозношу скрытность и мистификацию как таковые и не считаю их непременным признаком внутренней мудрости. Под маской истинных Посвящённых, увы, слишком часто скрываются шарлатаны и обманщики.

    Тем не менее, нетрудно догадаться, почему человек, скрывший свою подлинную личность под именем Фулканелли во время пребывания в Париже в первые десятилетия XX века, решил поступить именно так. Будучи писателем, я знаю, сколь драгоценна бывает возможность изолировать себя от внешнего мира и целиком отдаться работе. Даже самые незначительные помехи в самой невинной форме — неожиданный телефонный звонок, визит без предупреждения или несвоевременная подача обеда — могут стать причиной для взрыва гнева и отчаяния, ибо, как это нередко кажется в таких обстоятельствах, некие внешние, не имеющие конкретного воплощения силы явственно намерены всемерно препятствовать вашему продвижению по избранному пути.
    И насколько же более важной представляется анонимность и скрытость от мира тому, кто следует путём, ведущим к Высшему Просветлению?

    Теперь, когда труд его завершён, и никто не видел и не встречал его вот уже около четверти века или даже дольше, если считать свидетельство месье Канселье не заслуживающим доверия, подлинная личность человека, всё это время скрывавшегося за маской Фулканелли, кажется уже не столь важной. Интересоваться ею ныне можно лишь из праздного любопытства или по сугубо научным соображениям, которые руководят, например, историками алхимии, желающими быть точными в своих записях. Что действительно, по моему разумению, важно, так это чтобы всё остальное человечество попыталось понять, в чём на самом деле состоит суть алхимической традиции и её исканий, а также чтобы Адепты Искусства хранили в тайне от недостойных то, как именно они достигли столь высокого уровня знаний и самосознания. И в этом Фулканелли, нельзя не признать, добился значительных успехов.

    В том, чтобы дать человеку мыслящему ключи, подобные описаниям слов в кроссворде, нет никакого вреда. Но выдавать окончательные ответы — значит ниспровергать самую цель духовного упражнения. А цель эта — самопросветление. Ни один ищущий не станет достойным, если Святой Грааль поднесут ему на блюдечке в подарочной упаковке с дарственной надписью, снабжённый подробными инструкциями по применению. Всё это он должен постичь самостоятельно.

    Чего бы Фулканелли ни достиг впоследствии, свой путь, по всей вероятности, он начал обычным, ничем не примечательным смертным, оказавшимся, как и все мы, лицом к лицу с неизмеримой, казалось бы, глубиной мироздания. И уже тот факт, что он всецело предался своим поискам и, скорее всего, нашёл — по крайней мере, лично для себя — ответы на некоторые жизненно важные вопросы о природе Вселенной и о месте человека в ней, должен послужить достаточным основанием для попытки узнать об этом необыкновенном деятеле всё, что только возможно.
    Итак, в этой книге представлено всё, что на уровне фактов или предположений мне удалось понять относительно роли алхимика в истории. Я обнародую эту информацию как ради тех, кто уже знаком в той или иной степени с загадкой Фулканелли, так и ради тех, для кого прикосновение к этой яркой и притягательной личности могло бы стать совершенно новым и увлекательным опытом.

    Эта история, я надеюсь, будет интересна не только тем, кто изучает самые таинственные области человеческой мудрости, но и тем, кто до сего времени ошибочно полагал, будто алхимия — всего лишь убогая, погрязшая в нелепых заблуждениях предшественница современной химии. Из этой работы каждый сможет что-то узнать о великом и возвышенном духовном потенциале, который скрыт в каждом человеческом существе, а также о том, как обычный человек отверг «ценности» современного ему общества, раскрыл в себе этот потенциал и воссоединился с великой сутью вселенской мудрости.
    (К. Р. Д. Отфорд,) (графство Кент, Англия) (1979 год)

    Примечания:
    1. Бержье Жак (1912–1978) — французский физик-ядерщик. С начала войны сражался в войсках сопротивления. В 1944-м был арестован и сослан в лагерь смерти Маутхаузен. После освобождения награждён высшими орденами Франции и многими иностранными орденами, в том числе и советскими. Член Нью-Йоркской академии наук. Член-учредитель Французской ассоциации научных писателей. Автор восьми книг. — Примеч. пер.
    2. Элифас Леви (Констан Альфонс-Луи) (1810–1875) — французский оккультист и практикующий маг, бывший священник. — Примеч. пер.

    3. Кроули Алистер (Александр Эдвард) (1875–1947) — английский оккультист, практикующий маг и писатель, некоторое время член Герметического ордена Золотой Зари. — Примеч. пер.

    4. Спеар Остин Осман (1886–1956) — английский художник и оккультист, основатель так называемой Магии Хаоса. — Примеч. пер.

    5. Оккультная организация, ставившая своей целью занятия церемониальной магией и духовное совершенствование. Создана в 1888 г., распалась в 1914 г. — Примеч. пер.

    6. Орден восточных тамплиеров — основан в 1902 г. как неомасонская организация, впоследствии дистанцировавшаяся от этой традиции. С 1922 по 1947 г. Её возглавлял Алистер Кроули. Существует по сей день. — Примеч. пер.

    7. «Поминки по Финнегану» (1939) — роман Джеймса Джойса, написанный специально для него изобретённым сложным и практически недоступным для перевода языком. — Примеч. пер.

    8. Известная дискуссия о подлинном авторстве шекспировских пьес. Одним из претендентов на него считается английский философ Фрэнсис Бэкон (1561–1626). — Примеч. пер.

    9. Из посвящения к поэме Дж. Г. Байрона «Дон-Жуан». — Примеч. пер



    ЧИТАТЬ, СКАЧАТЬ
  8. Оффлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

    image.jpg

    ПОМАНДРЕС, ВИДЕНИЕ ГЕРМЕСА

    Гермес, бродя однажды по пустынному горному месту, предался медитации и молитвам. Следуя секретным инструкциям Храма, он постепенно освободил своё высшее сознание от бремени телесных чувств, и освобождённая таким образом его душа открылась таинствам трансцендентальных сфер. Он увидел фигуру, страшную и ужасающую. Это был Великий Дракон, с крыльями, закрывающими все небо, изрыгавший во всех направлениях огонь (Мистерии учат, что Универсальная Жизнь персонифицирована в виде дракона). Великий Дракон воззвал к Гермесу и спросил его, зачем он размышляет о Мировой Мистерии. Потрясённый увиденным, Гермес простёрся перед Драконом, умоляя раскрыть его подлинное имя. Огромное создание ответило, что его имя Помандрес, Ум Вселенной, Творческий Разум и Абсолютный Повелитель всего. (Шуре отождествляет Помандреса с богом Осирисом.) Гермес умолил Помандреса раскрыть природу Вселенной и суть богов. Дракон неохотно согласился, взяв с Трисмегиста слово хранить в уме его образ.

    Тут же форма Помандреса изменилась. Там, где был Дракон, появилось блистательное и пульсирующее Сияние. Этот Свет был духовной природой самого Великого Дракона. Гермес был «поднят» в середину этой Божественной Лучезарности, и вселенная материальных вещей исчезла из его сознания. Наступила тьма великая, и постепенно поглотила она Свет. Все было в беспокойном состоянии. Вокруг Гермеса крутился водоворот таинственной субстанции, от которой исходил дымоподобный пар. Воздух был наполнен нечленораздельными шумами, вздохами и стонами, которые как будто шли от Света, поглощённого тьмой. Ум подсказал Гермесу, что Свет был формой духовной вселенной и что крутящаяся тьма представляет материальную вселенную.
    Очевидно, что эта аллегория позже была перенята иудеями в образе Моисея, беседующего с неопалимой купиной, а затем и христианами в образе Иисуса, беседующего с демоном в пустыне. Так что ноги этой истории растут из Египта, но и это, конечно, не окончательный источник.
    Раскрыть Спойлер


    И затем из заточённого Света излилось таинственное Святое Слово, которое встало перед дымящимися водами. Это Слово – Голос Света – поднялось из тьмы, как столп великий, а за ним следовали огонь и воздух, но земля и вода оставались недвижимыми внизу. Таким образом, воды Света были отделены от вод Тьмы, и воды Света образовали верхние миры, а воды Тьмы образовали миры внизу. Земля и вода смешались и стали неделимыми. Духовное Слово, которое называется Мысль, двинулось на их поверхность, произведя бесконечное беспорядочное движение.

    И опять послышался голос Помандреса, но форма Его не открылась при этом: Я твой Бог, и Свет, и Ум, которые были до того, как субстанция была отделена от духа, а Тьма от Света. И Слово, появившееся, как столп пламени из Тьмы, есть Сын Бога, рождённый от мистерии Ума. Имя этого Слова есть Мысль. Мысль есть отпрыск Размышления, и Мысль отделит Свет от Тьмы и установит Истину среди вод. Пойми, о Гермес, и глубоко вникни в Мистерию. То, что ты видишь и слышишь, идёт не от земли, но от воплощённого Слова Бога. И говорит Оно, что Божественный Свет обитает в середине смертной Тьмы и что невежество не может разделить их. Союз Слова и Ума приводит к мистерии, называемой Жизнь. Как Тьма вне тебя разделена сама, так и Тьма внутри тебя разделена подобным же образом. Божественный человек, который восходит по пути Слова, есть Свет и Огонь, а кто не может взойти, тот смертный человек, который не может приобщиться к бессмертию. Постигни глубоко Ум и его тайну, ибо в нём заключена тайна бессмертия.

    [​IMG] {/td}
    Из книги Брайана «Мифология»

    ГРЕЧЕСКАЯ ФОРМА ГЕРМЕСА

    Имя Гермеса выводится из слова «герм», формы Хирама, персонифицированного Универсального Принципа Жизни, или Жизненнного Принципа, представляемого огнём. Скандинавы поклонялись Гермесу под именем Одина, тевтоны – под именем Вотана, а некоторыми восточными народами он почитался как Будда, или Фо. Есть две теории относительно его смерти. Первая утверждает, что Гермес был перенесён, подобно Еноху, и унесён без прохождения через смерть в обитель Бога. Вторая теория утверждает, что он похоронен в Долине Хеврона и что в его могилу положены великие сокровища, но не золото, а книги и священные сочинения.

    Египтяне уподобляли человечество стаду овец. Верховный и Непостижимый Отец был Пастухом, а Гермес – его овчаркой, сторожевым псом. Происхождение пастушьей палки в религиозном символизме может быть прослежено к египетским ритуалам. Три скипетра Египта включают пастушью палку, символизирующую силу, с помощью которой инициированный фараон вершит судьбы своего народа.
    Дракон опять явил свою форму Гермесу, и долгое время они смотрели друг на друга, глаза в глаза, так что Гермес затрепетал перед взором Помандреса. При Слове Дракона небеса отверзлись, и неисчислимый Свет Сил открылся Гермесу, паря на крыльях струящегося огня. Гермес узрил духи звёзд, небесных тел, управляющих Вселенной, и все те Силы, которые сияют лучезарно Огнём – славой Суверенного Ума. Гермес понял, что видение его было ему позволено только потому, что Помандрес произнёс Слово. Слово было Мыслью, и Мыслью Слова невидимые вещи проявили себя. Божественный Ум – Дракон – продолжал разговор:

    До того как была образована видимая вселенная, была отлита форма. Эта форма называется Архетип, и этот Архетип был в Верховном Уме задолго до того, как начался процесс творения. Узрев Архетип, Верховный Ум был очарован Своею собственной мыслью; поэтому, используя Слово как могучий молот, он выдолбил пустоты в изначальном пространстве и отлил сферические формы, а затем посеял в новые тела семена живых вещей. Тьма внизу, поддавшись молоту Слова, превратилась в упорядоченную Вселенную. Элементы были разделены на порядки, и каждый из них произвёл живые существа. Верховное Существо – Ум – мужчину и женщину, которые породили Слово; и Слово, подвешенное между Светом и Тьмой, утвердилось другим Умом, называемым Рабочим Мастером-Строителем или Делателем Вещей.

    Вот так всё образовалось, о Гермес: Слово находилось в движении, подобно дыханию в пространстве, и высекало Огонь через трение. Следовательно, Огонь называется Сыном Борения. Работник проходит через Вселенную, как вихрь, заставляя субстанции вибрировать и сиять от трения при этом. Сын Борения на этом пути образует Семь Правителей, Духов Планет, чьи орбиты связывают Вселенную. Семь Правителей контролируют мир через таинственную силу, называемую Судьбой, которую им дают Огненные Работники. Когда Второй Ум (Работник) организовал Хаос, Слово Бога поднялось из темницы субстанции, оставляя элементы без Мысли, и присоединило Себя к природе каждого Огненного Работника, Затем Второй Ум вместе с поднявшимся Словом, утвердившим Себя среди Вселенной, вращали колёса Небесных Сил. Это будет продолжаться от бесконечного начала до бесконечного конца, поскольку начало и конец есть то же самое место и состояние.

    Затем нисходящие и неразумные элементы произвели существ без Мысли. Субстанция не может даровать Мысль, потому что Мысль возвысилась над ней. Воздух произвёл летающие вещи, а вода – плавающие. Земля произвела странных четвероногих и ползучих тварей, драконов, составных демонов и уродливых чудовищ. Затем Отец – Верховный Ум, будучи Светом и Жизнью, усовершенствовал славного Универсального Человека по образу и подобию своему, но не земного человека, а Небесного Человека, обитающего в Божьем Свете. Верховный Ум возлюбил сотворенного Им Человека и дал Ему контроль над созданиями и ремеслом.

    Человек, желающий работать, находит Своё убежище в сфере порождения и наблюдает работу Своего брата – Второго Ума, – который сидит на Огненном Кольце. И, узрев достижения Огненного Работника, Он также захотел делать вещи, и Его Отец позволил это. Семь Правителей, чьи силы Он в Себя вбирает, радуются, и каждый из них разделяет с Человеком свою собственную природу.

    Человек стремится проникнуть на периферию кругов и понять тайну Того, кто сидит на Вечном Огне. Получив власть, Он нагибается и заглядывает через Семь Гармоний и, пробив сопротивление кругов, проявляет Себя Природе, простирающейся ниже. Человек, глядя в глубины, улыбается, потому что Он видит тень на земле и отражение в воде, потому что и тень, и отражение есть Его образ. Человек влюбляется в свою тень и желает спуститься в неё. Совпадая с этим желанием, Разумная Вещь соединяет Себя с недумающим образом или формой.

    Природа, наблюдая спуск, обволакивает Человека, которого она любит, и они сливаются. По этой причине человек земной является сложным. В нём есть Небесный Человек, бессмертный и прекрасный, без которого человек – лишь Природа, смертная и разрушимая. Таким образом, страдание есть результат влюблённости Бессмертного Человека в Свою собственную тень, когда Он оставляет Реальность во тьме иллюзии. Будучи бессмертным, человек имеет силу Семи Правителей – или же Жизни, Света и Слова, – но, будучи смертен, он управляется Кольцами Правителей – Судьбой, или Предназначением.

    О Бессмертном Человеке должно быть сказано, что Он гермафродит, и мужчина и женщина, и вечно бдителен. Он не дремлет, не спит и управляется Отцом, который также и мужчина и женщина. Такова тайна, скрываемая до нынешних дней, потому что Природа, будучи смешанной через женитьбу с Небесным Человеком, порождает воистину удивительную вещь – семь человек, все двуполые, мужчины и женщины одновременно, статные, каждый из которых разделяет природу Семи Правителей. Они, о Гермес, и есть семь рас.

    Вот так были порождены семь людей. Земля была женским элементом, а вода – мужским, и из огня и эфира они получили дух. Природа производит тела по образу и форме людей. И человек принимает Жизнь и Свет от Великого Дракона, и из Света был сделан Его Ум, и из Жизни – Душа. И поскольку все эти сложные создания, хотя они и обладают бессмертием, всё-таки разделяют и смертную природу, они продолжают существовать некоторое время в таком состоянии. Они воспроизводят себе подобных из себя, поскольку каждый из них мужчина и женщина одновременно. Но в конце периода узел Судьбы развязывается волей Бога и связь всех вещей ослабляется.

    Тогда все живые создания-гермафродиты были разделены на мужчин и женщин согласно велению Мысли.

    Затем Бог говорил Святое Слово душам всех вещей: «Плодитесь и размножайтесь, мои создания. Пусть тот, кто наделён Умом, узнает о бессмертии и что любовь к телу – это смерть, и пусть он узнает все вещи, которые есть, потому что кто познает себя, достигнет Блага».

    И когда Бог сказал так, Провидение, с помощью Семи Правителей и Гармонии, свело вместе два пола, устроив размножение, и все вещи стали множиться. Тот, кто совершил ошибку, возлюбив своё тело, обрёк себя на скитание во тьме, а тот, кто понял, что тело есть темница души, достиг бессмертия.

    Затем Гермес захотел узнать, будет ли человек лишён бессмертия за один только грех невежества. Великий Дракон отвечал: Невежественным людям тело представляется высшим, и они не способны осознать бессмертия в себе. Зная только тело, которое подвержено смерти, они верят в смерть, потому что они поклоняются этой субстанции, которая есть причина и реальность смерти. Тогда Гермес спросил про правильный и мудрый путь к Богу, на что Помандрес ответил: То, что было сказано Словом Бога, скажу и я: Поскольку Отец всех вещей состоит из Жизни и Света, из них сделан и человек. Следовательно, если человек поймёт и изучит природу Жизни и Света, тогда он войдёт в Вечность Жизни и Света. Затем Гермес захотел узнать о пути, на котором мудрый достигает Вечной Жизни, и Помандрес продолжал: Пусть человек будет отмечен Умом и познает себя, и мощью своего Ума отделит себя от не-себя, и станет слугой Реальности.

    Гермес спросил: «А если все люди лишены Ума?» – и Великий Дракон ответил: Слушай внимательно, что я говорю, потому что я и есть Ум – Вечный Учитель. Я, Отец Слова, – Искупитель всего человечества, и в природе мудрых Слово обретёт плоть. Через Слово будет спасено слово. Я, Мысль (Тот), – Отец Слова, Ум – вхожу только в тех людей, которые святы и добры, чисты и милосердны, живут набожно, и моё присутствие им помощь, потому что, когда я снисхожу к ним, они непосредственно знают вещи и боготворят Универсального Отца. Ещё до того, как такой мудрый, полный философии, умрёт, он научится отрекаться от чувств, зная, что они являются врагами его бессмертной души.

    Я не позволю дьявольским чувствам управлять телами тех, кто возлюбил меня, и не позволю дьявольским эмоциям и мыслям даже войти в них. Я стану стражником и отгоню всякую нечисть, защищая мудрых от их низшей природы. Но злонамеренным, завистливым и скрытным я не явлюсь, поскольку не поймут они таинств Ума, и значит, для них я нежелательный гость. Я оставляю их мстительным демонам, которые взращены ими в собственных душах, поскольку зло с каждым днём растёт и мучает человека всё сильнее, и дьявольские деяния добавляются одно к другому, пока не наступит такой день, когда зло само себя разрушит. Наказание за желание – это агония неудовлетворённости.

    Гермес склонил свою голову в знак благодарности Великому Дракону, научившему его столь многому, и попросил сказать больше о сути человеческой души. И Помандрес ответствовал: По смерти материальное тело человека возвращается к элементам, от которых оно произошло, а невидимый божественный человек возносится к истоку, из которого он пришёл, – к Восьмой Сфере. Злые возвращаются в место скопления и обитания демонов, а чувства, ощущения, желания и телесные страсти возвращаются к своему источнику – к Семи Правителям, чья природа в низшем человеке ведёт его к разрушению, а в высшем духовном человеке даёт жизнь.

    После того как низшая природа возвращается к животному состоянию, высшая природа борется опять за сохранение своего духовного состояния. Она поднимается к семи Кольцам, на которых восседают Семь Правителей, и возвращает им низшие силы таким образом. На первом Кольце восседает Луна, и к ней возвращается способность увеличивать и уменьшать. На втором Кольце сидит Меркурий, и к нему возвращаются хитрость, обман и ремесло. На третьем Кольце сидит Венера, и к ней возвращаются похоть и страсть. На четвёртом Кольце восседает Солнце, и ему Повелитель возвращает амбиции. На пятом Кольце восседает Марс, которому возвращаются стремительность и смелость профана. На шестом Кольце восседает Юпитер, и ему возвращаются чувство накопительства и жажда богатства. На седьмом Кольце восседает Сатурн, охраняя Ворота Хаоса, и ему возвращаются ложь и дьявольские козни.

    Тогда, будучи освобождена от всех наслоений семи Колец, душа приходит в Восьмую Сферу, а именно в кольцо неподвижных звёзд. Здесь, свободная от всех иллюзий, она обитает в Свете и поёт гимны Отцу голосом, который может понять только создание чистого духа. Смотри, о Гермес, есть огромная тайна в Восьмой Сфере, и Млечный путь – это поле посеянных душ, и они падают оттуда на Кольца и снова на Млечный путь с колец Сатурна. Но некоторые не могут подняться на лестницу Колец о семи ступеней. Поэтому блуждают они во тьме и увлекаются в вечность с иллюзией чувства и земной тягости.

    Дорога к бессмертию трудна, и только немногие находят её, остальные ждут Великого Дня, когда колесо Вселенной будет остановлено, и бессмертные искры будут высечены из ножен субстанции. Горе тем, кто ждёт, потому что они должны вернуться опять, неосознающие и незнающие, в поле звёзд и ждать нового начала. Те, кто спасены светом таинства, которое я открыл тебе, о Гермес, и которое я хочу через тебя распространить среди людей, вернутся к Отцу, обитающему в Белом Свете, и тем самым к самому Свету, и будут поглощены Светом, и в Свете они станут Силами в Боге. Это и есть Путь Добра, и открывается он только тем, кто мудр.

    Благословен будь, о Сын Света, из всех людей мною, Помандресом, выбранный, чтобы открыться перед тобою. Я повелеваю тебе идти и стать проводником для тех, кто блуждает во тьме, чтобы все люди, в ком обитает дух Моего Ума (Универсальный Ум), могли быть спасены через Мой Ум в тебе, который станет Моим Умом в них. Утверди Мои Таинства, и не исчезнут они на земле, и поскольку являюсь я Умом Таинств, пока Ум существует, Таинства будут существовать.

    С этими прощальными словами Помандрес, светясь небесным Светом, исчез, слившись с силами небес. Подняв глаза к небу, Гермес вознёс молитву Отцу Всех Вещей и посвятил свою жизнь служению Великому Свету. Так молился Гермес:

    О люди земли, люди, рождённые и сделанные из элементов, но с духом Божественного Человека внутри вас, очнитесь от своего сна невежества! Будьте трезвы и вдумчивы. Поймите, что вашим домом является не земля, но Свет. Почему вы отдаёте себя смерти, если можете обрести бессмертие? Раскайтесь и измените свой ум. Уйдите из тьмы и разложения навеки. Приготовьтесь к подъёму через семь Колец и облагородьте свои души вечным Светом.

    Некоторые из тех, кто слышал эти слова, посмеивались и издевались, и продолжали жить, как раньше, и прямиком шли ко второй смерти, от которой нет спасения. Но другие, устроившиеся у ног Гермеса, упрашивали его указать им Путь Жизни. И тогда он поднялся, мягко, не прося ни у кого помощи, с посохом в руке, и пошёл учить человечество и показывать ему, как можно спастись. В разговорах с людьми Гермес сеял семена мудрости и питал их Бессмертными Водами. И наконец настал вечер его жизни, и когда яркость земного света стала уменьшаться, Гермес завещал своим ученикам пронести его учение нерушимым через века. «Помандреса» он написал для того, чтобы все люди, желающие бессмертия, могли бы найти истинный путь.

    В заключение своего «Видения» Гермес написал:

    Сон тела есть трезвое бдение Ума, и закрытые глаза открывают истинный Свет. Мое молчание исполнено отпочковывающейся жизнью и надеждой и полно добра. Мои слова являются цветами дерева моей души. И это истинный рассказ о том, что я получил от своего Истинного Ума, то есть Помандреса, Великого Дракона, Повелителя Слова, через которого я приобщился Богом к Истине. С того дня мой Ум был всегда со мной, и в моей душе он родил Слово: Слово есть Мысль, и Мысль есть моё искупление. По этой причине всей моей душой и всеми моими силами я творю молитву Богу Отцу, Жизни и Свету, и Вечному Добру.
    Свят Бог, Отец всех вещей, Тот, кто был до Первого Начала.
    Свят Бог, чья воля выполняется Его собственными Силами, которые Он породил в Себе.
    Свят Бог, который решил, что будет Он познан, и познан Самим Собой, кому Он открыл Себя.
    Свято искусство Твоё, Словом Своим сотворившего все вещи.
    Свято искусство Твоё, образом Кого является вся Природа.
    Свято искусство Твоё, не сотворившего низшую природу.
    Свято искусство Твоё, которое сильнее, чем все силы.
    Свято искусство Твоё, выше которого ничего нет.
    Свято искусство Твоё, выше всех молитв.
    Прими все жертвы от чистой души и сердца, устремлённых к Тебе.
    О Ты, Невыразимый и Непроизносимый, благословен будь молчаливый.
    Умоляю Тебя бросить на меня милостивый взгляд, чтобы не уклонился я от познания Тебя и мог просветить тех, кто пока невежествен, моих братьев, Твоих сыновей.
    Верую в Тебя, о чём свидетельствую, и отбываю в мире и доверии в Твой Свет и Жизнь.
    Благословенно Твоё искусство, о Отец! Человек, Тобою отмеченный, будет да благословен, и дай ему силы освятить других Словом и Истиной Твоей.

    «Видение» Гермеса, подобно всем произведениям герметического направления, является аллегорическим выражением великих философских и мистических истин, и их скрытое значение может быть осмыслено только теми, кто «поднялся» до Истинного Ума.

    ССЫЛКА
  9. Оффлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

    2435758.jpg

    Герметический Свод
    Гермес Трисмегист (трижды великий)

    Однажды, когда я начал размышлять о сущем, мысль моя витала в небесах, в то время как все мои телесные ощущения были притуплены, как в тяжелом сне, который наступает вслед за пресыщением пищей или большой усталостью. Мне показалось, что некто огромный, без определенных очертаний предстал передо мной, окликнул меня по имени и сказал мне:

    — Что желаешь ты услышать и увидеть, постигнуть мыслью и знать?

    — А кто ты? — спросил я.

    — Я Пэмандр, Высший Ум. Я знаю, чего желаешь ты, и повсюду я с тобой.

    — Я желаю, — сказал я, — изучить вещи, понять их природу и постигнуть Бога — вот о чем я хотел бы услышать.

    — Прими же в свою мысль всё то, что ты желаешь знать, сказал он мне, — я тебя научу.

    При этих словах он изменил облик, и сразу мне все открылось, взору моему предстало величайшее зрелище. Всё стало Светом, мягким и приятным, пленяющим мой взгляд. Вскоре после этого спустилась тьма, жуткая и мрачная, завивающаяся в спирали, подобно змеям, как мне показалось. Затем эта тьма превратилась в нечто влажной природы, бурлящее невыразимым образом, изрыгающее дым, как от огня, и издающее какой-то звук, скорбный неописуемый рев. Потом оттуда раздался нечленораздельный крик, словно голос Света.

    Святое Слово спустилось из Света и покрыло Природу, чистый огонь восстал из влажной Природы ввысь, к тонкому миру; он был легкий, проникновенный и в то же время действенный. И воздух благодаря своей легкости последовал за огненным языком; от земли и от воды он восходил к огню, к которому он как будто был подвешен. Земля и вода оставались на месте перемешанными настолько, что через одно не было видно другое, и непрерывно получали воздействие дыханием Слова, возносившегося над ними на том, что воспринимает ухо.

    — Понял ли ты, — спросил меня Пэмандр, — что значит это видение?

    — Я узнаю, — ответил я.

    — Этот Свет, — сказал он, — это я, Ум, твой Бог, который предшествует влажной Природе, вышедшей из мрака. Исходящее же из Ума лучезарное Слово — это Сын Божий.

    — Что хочешь ты сказать? — спросил я.

    — Знай же, что я хочу этим сказать: то, что в тебе видит и слышит, есть Слово Господне; Ум есть Бог-отец. Они неразделимы, ибо в единстве их жизнь.

    — Благодарю тебя, — ответил я.

    — Сосредоточь же свой ум на Свете и постигни сие, — сказал он.

    Сказав это, он довольно долго смотрел мне в лицо, и я содрогался от вида его. Потом, когда он поднял голову, я увидел в своей мысли Свет, состоящий из несметного количества Сил, ставших безграничным миром, и огонь, окружённый превеликой силой, достигает своего равновесия. Вот что моя мысль различила из этого видения, ободренная словами Пэмандра.

    Видя мое изумление, он добавил:

    — Ты увидел в своей мысли форму исконную, предшествующую бесконечному началу. — Так сказал Пэмандр.
  10. Оффлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

    ГЕРМЕТИЗМ ЕГО ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ОСНОВНЫЕ УЧЕНИЯ


    [​IMG]
    В работе русского философа Д. В. Страндена "Герметизм. Его происхождение и основные учения" в доступной форме излагаются представления древних египтян о строении вселенной, о психологических составляющих человека и об основах внутренней духовной работы.

    Структурно книга делится на 3 части и Заключение.

    В предисловии автор пишет: "Настоящий популярный очерк представляет собою переработку реферата, прочитанного автором 18 декабря 1913 г. в Обществе Ревнителей Истории. Он имеет целью возбудить интерес в широких кругах нашей читающей публики к идеям древнего герметизма, без знакомства с которым невозможно правильное, объективное понимание позднейшей истории развития религиозной и философской мысли в Европе".

    В первой части «Происхождение Герметизма» изложена краткая история герметизма, автор научно обосновывает египетское происхождение учения, зародившегося за долго до Р.Х. Египетские мистерии, долгое время, передавались изустно и только в III ст. до н. э. появляются первые тексты. Автор прослеживает путь герметической традиции сквозь века вплоть до «Тайного учения» Е. П. Блаватской.

    Во второй части «Изумрудная скрижаль Гермеса» излагаются метафизический, мистический, космогонический и алхимический смыслы "Изумрудной скрижали". Автор акцентирует наше внимание на том, что смысл текста метафоричен и заключает в себе 7 уровней значений:1) метафизическое, 2) космогоническое, 3) антропогоническое, 4) психологическое, или мистическое, 5) оккультное (т.е. относящееся к алхимии, астрологии и магии), 6) астрономическое и 7) историческое. Автор раскрывает смысл нескольких уровней значений.

    [​IMG]

    "ИЗУМРУДНАЯ СКРИЖАЛЬ ГЕРМЕСА"
    Истинно – без всякой лжи, достоверно и высшей степени истинно:
    То, что находится внизу, аналогично тому, что находится вверху.
    И то, что вверху, аналогично тому, что находится внизу, чтобы осуществить чудеса единой вещи (т.е. философского камня).
    И подобно тому, как все вещи произошли от Единого (через посредство Единого) или: через размышление Единого (т.е. Логоса, Мирового "Я"), так все вещи родились от этой единой сущности через приспособление (или: через принятие её извне, через "прививку" её).
    Солнце её отец, Луна её мать.
    Ветер носил её в своём чреве. Земля её кормилица.
    Вещь эта – отец всяческого совершенства во всей вселенной.
    Сила её остаётся цельной (т.е. неизрасходованной), когда она превращается в землю.
    Ты отделишь землю от огня, тонкое от грубого осторожно и с большим искусством.
    Эта вещь восходит от земли к небу и снова нисходит на землю, воспринимая силу как высших, так и низших областей мира.
    Таким образом ты приобретешь славу всего мира.
    Поэтому от тебя отойдёт всякая темнота.
    Эта вещь есть сила всяческой силы, ибо она победит всякую самую утончённую вещь и проникнет собою всякую твёрдую вещь.
    Так был сотворён мир.
    Отсюда возникнут удивительные приспособления, способ которых такой (т.е. таков, как изложено выше).
    Поэтому я был назван Гермесом Трижды-величайшим, так как я обладаю познанием трёх частей вселенской философии.
    Полно то, что я сказал о работе произведения солнца (Примеч.: т.е. алхимического золота. Другой также возможный перевод будет таков: "Полно то, что я сказал о действии солнца").

    [​IMG]

    Посвящение в герметическую традицию
    Особое внимание автор уделил пояснению мистического пути посвящения в герметическую традицию.

    «Посвящение можно определить как ускорение нормальной эволюции человека. Согласно учению оккультизма, человечеству, по мере его эволюции, должны раскрыться новые состояния сознания, новые способности, в настоящее время доступные лишь немногим отдельным личностям, несколько опередившим прочих в своём развитии. Оккультисты утверждают, что путём особой тренировки ума, воли и эмоциональной природы человек может достигнуть значительного изменения своего психического существа».

    [​IMG]

    Герметическое учение во многом позаимствовало техники самосовершенствования из Раджа Йоги. Герметическое «учение о пути посвящения излагается символически в трактатах по алхимии под видом процесса превращения неблагородных металлов в золото». Большинство сакральных книг герметизма являются сборниками гравюр. Поэтому изучению алхимической символики стоит уделить особое внимание.

    Далее описаны два пути женский (ионический) и мужской (дорический), поясняется их сущностная разница. Женский путь стихийный и интуитивный, а мужской заключается в медленном и последовательном изучении с последующей трансформацией собственных качеств.

    Описывая процесс создания философского камня (духовной трансформации) автор излагает понятие просветления в терминах учения Рерихов.

    Семь фундаментальных принципов Герметизма
    В третьем разделе книги «Основные учения Герметизма» описаны основополагающие принципы герменевтики. Их всего 7, исконно традиция передавалась устно от учителя к ученику. Чтобы передавать традицию дальше, адепты заучивали свод принципов, который назывался Kybalion. Ниже приведены цитаты из Kybalion’а.

    1. Принцип ментализма
    • "В основе существующей во времени, пространственной и изменяющейся Вселенной или за этой Вселенной можно всегда найти субстанциальную реальность - основную истину. Вселенная есть нечто умственное – она содержится в уме Всеединого". Так гласит изречение из Kybalion'a. Далее говорится, что "Всеединое создаёт в своём бесконечном разуме бесчисленные Вселенные, которые существуют в течение эонов"; и однако для всеединого созидание, развитие и упадок и смерть миллионов вселенных является как бы одним мигом".

    • "Хотя всё существует во Всеедином, но не менее верно и то, что Всеединое есть во всём. К тому, кто действительно понимает эту истину, пришло великое знание"

    2. Принцип соответствия или аналогии
    • Согласно принципу аналогии, существует соответствие между явлениями и законами трех миров: духовного, умственного и физического. Этот принцип позволяет нам строить правильные заключения по аналогии от фактов видимого мира к фактам миров невидимых. Овладевший этим принципом может применять его к исследованию самых отвлеченных проблем, подобно тому, как овладевший основами геометрии может применять правила ее к решению самых сложных астрономических вопросов и, сидя в своей комнате, исследовать соотношения между небесными телами, находящимися на огромных расстояниях от него.

    3. Принцип вибрации
    • Герметическая философия учит, что в природе "ничто не находится в покое; всё движется, всё вибрирует", как выражен этот принцип в Kybalion'e. Герметисты придавали этому принципу огромное значение, как это видно из следующих слов одного старинного герметиста: "Тот, кто понимает принцип вибрации, тот схватил скипетр власти".

    [​IMG]

    4. Принцип полярности
    • "Всё двойственно; всё имеет полюсы; всё имеет нечто противоположное себе; сходное и несходное одно и то же; противоположности противоположны по природе; между ними есть различие лишь в степени; крайности сходятся; все истины – лишь полуистины; все парадоксы могут быть примирены".

    • "Одно состояние ума может быть превращено в другое (как могут быть превращены друг в друга и металлы и элементы); одну степень ума можно превратить в другую; одни условия его проявления в другие; один полюс – в другой; одни умственные вибрации в другие".

    5. Принцип ритма
    • "Всё вытекает и втекает; всё имеет свои приливы и отливы; все вещи возникают и приходят в упадок; мера размаха направо есть также и мера размаха налево; в силу ритма одно компенсируется другим".

    • Одним из проявлений принципа ритма является так называемый закон компенсации. В приведенном выше изречении из Kybalion'a этот закон сформулирован в словах: "Мера размаха направо есть также и мера размаха налево; в силу ритма одно компенсируется другим".

    6. Принцип причинности
    • "Всякая причина имеет своё последствие; всякое последствие имеет свою причину; всё совершается сообразно закону; случай есть лишь название, даваемое нами законам, ещё не познанным нами; есть много плоскостей причинности, но ничто не ускользает от закона".

    7. Принцип двойственности активного и пассивного начала
    • Этот принцип герметической философии формулирован в Kybalion'e следующим образом: "двойственность активного и пассивного начал наблюдается во всём; во всём есть мужское и женское начала; двойственность их проявляется на всех плоскостях бытия".

    [​IMG]

    Заключение
    Герменевтика – древняя оккультная традиция, которая является синтезом религии, философии и науки. Возможно она однажды послужит базой, на которой создастся новый, еще более грандиозный синтез – гармоническое и целостное знание, построенной на всей совокупности опытных данных, добытых человечеством. Такое примирение веры со знанием, религии с философией и наукой, античного гуманистического миросозерцания с христианской мистикой или, выражаясь символически, Креста с Розой, было исконною мечтою возникшего в средние века Ордена Розенкрейцеров, являвшегося духовным наследником древней герметической и восточной мудрости, с одной стороны, и гностического (иоанновского) христианства первых веков с другой. С.

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]
  11. Оффлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

    Сакральная Геометрия

    [​IMG]

    Сакральная Геометрия – это суть Творения и генезис всех форм. Это древняя наука, которая исследует и объясняет основополагающие энергетические паттерны. Энергия Творения действует в связи с особыми законами, каждый из них имеет свою уникальную структуру. Любое проявленное действие содержит в себе одну или несколько геометрических форм.
    Раскрыть Спойлер


    [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG]
    Войдя в мир Сакральной Геометрии вы начинаете видеть восхитительную упорядоченность энергии Творения. Молекулы нашего ДНК, строение глаза, снежинки, сосновые иголки, лепестки цветов, алмазы, ветви деревьев, ракушка улитки, звезда, вокруг которой мы вращаемся, спираль нашей галактики, воздух, которым мы дышим, и все формы жизни, которые нам известны, воплощают в себе отпечаток вечных геометрических формул.

    [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG]
    Созерцание и осознание изначальных кодов позволяет заглянуть за предел привычного мира и увидеть суть строения и принцип работы нашей Вселенной. Мистики древности верили, что опыт Сакральной Геометрии необходим для воспитания души. Они понимали, что Коды Жизни отображают принцип организации нашего внутреннего мира и сознания. Для них «Сакральное» имело необычайное значение, подразумевая глубинную мистерию ясности сознания, истинного священного чуда. Сакральная Геометрия особенно ценна, когда основана на практике самоосознания.

    [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG]


    Ссылки будут позже
    Последнее редактирование: 29 мар 2019