Ежедневные новости глазами демократических СМИ США

Тема в разделе 'Беседы и обсуждения', создана пользователем Лакшми, 22 ноя 2016.

  1. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

  2. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

  3. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

    [​IMG]

    Top 50 United States Newspapers



    1. The New York Times (New York)
    2. Greenwich News (Connecticut, Greenwich)
    3. Daily News (New York, New York)
    4. Washington Post (Washington DC)
    5. New York Post (New York)
    6. Bessemer News (Alabama, Bessemer)
    7. USA Today (National, Arlington, Virginia)
    8. Los Angeles Times (California, Los Angeles)
    9. Sussex County News (Delaware, Georgetown)
    10. Colleton County News (South Carolina, Smoaks)
    11. The Washington Times (Washington DC)
    12. Blount County News (Alabama, Blount County)
    13. Wall Street Journal (New York, New York)
    14. Sylacauga News (Alabama, Sylacauga)
    15. Chicago Tribune (Illinois)
    16. Boston Herald (Massachusetts)
    17. Charleston News (South Carolina, Charleston)
    18. Charlotte Observer Online (North Carolina, Charlotte)
    19. Arizona Republic (Arizona, Phoenix)
    20. The Miami Herald (Florida)
    21. Atlanta Journal-Constitution (Georgia)
    22. The Boston Globe (Massachusetts)
    23. The Dallas Morning News (Texas, Dallas)
    24. Hale County News (Alabama, Greensboro)
    25. Houston Chronicle (Texas, Houston)
    26. Detroit Free Press (Michigan)
    27. The Seattle Times (Washington)
    28. Anchorage Daily News (Alaska, Anchorage)
    29. Detroit News (Michigan)
    30. Denver Post (Colorado)
    31. Philadelphia Inquirer (Pennsylvania)
    32. Las Vegas Review-Journal / Sun (Nevada, Las Vegas)
    33. Sierrawatch (Wisconsin)
    34. The Charlotte Post (North Carolina, Charlotte)
    35. Las Vegas Sun (Nevada)
    36. Columbia News (South Carolina, Columbia)
    37. The Advocate (Louisiana, Baton Rouge)
    38. AM New York (New York, New York City)
    39. Concord Monitor (New Hampshire, Concord)
    40. Concord News (New Hampshire, Concord)
    41. Albuquerque Journal (New Mexico, Albuquerque)
    42. Baltimore Sun (Maryland, Baltimore)
    43. Hawaii News (Hawaii, Honolulu)
    44. Arizona Daily Star (Arizona, Tucson)
    45. Pittsburgh Post-Gazette (Pennsylvania)
    46. Ahora News (New Jersey)
    47. Chicago Sun-Times (Illinois, Cook)
    48. The Plain Dealer (Ohio, Cleveland)
    49. Daphne News (Alabama, Daphne)
    50. Atlanta News (Georgia)
  4. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

    4c82f06a-a420-4b40-bcf6-41af9150b8ca_tv_w987_r1.jpg

    Настоящее Время. Америка - 25 ноября
    Последнее редактирование: 28 ноя 2016
  5. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

  6. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

    Последнее редактирование: 23 фев 2017
  7. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

    Последнее редактирование: 23 фев 2017
  8. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

  9. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел


  10. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел


  11. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

    «Всё чудесатее и чудесатее!»

    В Белом доме просили ФБР опровергнуть сообщение о контактах помощников Трампа с Россией
    Президент и его администрация все жестче относятся к СМИ и спецслужбам

    mobile_high-qu6_401x267.jpg


    Раскрыть Спойлер
    Руководитель администрации президента США Райнс Прибус в середине февраля обсуждал с руководством ФБР вопрос о том, может ли оно опровергнуть сообщение The New York Times (NYT) о расследовании, которое ведется в отношении членов предвыборной команды Дональда Трампа, якобы контактировавших с представителями России. Это в пятницу подтвердили представители Белого дома, сообщают Financial Times (FT) и The Wall Street Journal (WSJ).

    Подобное обсуждение идет вразрез с давними принципами, которые призваны не допустить политического вмешательства в деятельность правоохранительных органов, отмечает FT. Согласно этим принципам, которых придерживались и демократические, и республиканские администрации, политическим назначенцам вроде Прибуса запрещено обсуждать с сотрудниками министерства юстиции или ФБР «готовящиеся или ведущиеся уголовные или гражданские расследования». Общаться по этому вопросу разрешено лишь главному юрисконсульту Белого дома с министром юстиции (генеральным прокурором) или его заместителем. «Суть в том, что Белый дом и ФБР не должны подробно беседовать о таком расследовании», - пояснила FT юрист Кэрри Кордеро, специалист по национальной безопасности, которая в прошлом отвечала в минюсте за взаимодействие с ФБР.

    В четверг вечером CNN передала, что представители Белого дома просили ФБР опровергнуть сообщения СМИ о контактах членов предвыборной команды Трампа с Россией; по информации CNN, ФБР ответило на эту просьбу отказом. В пятницу Associated Press сообщило, что Прибус просил ФБР оспорить сообщения, что сотрудники Трампа до выборов контактировали с российскими разведчиками.

    Сам президент, который на этой неделе мало использовал Twitter, в пятницу утром снова обрушился на ФБР и журналистов. «Секретная информация передается СМИ, что может иметь разрушительные последствия для США. НАЙТИ СЕЙЧАС» тех, кто «организует утечки», написал Трамп в паре постов.

    После этого пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер раскритиковал сообщения CNN и AP: «То, что вы, ребята, сделали, несостоятельно и некорректно».

    Советник Трампа назвал СМИ оппозицией и предложил заткнуться

    Но затем высокопоставленные сотрудники администрации рассказали на брифинге для журналистов на условиях анонимности, что разговор между Прибусом и руководителями ФБР состоялся 15 февраля, пишет FT. В конце встречи, которую вел Прибус по другой теме, он с глазу на глаз около пяти минут говорил с заместителем директора ФБР Эндрю Маккэйбом. Тот назвал статью NYT, где со ссылкой на записи телефонных переговоров и перехваченные разговоры говорилось о контактах помощников Трампа c россиянами, которых американские спецслужбы сочли разведчиками, «дерьмом». Эта статья «меня просто убивает», сказал Прибус и спросил: «Что мы можем с этим сделать?»

    NY Times сообщила о телефонных разговорах людей Трампа с российскими спецслужбами

    Маккэйб сказал, что свяжется с ним позже, а перезвонив в тот же день, заметил, что публично ФБР заявить ничего не может, пишет FT. WSJ приводит этот ответ полностью, называя Маккэйба не по имени, а высокопоставленным сотрудником ФБР: «Мы были бы рады помочь, но не можем оказаться в ситуации, когда нужно делать заявления по каждой статье».

    В ФБР отказались от комментариев, указывают FT и WSJ.

    СВР назвала безосновательными публикации о контактах команды Трампа с российской разведкой


    Главный редактор NYT Дин Бакет заявил, что «многочисленные источники газеты подтверждают информацию из этой статьи», а «нападки на нее не делают ее менее правдивой».

    Между тем в расследовании сенатского комитета по разведке о попытках России повлиять на ход президентских выборов в США неожиданно активное участие принимают обе партии, пишет Bloomberg. Расследование находится на начальном этапе, на него уйдет не один месяц, но республиканцы предпринимают шаги вместе с демократами, чтобы провести его со всей возможной тщательностью, отмечает информагентство. Комитет, в частности, изучит то, что, по сообщениям СМИ, анализирует ФБР, - контакты между соратниками Трампа и представителями России до и после выборов. В том числе пристальное внимание будет уделено действиям Майкла Флинна, которому пришлось уйти с поста советника Трампа по национальной безопасности из-за разговоров, которые он вел с российским послом в Вашингтоне еще до вступления президента в должность.


    источник
  12. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

    1C978006-BC74-4A02-9562-F8FB2DCEF1F0_w1023_r1_s_401x225.jpg

    Безнадежная битва прессы и Трампа (для Трапмпа)

    Почему президент записал американскую прессу во "враги народа"? Пресса – средство информации или противовес правительству? Почему СМИ теряют доверие американцев? Представляют ли "фальшивые новости" угрозу американской демократии? Была ли отставка Майкла Флинна результатом публикаций в СМИ?

    Эти и другие вопросы мы обсуждаем с Робертом Томпсоном, профессором школы журналистки Сиракузского университета в Нью-Йорке, и Дэвидом Саттером, американским публицистом, бывшим корреспондентом газеты The Financial Times в Москве.

    Раскрыть Спойлер
    Противостояние Дональда Трампа и американской прессы, начавшееся около двух лет назад, когда американские комментаторы отмахнулись от Трампа, начавшего борьбу за президентскую номинацию, как от комического персонажа, в последние дни достигло состояния войны – пока словесной. В прошлую пятницу президент Трамп в своем сообщении в твиттере отнес New York Times и четыре американских телекомпании к числу производителей "фальшивых новостей" и объявил о том, что они являются не его врагами, а врагами народа, американцев.

    Слова президента были встречены единодушным негодованием и комментаторов, и многих политиков. Сенатор Джон Маккейн во время интервью популярной телепрограмме Meet the Press предостерег президента от попыток оказать давление на прессу, напомнив, что с ограничения прессы начинались многие диктатуры. Некоторые издания призвали прессу ответить войной на враждебные заявления президента. Но Белый дом не отступил перед вызовом. В четверг ближайший советник президента Стив Бэннон предрек усугубление противостояния между президентом и прессой: "Ситуация не улучшится, а ухудшится, потому что пресса непреклонна в своей оппозиции экономической националистической программе Дональда Трампа". Трамп, по словам своего советника, "маниакально сфокусирован" на выполнении своих предвыборных обещаний. "Каждый день будет днем борьбы", – говорит Бэннон. В пятницу Белый дом ответил не только словами, но и делами. Пресс-секретарь президента Шон Спайсер отказался допустить в узкий круг участников неформального брифинга представителей шести средств информации, включая The New York Times и CNN, тех самых, которых президент заклеймил как "врагов народа". Это был, по меньшей мере, хлесткий удар по самолюбию The New York Times, вызвавшей последний всплеск негодования президента Трампа публикацией статьи о якобы многочисленных в прошлом контактах окружения Дональда Трампа с россиянами. Газете, как говорят, никогда прежде не отказывали в участии в подобных брифингах.

    За необычным эмоциональным столкновением президента и прессы маячит серьезный феномен. В интерпретации газеты The Washington Post – это борьба за избирателя. "Довольно ясно, что пытается сделать президент Трамп, атакуя СМИ, – пишет корреспондент газеты Арон Блэйк. – Он видит, что у того, кто не дает ему спуска, более низкие рейтинги, чем у него самого, и он пытается сыграть на контрасте. Он словно пытается подчеркнуть свой рост, сравнив себя с невысоким человеком. "У вас ниже рейтинги, чем у Конгресса", попытался он уколоть репортеров во время пресс-конференции на прошлой неделе, дав понять, что это просчитанный шаг".

    Впрочем, если таков реальный мотив действий президента, кто берет верх в этом противостоянии в глазах общественного мнения, остается загадкой. Согласно результатам опроса, появившегося в четверг, победителем выходит пресса, которой доверяет 52 процента американцев, в то время как президенту верят только 37. Но участники опроса, проведенного неделей раньше, разделились во мнении в пользу президента Трампа: 45 против 42 процентов.

    Вероятнее, что в результате этого публичного столкновения президента и СМИ понесут серьезные потери обе стороны и общество.

    Роберт Томпсон считает, что в данной ситуации пресса, несмотря на эмоциональность высказываний некоторых ее представителей, выполняет свою традиционную, проверенную временем роль института демократического общества:

    – Когда президент Соединенных Штатов говорит о прессе как о враге народа, я подозреваю, он говорит о той самой прессе, свобода которой гарантирована Первой поправкой к Конституции,– говорит Роберт Томпсон. – Существует очень веская причина, по которой именно свобода прессы вкупе со свободой совести, свободой слова, свободой собраний была упомянута в Первой поправке. Потому что здоровая республика не может существовать без здоровой прессы. У нас существует мощные ветви исполнительной, законодательной власти, и пресса служит инструментом их контроля, она – крайне важная часть баланса сил. На мой взгляд, такие заявления президента опасны, за ними можно разглядеть неуважение к системе сдержек и противовесов в нашей политической системе, и я должен сказать, что огромное количество думающих людей испытывают тревогу по поводу подобных заявлений.

    – Но главная претензия президента Трампа состоит в том, что американская пресса занимается не освещением его президентства, а атакует его по всем поводам, прибегая к непроверенной информации. Кстати, некоторые влиятельные консервативные журналисты также обвиняют своих либеральных коллег в том, что те объявили войну Трампу и его избирателям. Ведущий телеканала Foxnews Шон Ханнити, например, считает, что либеральная пресса просто не может смириться с мыслью, что Трамп – президент, и делает все, чтобы его подорвать?



    – Пресса в силу своей природы не может находиться в теплых отношениях с властью. Задача средств информации – постоянно бросать вызов правительству. Сетования Дональда Трампа можно сравнить с жалобами одного из его предшественников Ричарда Никсона на постоянные преследования со стороны прессы. И она действительно его преследовала! На то были очень серьезные причины. Его действия, вскрытые в результате журналистского расследования, привели к отставке Никсона с поста президента. Я согласен с тем, что средства информации заняли атакующую позицию в освещении деятельности Дональда Трампа, особенно после его избрания президентом, но, на мой взгляд, это обоснованный подход. Если мы проанализируем материалы последних ведущих американских органов информации, таких как CNN или New York Times, на предмет неточностей или недостоверной информации, то мы без сомнения увидим, что их число неизмеримо ниже, чем число неточностей и искажений фактов, которые позволяет себе в своих заявлениях администрация Трампа. Причем президент и его окружение нередко публично приводят легко опровергаемые данные и факты. Как, например, о количестве людей, наблюдавших за инаугурацией Дональда Трампа, или его утверждения, что он набрал наибольшее количество голосов выборщиков в истории президентских выборов. Это одна из причин, по которой пресса активно атакует президента. Никто не спорит с тем, что у американских СМИ как институции есть немало недостатков. Достаточно включить любой новостной телеканал, чтобы убедиться в этом. Там встречается немало нелепостей и глупостей. Например, на СNN только что был показан сюжет об убийстве Ким Чен Нама, брата северокорейского диктатора под заголовком "Ыножиданная смерть". Это не только свидетельство отсутствия вкуса, это просто глупо, во-первых, потому что в заголовке идет речь о другом человеке, во-вторых, потому что подробностей этой истории в тот момент не было. Но, на мой взгляд, президент стал объектом резко негативного внимания прессы прежде всего потому, что он безостановочно делает заявления, комментирует самые разные события, постоянно атакует СМИ. И эта так называемая война с прессой находится в центре внимания не из-за желания прессы, а потому что президент говорит об этом.

    – Ричард Никсон, который в личных разговорах называл журналистов своими врагами, как-то сказал: с прессой невозможно спорить, потому что за ней всегда остается последнее слово. Довольно двусмысленный вывод. Согласны с ним?


    78DBBA3A-6A61-4AB7-ABE0-E9D1523F5960_w650_r0_s.jpg
    – Никсон был неправ относительно многих вещей. Никсон потерпел поражение в битве с прессой, потому что в распоряжении журналистов оказалась информация, которая могла послужить основанием для импичмента президента Никсона. История Уотергейтского скандала – это не история преследования прессой президента. Это история профессионального внимания журналистов газеты The Washington Post к сюжету, который, по их мнению, имел большое значение для общества, поскольку представлял собой вопиющий пример злоупотребления властью президентом. Репортеры добыли неопровержимые улики незаконных действий президента, который был вынужден уйти в отставку, в противном случае он был бы подвергнут импичменту. В том, что касается всесилия прессы, я не верю в это, и я убежден, что большинство репортеров не верят в это.

    – Что, если попытаться предположить, какими могут быть последствия этого противостояния, как оно может развиваться?

    – Одна из вещей, вызывающая у меня наибольшую тревогу, заключается в том, что мы оказались в ситуации, когда гигантская прослойка американцев не верит в объективность информации, циркулирующей в новостном пространстве. В последнее время в общественном обиходе укрепилось понятие "фальшивые новости", о которых мы с вами почти не говорили. Не столь давно люди соглашались с тем, что существуют объективные факты и их можно подтвердить. Ныне многие отказывают принимать информацию как факт, даже если ее можно подтвердить. Если в самом деле результаты профессиональной работы журналистов, аналитиков, репортеров в конце концов будут отвергаться их аудиторией, то создастся очень нездоровая и нестабильная обстановка.

    – На возможность такого поворота событий указывает невероятно низкий уровень доверия американцев к прессе. Всего 32 процента, согласно институту Гэллапа, верят прессе. Согласно расхожей шутке, работа репортера сродни работе продавца подержанных автомобилей. Но сейчас и эта оценка звучит как комплимент в отношении прессы.

    – Именно это я имею в виду, говоря о нездоровой ситуации. Если гигантский процент населения не доверяет СМИ, цель которых донести проверенную информацию до людей, то эти люди, скорее всего, попытаются обратиться к первоисточнику, то есть они обратятся к социальным сетям, к твиттеру, а это именно то пространство, где производятся фальшивки. Нам требуются журналисты, чтобы просеять этот поток информации, и аудитория, готовая воспринять результаты их работы. К сожалению, пресса не воспринимается большинством американцев как институт, соответствующий этой роли. Возможно, отчасти в этом вина самих журналистов.

    – Вы явно не согласны с теми, кто упрекает американскую прессу в ангажированности, в том, что большая часть американских СМИ действует, исходя из определенных идеологических установок, на что, кстати, указывают и результаты опроса: недовольство прессой наиболее сильно среди республиканцев. Как вы объясняете в таком случае причину этого скептичного отношения к журналистам со стороны большинства?

    – Среди прочего, как недавно пожаловался один известный репортер, журналисты в силу свойств профессии не вызывают большой симпатии со стороны объектов своего интереса. Нередко для того, чтобы добраться до сути происходящего, они вынуждены действовать агрессивно, они вынуждены задавать неприятные вопросы, они ведут себя невежливо, требуя ответы на вопросы, на которые им не хотят отвечать. К этому добавим шумные истории, связанные с разоблачением неверной информации в сообщениях прессы. Но самое главное, возможно, заключается в том, что в новостном пространстве доминируют круглосуточные новостные телеканалы, которые в борьбе за аудиторию превратились в средства выражения мнений, – говорит Роберт Томпсон

    – Дэвид Саттер, как на ваше ухо звучит заявление президента о том, что пресса – враг народа?

    – Это звучит очень глупо, – говорит Дэвид Саттер. – Ричард Никсон имел список врагов, там было очень много журналистов в этом списке. Поэтому эмоции, которые сейчас показывает Трамп, знакомы, он не первый, кто так реагировал на прессу. Даже президент Кеннеди, который в принципе имел довольно хорошие отношения с журналистами, мог тоже иногда выступать против отрицательного освещения его деятельности в прессе. Что касается ситуации в Америке сейчас, на самом деле Трамп ведет себя очень вызывающе, он безответственен в высказываниях, он говорит много вещей, которые неточные или вообще неправильные и неправдивые. Он не контролирует себя, он говорит как обычный гражданин, который сидит в каком-то баре и спорит с соседом. Это совершенно неприемлемое поведение для главы государства. Одновременно наша пресса, частично из-за реакции на Трампа, частично от неприязни к нему, оставила нормальные журналистские стандарты, и порой во время кампании она даже была похожа на русские средства массовой информации, которые были подкуплены Ельциным, хотя во многих случаях не было никакой необходимости их покупать, они сами были готовы быть пропагандистами в 1996 году. Последствия этих выборов до их пор Россия ощущает. Что касается сегодняшней ситуации, у нас на самом деле нездоровая динамика. Потому что Трамп реагирует неадекватно на поведение прессы, которая уже переформировалась если не во врага, то все-таки в его оппонента. Это, строго говоря, не роль средств массовой информации, их роль – это просто осветить события объективно.

    – Дэвид, о роли прессы мы еще поговорим, но прежде хочу спросить, как вы относитесь к небывалым публичным претензиям Белого дома к прессе? Президент Трамп отмахивался от CNN как от источника фальшивых новостей, а глава его администрации Рейнс Прибус призвал СМИ воздержаться от использования информации, полученной от анонимных источников, которые ссылаются на другие анонимные источники. Есть в этих претензиях основания, с вашей точки зрения?

    D33B01C0-8089-4540-B04F-9E1DB907C674_w650_r0_s.jpg


    Сайт BuzzFeed oпубликовал так называемое досье на Дональда Трампа

    – Есть. Например, сейчас пресса, которая фактически не способна оценить русские дела, взялась быть специалистом по поведению русских. Возьмем известное досье Трампа, где его так называемые сексуальные отклонения были очень подробно описаны, был целый ряд серьезных обвинений в его адрес. Это досье для человека, который хоть немножко знает о России, очень неубедительно. Там целый набор клише из ФСБ, там приемы, которые всегда используют, чтобы дезинформировать так называемых американских реалистов. Там очень много мнений, которые убедительны для американцев, которые предполагают, что процесс в России соответствует во всех отношениях процессу, который происходит у нас, в Америке.

    – То есть, с вашей точки зрения, это явная фальшивка?

    – Это явная фальшивка, по-моему. Но самое главное, я могу здесь ошибиться, и любой может ошибиться, самое главное не в этом, главное – неумение это оценить и неумение на это реагировать критично, но большое желание это опубликовать и распространить. Это очень плохая комбинация.

    – Дэвид, у вас большой опыт работы в американской журналистике, скажем, в 70–80-е годы пресса работала по-другому?

    – Я не видел раньше такого азарта, чтобы дискредитировать, даже если мы говорим о заголовках, они используют слова, которые не описывают ситуацию, но, наоборот, уже оценивают. Это происходит широко сейчас, как будто бы мы в сопротивлении, и это Вторая мировая война, мы призываем людей к драматичным действиям.

    – Дэвид, вы как-то очень скептично относитесь к деятельности наших коллег в американских средствах информации, но нужно признать, что не будь повышенного внимания прессы к фигуре Майкла Флинна, то история его разговора с российским послом не всплыла бы, и он, скорее всего, оставался на ключевой должности в кабинете Трампа?

    – Трудно сказать. Мы не знаем всех подробностей об этих разговорах. Эта ситуация возникла только потому, что в нынешней атмосфере люди просто охотились на Флинна. Я не говорю, что он такой идеальный человек, видимо, он был очень наивным, его представление о России было опасно поверхностное. Но как они с ним обошлись – это просто несправедливо. В чем его ложь? Его ложь состояла в том, что он сказал, что мы не обсуждали санкции, а на самом деле он обсудил их с российским послом. Это не является какой-то криминальной ложью, может быть, он не хотел, чтобы люди понимали сущность всего, что они обсудили, потому что у него были дальнейшие планы.

    Но этот разговор все-таки не состоялся в вакууме. Кто еще из ближайших советников американского президента всего за год до назначения на этот пост сидел за столом рядом с Владимиром Путиным, празднуя годовщину кремлевского пропагандистского телеканала?


    0A3F638B-F3DE-4B12-80A9-76C3A6DDE471_w650_r0_s.jpg
    – Естественно, это важно, что мы выяснили, особенно сейчас, какие были его отношения российскими властями. Этим сейчас занимается ФБР, ЦРУ, американский Конгресс. Ускорить этот процесс с помощью анонимных утечек нет острой необходимости. Самое главное, что в разгар поиска компрометирующей информации наша пресса теряет стандарты, журналисты занимаются информацией, которую они не в состоянии оценить, и они не понимают, что их цель, их ответственность – это просто установить истину и не губить президентство Трампа. Я должен добавить к этому, что Трамп делает очень много, чтобы оправдывать и провоцировать эту реакцию.

    – Существует много мнений по поводу журналистики. Вы в нашем разговоре постоянно повторяете, что роль журналистики это представлять информацию, представлять новости, по возможности объективные и незамутненные личным отношением к этому вопросу. Но ведь существуют мнения людей не менее весомых, которые говорят, что пресса должна быть оппонентом власти. Вы отнимаете у прессы роль оппонента власти, атакующего пса демократии?

    – Если пресса ищет правду и понимает свою роль, как установление правды, она автоматически в определенном смысле становится оппонентом действующей власти. Потому что любое правительство будет иметь какие-то вопросы, где все-таки полная правда будет неудобна. В нормальной демократической стране это противоборство не будет принимать такие экстремальные формы, как мы сейчас видим в отношениях между Трампом и американской прессой. Они решили, что Трамп – это их враг, они должны на него напасть. И он использует это, чтобы, наоборот, консолидировать его электорат, который не доверяет прессе. Поэтому у нас ситуация, где один провоцирует другого. И это очень нездоровая ситуация для прессы и для Трампа, для президентства. С моей точки зрения, обе стороны должны немножко поразмышлять над их ситуацией. Наша пресса должна понимать, что этот азарт, с которым они охотятся за Трампом, будет работать против них. Они могут создать ситуацию, где люди совершенно перестанут их слушать. Другое дело, что Трамп должен понимать, что это не шутка, его желание провоцировать эту реакцию, использовать это политически – это опасно для страны.

    Любопытно, что только что в газете "Вашингтон пост", которая первой опубликовала информацию о подробностях разговора Майкла Флинна с Сергеем Кисляком, ее обозреватель Крис Силиза пишет, что американская пресса упивается собой, превращая свое противостояние с Трампом в основной новостной сюжет последнего времени, в то время как существует немало других важных тем.

    – Не должны они изображать себя как герои, которые сопротивляются нарастающему фашизму, которого нет. Журналисты делают себя очень уязвимыми, потому что люди просто перестанут им доверять, перестанут доверять их информации. Они могут войти в ситуацию, где они работают на Трампа, потому что будут ошибки, уже есть ошибки, уже есть информация не точная, уже есть анонимные, иногда ненадежные источники. Трамп может просто организовать людей против прессы. Потом что будет?

    Уже, согласно опросам института Гэллапа, одобрение прессы всего лишь 30 с небольшим процентов.

    – Видите, это может снижаться. Поэтому пресса должна очень серьезно думать и просто понимать, что Трамп, несмотря на его проблемы и недостатки, все-таки это не Гитлер и это не фашист. Это американский политик, это бизнесмен, который не очень опытен, который говорит очень безответственно, но это человек, который имеет программу, которую можно оценить трезво, и можно противостоять не с истерикой, но с нормальными аргументами, с фактами и без цели утопить его президентство. Потому что те, которые его поддерживают, не будут реагировать на это положительно, он будет это использовать, чтобы консолидировать его позицию именно с этим электоратом. Раскол в обществе будет глубже и более непримиримым.

    Дэвид, президент Никсон в свое время сетовал, что с прессой невозможно спорить, ибо за ней в любом случае останется последнее слово. Как вы думаете, остается этот вывод единственного американского президента, ушедшего в отставку, актуальным? Пресса возьмет верх в противостоянии с президентом?

    – Сейчас ситуация немножко изменилась. Потому что сейчас мы живем в эпоху интернета, у нас есть социальные сети, сейчас зависимость президента от прессы не такая, как это было. Администрация активно ищет способы контактировать с населением, обходя традиционные газеты, средства массовой информации. Это еще одна причина, почему пресса должна строго соблюдать журналистскую этику и стараться все-таки представить аудитории, которой является население Америки, объективно, критично, безусловно, но информацию, которая все-таки основана на фактах и на надежных источниках, предпочтительно тех, которые готовы говорить открыто и идентифицировать себя.

    Источник
  13. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

  14. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

    tn3_0_50141900_1487803461_img.png

    Смеяться нельзя бояться

    За последние шесть месяцев политическая сатира стала самым востребованным жанром в американских СМИ. Анекдоты, карикатуры, пародии, импровизации и розыгрыши над политиками набирают едва ли не большую аудиторию зрителей/читателей, чем новости и аналитические материалы.

    96_tn.jpg

    Аудитория популярного шоу Saturday Night Live, где президента Трампа исполняет Алек Болдуин, а пресс-секретаря Спайсера - Мелисса Маккарти, выросла до 10.6 млн., что является абсолютным рекордом за 22 последних года. Комедийно-политическое шоу Стивена Колберта впервые за три года превзошло по количеству зрителей развлекательное шоу Джимми Фэллона.

    Раскрыть Спойлер
    Спрос на политическую сатиру в обществе всегда приходит с неопределённостью. Люди не знают, чего ждать от политиков или опасаются необдуманных действий руководства страны, что рано или поздно приводит к естественной защитной реакции - смеху.

    Также сатира является мощнейшим оружием в борьбе с любым диктаторским режимом. Ничто так не раздражает властных деспотов, как народный смех. При этом сатира не приемлет банальных оскорблений. Она всегда содержит в себе большую долю язвительной правды, которая попадает в самое сердце диктатора.

    Лучшим примером сатиры во всей человеческой истории, на мой взгляд, является фильм Чарли Чаплина “Диктатор” (The Great Dictator, 1940), в котором он представил Гитлера ничтожным идиотом.

    По легенде, фюрер посмотрел фильм трижды и каждый раз приходил в такое психопатическое бешенство, что рвал на себе волосы. К моменту первого просмотра он захватил почти всю Европу и уничтожил всю оппозицию, но именно Чаплин с “Диктатором” вызвали в нём лютый первобытный гнев, а гнев, как известно, часто является стыдом, обращённым внутрь.

    Политическая сатира имеет одну удивительную особенность: чем больше на неё обращает внимание объект насмешки, тем сильнее она становится. Её можно победить либо равнодушием, либо здоровым смехом. Об этом, кстати, наши уважаемые читатели говорили несколько номеров назад на интернет-сайте “РБ”.

    8706f2ad33ad0299_anigif_original-7957-1456078122-8.gif


    Нынешний расцвет сатиры, естественно, произошёл благодаря Дональду Трампу, который не понимает, что в здоровом американском обществе политическая сатира не менее важна, чем Конституция. Если в стране нет сатиры, то на её место приходит культ личности.
    Примеров - масса: Иран, Туркменистан, Россия, Северная Корея и т. п.


    Трампу необходимо знать, что своему появлению в Америке политическая сатира обязана отцу-основателю Бенджамину Франклину, который обладал великолепным чувством юмора и всегда спускал на землю своих оппонентов тонкими язвительными шутками. В своих трудах он писал, что сатира является самым простым и доступным способом общения с любой властью. Она дисциплинирует власть имущих, проверяет на прочность их нервы и отображает свободу слова, закреплённую в Конституции.

    Некоторые исследователи считают, что Франклин считал сатиру хорошей альтернативой любви, уважению и преклонению народа перед любым руководством. Уже в XVIII веке величайший американский деятель понимал важность сатиры для социально-экономической среды. Там, где можно смеяться над президентом и министрами - можно молиться, работать, учиться -жить.

    96_tn.jpg

    По глубокому убеждению Франклина, сатира никогда не должна подвергаться цензуре. Слишком мягкая или слишком грубая сатира не будет востребована обществом. Народ всегда сам улавливает ту самую грань, где политический юмор достигает своего пика.

    Эта идея хорошо реализовалась в американских СМИ в XIX веке, когда в массовом порядке начали появляться политические карикатуры, памфлеты, а также разговорный юмористический жанр (предвестник современных камеди-клабов).

    Сатира прочно проникла в бродячие цирки, где за несколько центов можно было узнать “пару-тройку непристойностей” о Джеймсе Монро или Джоне Адамсе (пятый и шестой президенты США).

    Политическая сатира в США всегда была феноменом для иммигрантов из стран с диктаторским режимом. Поначалу они не могли понять, почему американцы не боятся своих президентов и так часто над ними потешаются. Только спустя некоторое время такие иммигранты понимали, что сатира и есть наивысшая степень народного доверия. Именно через политический юмор американцы дают знать президенту, что их устраивает, а что не устраивает в государственной политике. Поэтому самые умные президенты США всегда тонко прислушивались к сатирическим издёвкам. Именно в эти моменты они были едины с народом.

    Из всех американских сатириков XIX века особо необходимо выделить Марка Твена и Амброза Бирса. Блестящие знатоки психологии и слова, они умели высмеять политиков даже не упоминая их имён. При этом если Твена можно отнести к школе интеллектуальной сатиры, то Бирс добавил в политический юмор изрядную долю цинизма, что вывело его на принципиально иной уровень. Если бы эти два сатирика жили сегодня, то Трамп, вероятно, сошёл бы с ума от их издевательских шуток.

    Развитие телевидения в XX веке сделало жанр политической сатиры общедоступным. С 60-х годов в Америке сформировался социальный слой (по разным оценкам - от 5% до 15% населения), который интересуется делами президента только по сатирическим передачам, памфлетам и карикатурам. Для таких людей изображающий Трампа актёр Алек Болдуин говорит гораздо больше, чем сам президент Дональд Трамп со своим Twitter-аккаунтом.

    На рубеже XX и XXI веков политическая сатира ушла ещё и в интернет. Она реализовалась в смешных картинках, коллажах, роликах и мемах. Политкорректность исчезла полностью и сегодня ни один суд не возьмёт на себя смелость возбудить уголовное дело за сатирическое произведение, которое одновременно является дискриминационным, призывающим к ненависти и т. п. В здоровом обществе такое произведение просто не будет востребовано.

    Как я уже отметил, для каждого президента США сатира всегда являлась тестом на прочность. В этом плане лучше всех держал удар республиканец Рональд Рейган (1981 - 1989). Он не только регулярно принимал участие в самых “опасных” политических шоу, но и сам являлся великолепным сатириком. Когда над Рейганом подшучивали в прямом эфире или во время встречи с народом - он искренне смеялся, а потом рассказывал какую-нибудь историю из своей прошлой актёрской жизни или советский анекдот, которые бережно коллекционировал много лет.

    Американцы не зря считают Рейгана одним из лучших президентов США. Его высокий рейтинг обусловлен не только длинным списком важных законов, но и чувством юмора, харизмой, рассудительностью и скромностью. Именно так должен вести себя президент величайшей страны на планете.

    Что касается Трампа, то его отношение к политической сатире мы видим уже на протяжении целого года. СМИ над ними тонко издеваются, смакуя каждую деталь трамповского характера, поведения и психологии, а он злится и грубит журналистам. Трамп даже не понимает, что его враждебная реакция - лучший хворост для сатирического огня. Чем больше Дональд пытается “заткнуть” СМИ, тем задорнее и разнообразнее становится журналистский юмор. Яркое тому подтверждение - зашкаливающие рейтинги сатирических шоу.

    Напоследок советую читателям “РБ” чаще смотреть юмористическо-политические шоу, которых в нашей стране предостаточно.

    В моём личном рейтинге первое место занимает Saturday Night Live (NBC), где под сатирический пресс бросаются все - от Трампа до Путина.

    На втором месте - неподражаемый Стивен Колберт и его The Late Show with Stephen Colbert (CBS). Интеллект этого юмориста поражает. Не зря журнал Time дважды включал его в список 100 самых влиятельных людей мира.

    Джон Стюарт в этом году отмечает 30-летие своей сатирической деятельности. Он много появляется в различных передачах и много гастролирует по Америке. С 1987 года все президенты опасались Стюарта. Он начал потешаться ещё над Рейганом, а потом прошёлся ещё по пяти президентам. Главы государства меняются, а Стюарт остаётся таким же критичным как к республиканцам, так и к демократам.

    Билл Марр на своём шоу Real Time with Bill Maher (HBO) также никого не боится. Этот человек мне нравится тем, что даже если серьёзной причины уколоть президента вроде как нет, он её обязательно найдёт. Гений сарказма и чёрного юмора.

    Также великолепным сатириком является Джон Оливер с авторским шоу Week Tonight with John Oliver (HBO). Если вы устали от новостей, то узнавайте их в интерпретации Оливера. Гарантирую, что будет очень смешно.

    Напоследок советую всем читателям “РБ” меньше переживать за Трампа, Конгресс, демократов и республиканцев. Меньше разговаривайте на политические темы с родственниками, друзьями и коллегами. Меньше следите за Twitter-аккаунтом 45-го президента. Помните фундаментальное правило: пока в Соединённых Штатах существует политическая сатира - с вами будет всё в порядке. Сатира не сможет спасти весь мир, но Америку она спасала многократно.


    Евгений Новицкий
  15. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

  16. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

    В Конгрессе призвали отстранить Сешнса от "российского расследования"

    02 Март 2017
    [​IMG]
    Джефф Сешнс


    • Несколько республиканцев в Конгрессе США призвали генерального прокурора Джеффа Сешнса взять самоотвод от расследования предполагаемого вмешательства России в президентские выборы в США, после того как выяснилось, что в прошлом году он встречался с послом России Сергеем Кисляком, но не раскрыл этих контактов на слушаниях в Сенате.

      Сведения о том, что Сешнс, ставший высшим должностным лицом в правоохранительной системе США, встречался с российским послом, вновь вызвали к жизни вопросы о предполагаемых связях между сподвижниками Дональда Трампа и Российской Федерацией.

      [​IMG]
      Посол России Сергей Кисляк прибыл на выступление Дональда Трампа 28 февраля перед Сенатом и Палатой представителей


      Как сообщает Reuters, лидеры демократов в Конгрессе потребовали отставки Сешнса, который был близким советником Трампа во время его избирательной кампании, а также потребовали назначения независимого, беспристрастного специального прокурора, у которого нет отношения к администрации Трампа, для расследования роли России в президентской кампании в США.

      Лидер демократов в Палате представителей Нэнси Пелоси обвинила Сешнса во лжи под присягой во время слушаний по его утверждению Сенатом. Лидер демократов в Сенате Чак Шумер обвинил Сешнса в том, что он ввел Конгресс в заблуждение в отношении его контактов с послом России в США Сергеем Кисляком.

      Сешнс, бывший сенатор США, принял посла России в своем кабинете в сентябре, сообщает Washington Post. Другая встреча была в июле на мероприятии Heritage Foundation, в котором приняли участие около 50 послов, во время Национального съезда Республиканской партии. Сам Сешнс не отрицает, что встречался с послом, но утверждает, что не обсуждал с ним предвыборную кампанию, и именно об этом и говорил на слушаниях. Представители администрации Трампа также указывают, что не видят в его действиях никаких нарушений.
    • источник
  17. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

    Генпрокурор США взял самоотвод от расследования вмешательства России

    2 часа назад
    [​IMG]
    Джефф Сешнс



    • Министр юстиции и генпрокурор США Джефф Сешнс взял самоотвод от расследования возможного вмешательства России в избирательную кампанию в США. Об этом Сешнс заявил на пресс-конференции в четверг.

      Сешнс заявил, что изучил все документы и инструкции, связанные с такого рода расследованиями и принял решение, что не будет участвовать в расследовании обстоятельств избирательной кампании, в которой он сам участвовал (как советник Дональда Трампа). Он также заявил, что готов ответить на все дополнительные вопросы Сенатского комитета по юридическим вопросам.

      Сешнс оказался в центре скандала после того, как стало известно, что он встречался с послом России в США - хотя на слушаниях в сенатском комитете он утверждал, что не встречался с представителями России. Сешнс сказал, что его ответ на вопрос о контактах с представителями России на слушаниях в сенатском комитете был абсолютно честным, поскольку он понял вопрос так, что речь идет о "постоянных контактах" с российскими представителями и обсуждении с ними предвыборной кампании.

      Он подтвердил, что имел две встречи с послом России, одна из которых была очень короткой. Вторая проходила в его кабинете в Сенате в присутствии двух помощников, которые являются полковниками в отставке. По словам Сешнса, в ходе этой встречи обсуждались вопросы терроризма и поездок религиозных групп, а также положение на Украине, при этом "обсуждение приняло несколько напряженный характер".
    • источник
  18. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

    В ожидании чуда
    02 Март 2017
    [​IMG]


    • Курсы акций на Уолл-стрит взлетели в среду почти на полтора процента до рекордного уровня. Это был ответ инвесторов на выступление президента Дональда Трампа в Конгрессе США во вторник, в котором президент предложил и несколько мер экономического стимулирования. Избрание Трампа президентом вызвало редкий всплеск энтузиазма на Уолл-стрит относительно экономических перспектив США. Могут ли Соединенные Штаты стоять на пороге нового экономического бума?

      Почти четыре месяца, прошедшие со дня избрания Дональда Трампа президентом США, время, наполненное многочисленными протестами противников самых разных аспектов политики нового президента, оказались на редкость благоприятными для тех американцев, кто инвестирует в акции американских компаний. Рыночные индексы за это время поднялись почти на 15 процентов. Показатель Dow Jones одолел очередную тысячу пунктов менее чем за пять недель – это самый быстрый подъем в истории Уолл-стрит.

      Многие из идей Дональда Трампа противоречат установкам свободного рынка
      Так называемый "бум Трампа" на финансовых рынках, начавшийся вскоре после победы Дональда Трампа на выборах, затянулся дольше, чем предрекали многие аналитики. Они считали, что понятный энтузиазм инвесторов, истосковавшихся за восемь лет президентства Обамы по президенту, который возьмет прорыночный экономический курс, вскоре развеется, как мираж, потому что многие из идей Дональда Трампа противоречат установкам свободного рынка, как, например, возведение барьеров на пути импорта.

      Однако выступление Дональда Трампа в Конгрессе во вторник вселило новые надежды. "Рынки пробудились на следующее утро с верой в способность Трампа осуществить его выгодные для бизнеса экономические планы", – говорит в интервью газете The Wall Street Journal Том Райт, сотрудник финансовой фирмы JMP Securitites.

      Эти надежды на решительные перемены к лучшему в экономической обстановке в Соединенных Штатах могут быть обоснованы, считает профессор экономики, сотрудник Гуверовского института в Калифорнии Михаил Бернштам:

      Это республиканское троецарствие позволит повысить экономический рост
      – Биржевые котировки реагируют на предполагаемое будущее американской экономики. И инвесторы, по-видимому, предполагают, что ускорится экономический рост. Нужно иметь в виду, что не только речь идет о новой администрации Трампа, речь идет о троецарствии, потому что кроме республиканского правительства имеется сильный активистский республиканский Конгресс: Палата представителей и сильный активистский республиканский Сенат. Если администрация и Конгресс договорятся, то они смогут провести налоговую реформу, крупную дерегуляцию, изменить систему медицинского страхования, провести реформы финансовой системы, принять новые меры в области энергетики.

      Вот это республиканское троецарствие позволит повысить экономический рост. На это рассчитывают участники рынка, поэтому растут рыночные котировки. Самое главное, на мой взгляд, что отражается на этих взглядах, – это налоговая реформа. Ожидается, что ставки корпоративных налогов упадут в среднем до 20 процентов, практически вдвое. Соответственно, прежде всего институциональные инвесторы ожидают, что у корпораций, акции которых торгуются на бирже, будут более высокие прибыли, что автоматически поднимает ценность этих акций. Второе, очень важное, – это дерегуляция. Дерегуляция в области природопользования затрагивает все отрасли промышленности и, соответственно, благоприятно отражается на рыночных ожиданиях.

      Ожидать бурного экономического роста, подобного тому, что произошел в 80-е годы, все-таки не приходится
      – Президент Трамп прогнозирует в своей речи зарю нового американского процветания, возвращение заводов в Америку, взрывное создание новых рабочих мест, рост благосостояния – иными словами, нечто подобное тому, что США испытывали в годы рейгановского экономического чуда. Возможно новое американское чудо, как вы считаете?

      – Потенциал американской экономики колоссальный, и ускорение экономического роста возможно. Но ожидать бурного экономического роста, подобного тому, что произошел в 80-е годы, все-таки не приходится. Колоссальный рост 80-х годов совпал с бурным технологическим прогрессом, с множеством факторов, связанных с освобождением финансовых рынков. Но сейчас даже сравнительно небольшая добавка к экономическому росту – скажем, один-полтора процента в год – уже решила бы в большой степени американские экономические проблемы. Но нужна очень серьезная дерегуляция трудовых рынков, в этом плане пока прогресса не предвидится.

      Политика центрального банка на подъем кредитных ставок приведет к значительному оздоровлению экономики
      Еще очень важна и для финансовых рынков, и для будущего американской экономики политика Федеральной резервной системы. Она имеет столь же большое значение, как политика администрации и Конгресса. Сейчас впервые за много лет инфляция поднялась до уровня, который ожидался Федеральной резервной системой, то есть до двух процентов в год. Это позволит поднять учетные ставки и в свою очередь оживить и освободить рыночный кредит. А это самое главное условия для развития малого и среднего бизнеса. Политика центрального банка на подъем кредитных ставок приведет к значительному оздоровлению экономики, это будет чрезвычайно важный фактор.

      – Словом, чуда не будет, но вы сейчас испытываете больший оптимизм по поводу американских перспектив?

      – Сами последние экономические данные говорят нам о том, что ожидается ускорение экономического роста. Но чуда я не ожидаю. ​
    • источник
  19. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел

  20. Онлайн
    Лакшми

    Лакшми Дятел